×

Вся королевская грязь

Почему саудовский принц Мухаммад ибн Салман обречён воевать со всем миром? 
+

Мировые эксперты предсказывают новый виток нефтяной войны России и Саудовской Аравии: как только цена нефти вырастет до уровня 50–55 долларов за баррель, так боевые действия за мировые рынки возобновятся с новой силой. По той простой причине, что саудиты не могут не воевать – в силу исторических особенностей прихода к власти нынешнего наследного принца Мухаммада ибн Салмана, который сегодня де-факто является лидером Саудовской Аравии.

Однако, чтобы понять эти исторические особенности, нам нужно обратиться к самому началу появления этого государства на политической карте мира.

* * *

Саудовская Аравия возникла в 1932 году, когда эмир кочевого племени «Неджд» Абдул-Азиз ибн Абдуррахман ибн Фейсал Аль Сауд закончил войны за объединение бывших провинций Османской империи, населённых кочевниками-бедуинами. Новому государству он дал своё родовое имя – вернее, имя своего прапрадеда, который в XVIII веке был сподвижником шейха Мухаммада ибн Абд-аль-Ваххаба, устроившего первую резню между мусульманами за чистоту ислама и ставшего родоначальником ваххабизма.

Абдул-Азиз стал и первым королём Саудовской Аравии. Правил он 22 года и за это время оставил 45 законных сыновей от десятка жён – неисчерпаемый кадровый резерв для монархии.

Собственно, сыновья Абдул-Азиза правят Саудовской Аравией и по сей день.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Абдул-Азиз ибн Абдуррахман ибн Фейсал Аль Сауд. Фото: Wikimedia Commons

* * *

Ещё один принципиальный момент для понимания истории Саудовской Аравии – 1982 год. В тот год умер король Халид, четвёртый по счёту король и пятый по старшинству сын короля Абдул-Азиза, и престол занял Фахд – восьмой по старшинству сын Абдул-Азиза. (Дело в том, что шестой по счёту сын принц Насер ещё в 1951 году организовал вечеринку в Эр-Рияде, на которой от отравления алкоголем скончался седьмой по счету принц Мансур, после чего имя Насера было с позором вычеркнуто из всех списков наследников.)

А вот Фахд в списках наследников занимал особое место: он был сыном самой любимой и самой влиятельной супруги короля Абдул-Азиза – Хассы бинт Ахмад ас-Судайри из богатого и могущественного клана ас-Судайри, который контролирует сразу несколько богатых нефтеносных провинций страны. Кстати, мать самого Абдул-Азиза тоже была из рода ас-Судайри.

Хасса родила королю Абдул-Азизу семерых сыновей, которые создали свой собственный клан «Семь Судайри». Братья не подсиживали друг друга, но предпочитали держаться вместе и добиваться поставленных целей сообща.

Согласно этому документу, король теперь получал право назначать наследных принцев по своему выбору, игнорируя права более старших принцев

Именно стараниями короля Фадха в 1992 году была принята Конституция Королевства под названием Основной низам правления Саудовской Аравии. Согласно этому документу, король теперь получал право назначать наследных принцев по своему выбору, игнорируя права более старших принцев. Закон вызвал в августейшей семье бурю негодования: все остальные принцы вполне справедливо посчитали, что этим законом Фахд обеспечивает приход к власти членов клана ас-Судайри.

Так оно и вышло. Сегодня именно в руках членов семейства ас-Судайри сосредоточены все рычаги власти монархии.

* * *

23 января 2015 года король Абдалла скончался, и новым хозяином Саудовской Аравии стал принц Салман – бывший министр обороны страны и очередной представитель клана ас-Судайри.

Причём многие аристократы отметили, что Салман в борьбе за трон опередил даже своего родного старшего брата Турку. По одной версии, за удалением Турку из списка наследников стоял сам король Абдалла, недовольный слишком уж «либеральными» высказываниями принца, обвинившего своих высокопоставленных родственников в поддержке террористов и религиозных фанатиков:

– Вы забыли, чем кончаются подобные игры?! Бегите из страны, пока вам не отрезали головы, бегите, пока у нас достаточно денег, чтобы мы могли вывезти наши семьи и жить где угодно в мире…

 Медиапроект s-t-o-l.com

Мухаммед ибн Салман Аль Сауд, наследный принц Саудовской Аравии. Фото: kremlin.ru

Сразу же после коронации было объявлено и имя наследника престола – это важно для стабильности монархии. И, к немалому удивлению многих придворных, король Салман назначил не своих братьев из клана ас-Судайри, но сводного брата – принца Мукрина, самого младшего из ныне здравствующих сыновей первого короля Абдул-Азиза. Больше других были удивлены другие сыновья Абдул-Азиза – всё ещё здравствующие принцы первого поколения (Мишааль, Абдул-Иллах, Абдул-Маджид, Мамдух и другие), которые уже смирились с тем, что никогда не дождутся своей очереди на трон, а принцы клана Судайри ни за что не выпустят власть из своих рук.

Однако дальнейшие события были ещё более неожиданными.

Ровно через три месяца король Салман отправил наследника Мукрина в отставку – разумеется, «по состоянию здоровья».

Новым кронпринцем был назначен Мухаммад ибн Наиф – внук первого короля Абдул-Азиза, то есть впервые на власть в королевстве претендовал представитель второго поколения принцев. Впрочем, куда большее значение имела репутация самого принца Мухаммада: для саудовской аристократии это был самый страшный человек, который расправился с «молодыми принцами», вожаками единственной реальной оппозиции в стране.

* * *

У основателя Саудовской Аравии было 45 сыновей, и каждый из принцев в свою очередь по части плодовитости стремился походить на своего отца. Например, покойный король Абдалла был женат более 30 раз, он воспитал 15 сыновей и 20 дочерей. Всё это привело к тому, что сегодня семья Аль-Саудов насчитывает около 25 тысяч человек «королевской крови». И свыше 700 принцев, занимающих различные места в списках престолонаследия.

Королевская семья уже давно превратилась в тяжёлую обузу для Саудовской Аравии: никаких нефтедолларов не хватит, чтобы обеспечить всех принцев верблюдами, золотыми часами «Ролекс» и спортивными «Ламборгини». К тому же каждому принцу мало швыряться деньгами, каждому из августейших отпрысков нужно найти престижную и влиятельную должность, чтобы все они чувствовали себя при деле.

Сегодня именно представителям второго поколения принцев принадлежат рычаги реального управления страной

Понятно, что многих членов «королевской семьи» такая жизнь на всём готовом полностью устраивает, но в то же время среди принцев есть и недовольные. Это, как правило, представители второго поколения Саудов,  то есть внуки первого короля Аравии, которые прекрасно понимают, что у них нет ни единого шанса дождаться своей очереди на престол. Хотя сегодня именно представителям второго поколения принцев принадлежат рычаги реального управления страной: многие из них являются губернаторами провинций, возглавляют вооружённые силы, спецслужбы, ведут бизнес. В то же время они прекрасно понимают, что их знания и опыт не играют в карьерном росте никакой роли. Значение имеет лишь лояльность королю, который одним росчерком пера может лишить и должности, и имущества, и веса в обществе. Поэтому неудивительно, что внутри королевской семьи сложилась фрондёрская группа «молодых принцев», выступающих за либеральные реформы и ограничение абсолютной монархии.

Первым лидером «молодёжи» был принц Таляль – двадцатый по счёту сын короля Абдул-Азиза, у которого как раз и были все шансы занять престол. Но в оппозиционеры принц Таляль пошёл не от хорошей жизни: ещё в правительстве второго короля Сауда он занимал пост министра финансов. После военного переворота, когда короля Сауда сместил его младший брат Фейсал, принц Таляль некоторое время скрывался в Европе. После смерти короля Фейсала он вернулся в Эр-Рияд, снискав в глазах родственников репутацию «западника». Так что, когда покойный король Абдалла в соответствии с очерёдностью назначил принца Таляля своим наследником, в среде родственников – прежде всего консерваторов и приверженцев ваххабитского ислама – поднялась буря негодования.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Таляль ибн Абдул-Азиз Аль Сауд отличался в своей династии либеральными убеждениями. Фото: Wikimedia Commons

В итоге король Абдалла сдался и под давлением клана ас-Судайри отправил принца Таляля в отставку, а новым кронпринцем стал 78-летний принц Наифа, который много лет работал министром внутренних дел страны. А его сын Мухаммад, занимавший пост первого заместителя министра внутренних дел, начал откровенную кампанию травли «молодёжи».

Например, в печать просочились сведения о непотребном поведении 29-летнего принца Маджида, который в своём замке в Калифорнии держал в плену трёх домработниц: он принуждал их к сексу и заставлял убирать комнаты в обнажённом виде.

Другой принц –  Абд аль-Мохсен – был задержан в международном аэропорту Бейрута. У принца оказалось при себе 24 коробки и восемь чемоданов, набитых таблетками каптагона – нового синтетического наркотика. Вес груза составил около двух тонн. По словам полиции, это крупнейший перехваченный груз наркотиков за всю историю бейрутского аэропорта.

Прогремела история и 34-летнего принца Сауда ибн Абдул-Азиза, который в лондонском фешенебельном отеле Landmark забил насмерть своего камердинера, который одновременно являлся любовником арабского аристократа.

Уже через год кронпринц Наиф тихо скончался от старости, а новым наследником был объявлен принц Салман, который в итоге и стал королём. И он в свою очередь назначил сына принца Наифа – принца Мухаммада – своим наследником престола.

И принц Мухаммад тут же развернул новую кампанию травли саудовской аристократии.

* * *

В 2016 году – вскоре после коронации короля Салмана – в британской газете The Guardian было опубликовано анонимное письмо некоего саудовского принца, призывавшего родственников к свержению монарха. «Не секрет, что наиболее серьёзной проблемой здоровья короля является психическая сторона, которая сделала его полностью подконтрольным своему племяннику Мохаммаду», – писал аноним, предлагавший восстановить традиционное престолонаследие.

Письмо анонима было встречено на Западе с живым интересом. Так, в ходе недавнего визита короля Салмана в Индонезию его придворные привезли с собой в страну 459 тонн багажа. Причём с собой король привёз не только два бронированных лимузина Mercedes-Benz, но и два электрических лифта, которые были смонтированы в президентской резиденции вместо старых. Тогда международные наблюдатели списали всё на некоторую эксцентричность самого богатого монарха в мире, швыряющего деньги на ветер, но вот версия со слабоумием и паранойей представляла всю историю с заменой лифтов совсем в другом свете.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Салман ибн Абдул-Азиз ибн Абдуррахман Аль Сауд стал королём и премьер-министром 23 января 2015 года. Фото: Wikimedia Commons

Ответ Мухаммада ибн Наифа был жестоким. Агенты саудовской разведки нашли в Лондоне принца Султан ибн Турки – сын «обиженного» принца Турки, которого обошли в списке престолонаследия (его сына как раз и заподозрили в авторстве письма). Принца накачали наркотиками и под видом дипломатической почты вывезли из страны. По некоторым данным, он был казнён на родине. Вместе с ним казнили и его отца – принца Турки.

Стали пропадать и другие саудовские аристократы.

Причём одним из пропавших стал принц Турки ибн Бандар – младший сын бывшего посла Саудовской Аравии в США, который при предыдущем короле Абдалле сделал всё, чтобы в Вашингтоне саудовцев стали воспринимать как ближайших союзников Америки.

Это стало большой ошибкой самоуверенного кронпринца.

* * *

В июле 2017 года все скептики вдруг убедились, что слухи о слабоумии короля Салмана, мягко говоря, несколько преувеличены. Опираясь на клан Бандара, король провёл в Эр-Рияде небольшой дворцовый переворот: принц Мухаммад ибн Наиф был смещён со всех постов и арестован. Новым наследником престола стал старший сын короля – принц Мухаммад ибн Салман.

И чтобы у поверженного племянника не возникло бы искушения мстить, в Эр-Рияде произошли две показательные смерти принцев из числа сторонников свергнутого кронпринца.

Надо сказать, что жестокость в отношении со своими – типичная черта саудитов. К примеру, в 1977 году страну потрясла жестокая казнь 19-летней принцессы Мишааль бинт Фахд – дочери будущего короля Фадха, вся вина которой состояла в любовной связи с другим принцем – сыном посла королевства в Ливане. Влюблённых выкрали из гостиницы. Принцессу расстреляли (причём казнью руководил её отец, доказывавший королю свою лояльность), а принцу отрубили голову.

* * *

Интересно, что, несмотря на юный возраст принца Мухаммада ибн Салмана, его вовсе нельзя назвать новичком в политике: он с 2009 года сопровождает отца на всех этапах его политической карьеры. Начал он с должности советника губернатора Эр-Рияда, затем стал личным советником наследного принца и министра обороны.

В январе 2015 года король Салман сразу после коронации назначил сына министром обороны страны.

Именно молодой Мухаммад и стоял за решением Саудовской Аравии начать неудачную войну в Йемене против мятежников-хуситов, которые играючи уничтожили силы самой технически продвинутой армии региона.

С таким же плачевным результатом закончился и конфликт с Катаром, когда молодой саудовский принц решил публично наказать непокорного эмира Тамима ибн Хамада Аль Тале, дабы и другим арабским лидерам было неповадно противоречить политике саудитов.

Антикатарский демарш обернулся против самого принца, решившего создать своё ближневосточное «НАТО»

Что ж, после того как эмир Тамим заключил с американцами новый контракт на покупку американских истребителей, президент Трамп вдруг вспомнил, что именно в Катаре находится крупнейшая база ВМФ США и штаб-квартира регионального командования Пентагона. И антикатарский демарш обернулся против самого принца, решившего создать своё ближневосточное «НАТО» (в составе Бахрейна, Египта, ОАЭ и Саудовской Аравии) – в противовес западному влиянию.

Правда, даже после этого принц не утратил дипломатической поддержки США. Причина любви американцев к принцу проста: ослабление влияния Саудовской Аравии в регионе означает рост влияния Ирана.

Из-за этого соображения – «а то Иран нападёт» – власти США фактически закрыли глаза и на варварское убийство арабского журналиста Джамаля Хашшоги на территории резиденции генерального консула Саудовской Аравии в Стамбуле. И хотя всем известно, что журналиста пытали и казнили по приказу принца Муххамада, на скамье подсудимых оказались только рядовые исполнители (пятерых приговорили к смертной казни, а ещё трое осуждены на длительные сроки заключения).

 Медиапроект s-t-o-l.com

Саудовский журналист Джамал Хашогги, убитый на территории консульства Саудовской Аравии в Стамбуле  2 октября 2018 года

* * *

Именно принц Мухаммад ибн Салман является и организатором нефтяной войны с Россией.

Впрочем, отношения саудитов с Россий нельзя рассматривать только через призму рынка углеводородов.

Стоит напомнить, что ещё совсем недавно Эр-Рияд предпочитал говорить с Москвой исключительно с позиции силы. Так, в 2014 году принц Бандар – тогдашний глава службы разведки королевства – во время визита в Москву открытым текстом пригрозил: если не откажетесь от поддержки в Сирии президента Асада, то принцы не смогут гарантировать проведение олимпиады в Сочи. Как писали в СМИ, принц открытым текстом заявил, что ваххабитское террористическое подполье в России находится под полным контролем Саудовской Аравии.

Нынешний кронпринц в своё время тоже пытался грозить российским ВКС:

– Саудовская Аравия не будет использовать мягкие методы в отношениях с Россией, мы пошлём ультиматум. Россия должна помнить, что наши военные возможности достаточны для того, чтобы за три дня уничтожить российские силы в Сирии.

После успешных операций российских ВКС в Сирии риторика изменилась, но принц Мухаммад не мог не упустить случая отомстить Москве, развязав настоящую «нефтяную войну». Боевые действия выразились в том, что во время кризиса потребления нефти, вызванного пандемией коронавируса, саудиты стали поставлять в Европу (а это основной рынок для российской нефти) углеводороды по демпинговым ценам.

И хотя от подобных действий пострадали и США, где падение цен привело к остановке деятельности уже более половины компаний по добыче дорогой «сланцевой» нефти, в американской прессе поспешили объявить проигравшей именно Россию. Газета The Washington Times пишет: «Мы только что стали свидетелями очень короткой и очень жестокой экономической войны, которую развязали русские, допустив один из величайших стратегических просчётов в истории. Наши союзники саудовцы просто вытерли о них ноги. Американская нефтедобывающая отрасль по-прежнему сильна. Мы пополняем свои стратегические запасы дешёвой нефтью. Мы энергонезависимы…»

Доходов от продажи нефти давно уже не хватает для поддержания привычного уровня жизни

Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что Россия была только лишь удобным поводом для нефтяной войны. Подлинной же причиной для обвала цен и собственной добывающей промышленности стала стратегия «Видение 2030», принятая по инициативе принца. В этом документе прописана стратегия постепенного отказа экономики Саудовской Аравии от роскошных стандартов жизни, ибо доходов от продажи нефти давно уже не хватает для поддержания привычного уровня жизни. А это предполагает принятие ряда непопулярных мер: повышения налогов и отказа от социальных субсидий. Благодаря кризису часть «Видения 2030» уже выполнена: уже объявлено, что налоги вырастут в 3 раза – например, НДС будет увеличен с 5 до 15 процентов, а все социальные выплаты с начала июня будут приостановлены.

Зато население страны довольно: победили Россию!

* * *

Что дальше?

Об этом сам принц тоже говорит довольно откровенно: пандемия коронавируса создаёт для Саудовской Аравии благоприятную почву для вытеснения из региона всех иностранцев – не только России, но даже Китая и США. После чего Эр-Рияд воссоздаёт свой собственный халифат – пан-исламскую империю, в которой арабские короли из рода Абдул-Азиза станут новым халифами. И первым халифом, разумеется, станет сам Муххамад ибн Салман.

Новой войны в регионе принц уже не боится. В каком-то смысле его положение похоже на историю султана Мехмеда II Завоевателя, который ради удержания власти в руках был вынужден развязать войну за завоевание Константинополя и всех Балкан, ибо мирное время грозило молодому султану заговорами высшей аристократии.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Эр-Рияд — столица и крупнейший город Саудовской Аравии. Фото: Wikimedia Commons / lawepw

Принц Муххамад тоже уже не может отказаться от мобилизационного сценария. До сих пор вся система власти в королевстве саудитов держалась на консенсусе влиятельных племён и династических кланов: власть по старшинству получают только сыновья Абдул-Азиза. Но теперь система престолонаследия выброшена на свалку истории, а уцелевшие после резни группы «молодых принцев» – племенные кланы Сунайян, Шаммар или Джелави – уже не собираются хранить верность престолу и клану Судайри, уже давно потерявшему всякие приличия.

В самом деле, если одним можно нарушать закон, то почему другим нельзя?

Падение уровня жизни уже становится катализатором общественного недовольства против режима, так что фактическое введение в стране военного положения является единственным средством для принца сохранить власть и влияние. Иначе отставка, а затем и неминуемая казнь.

Причём саудовской аристократии могут помочь и внешние силы – как, например, это произошло в Молдавии, где российские и американские чиновники, забыв обо всех разногласиях, быстро объединились, чтобы снести мафиозного олигарха, вообразившего, будто бы он купил всю страну.