×

Вторая чеченская. Поход за Терек 

В конце октября 1999 года начался второй этап «контртеррористической операции» по очистке Чечни от бандитов. «Стол» продолжает вести хронику Второй чеченской войны
+

Продолжение. Часть 1, часть 2, часть 3

На карте Чечня смотрится незаметным пятнышком: всего-то полторы сотни  километров с севера на юг и чуть более сотни – с запада на восток. По своей площади Чечня почти в три раза меньше, чем Московская область, что, конечно, рождает у обывателей массу вопросов: почему нужно столько военных, чтобы навести в этом региональном недоразумении элементарный порядок? Что вообще там делают военные?!

Именно горный рельеф увеличивает все расстояния в Чечне до бесконечности

Проблема, разумеется, в горном рельефе, о который разбиваются все обывательские представления о Чечне как о маленькой республике, которую легко контролировать. Именно горный рельеф увеличивает все расстояния в Чечне до бесконечности, делая совершенно невозможным перемещение между соседними населёнными пунктами. Хотя, конечно, горы в Чечне есть далеко не везде: по своему ландшафту республика делится на три равные части.

Так, севернее Терека находится равнинная зона около полусотни километров шириной. Это Наурский и Шелковской районы – самая спокойная часть всей Чечни, бывшие русские сёла, переданные Чечено-Ингушской автономии уже в брежневское время.

На южном берегу Терека равнина продолжается, однако в этой зоне уже встречаются и довольно высокие холмы, и крупные лесные массивы, и множество сёл и городов, словно налезающих друг на друга.

Наконец, третья – горная часть Чечни, обладающая практически идеальным рельефом для малой партизанской войны. Это поросшие лесом горы, которые делают даже совсем небольшое расстояние на карте полностью непреодолимым для военной техники. Именно в горах российским военным и приходилось тяжелее всего.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Яндекс Карты

Но теперь наученные горьким опытом российские генералы решили использовать чеченскую местность против самих боевиков.

План заключался в том, чтобы не дать боевикам уйти в горы, но запереть их основные силы в Грозном, где террористов можно было относительно просто уничтожить при помощи обычного оружия.

Но как заставить террористов собраться вокруг Грозного?

Для этого в Генеральном штабе ВС РФ развернули настоящую кампанию по дезинформации: все генералы только и говорили, что на этот раз российская армия не пойдёт в глубь Чечни – штурмовать Грозный и горные сёла. Дескать, федеральные силы перезимуют на «нашем» берегу Терека, и лишь только авиация будет работать по блокированной Чечне, чтобы окончательно измотать оставшихся без света, тепла, основных запасов и источников горючего боевиков.

В итоге командование боевиков приняло решение за оставшиеся месяцы превратить каждый город в укреплённый район, чтобы во всеоружии встретить наступление федеральных сил.

И боевики всерьёз стали готовиться к обороне, мобилизуя в местных сёлах всё мирное население – преимущественно русское – на рытьё противотанковых рвов и окопов. Отказ рыть окопы жестоко карался смертью. Террористы не щадили никого: ни женщин, ни стариков, ни детей.

Известен шокирующий случай, когда в селе Мекенском чеченские боевики за отказ рыть окопы расстреляли 35 мирных жителей, включая и троих детей. Как только подразделения федеральных войск вышли к Тереку, село, словно по команде, покинули многие чеченцы, которые ушли на территорию, в тот момент подконтрольную «масхадовцам». Остался только батальон смертников, среди которых был и некто Ахмед Ибрагимов. Он долгое время работал почтальоном и хорошо знал всех станичников. Знал и то, где живут русские семьи: Дробиловы, Радченко, Федосовы, Плетнёвы. Он и мобилизовал их на рытьё окопов, угрожая казнить женщин, детей и стариков. Когда стало известно о начале наступления федеральных сил, старейшины села сами схватили Ибрагимова. На сельском сходе террорист был казнён:  его забили насмерть железными прутьями, а тело бросили в придорожной канаве, запретив хоронить.

Поход за Терек

Поход «за Терек» начался неожиданно: в ночь с 27 на 28 октября 1999 года по всей линии «фронта» по скоплениям боевиков открыли шквальный огонь из сотен стволов системы «Град» и орудий большого калибра. Интенсивно работала и авиация, совершая за сутки более 100 вылетов.

Одновременно десантные дивизии форсировали Терек, занимая одно село за другим.

Репортёр газеты «Труд» писал из Чечни: «Конечно, сделал своё дело огонь гаубиц. Но не только снаряды заставили убраться восвояси басаевцев. Председатель колхоза имени Кирова в селе Гордали Алик Дурсиев сказал:

– Знаете, когда я поверил, что русские идут не для того, чтобы убивать нас? Когда неделю назад подполковник Быков и его бойцы собрали всех детей в селе Сайсан и стали раздавать им конфеты и печенье.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Жители села Знаменское Надтеречного района покидают свои дома, октябрь 1999 года. Фото: flickr/wars history

Дурсиева можно понять: его малые дети, к примеру, подобных лакомств вообще не видели. Как не видели докторов, учителей, тетрадей и книг…

– Аллах внял нашим молитвам: этой весной будем пахать, осенью собирать урожай. А то с бандитами уже отвыкли от работы.

Эти слова Алик сказал после того, как комбат Алексей Быков пообещал отремонтировать местную мукомольню и не рубить на дрова ореховые деревья. Чеченцы начинают понимать, что к ним идут не оккупанты, а освободители. Поэтому не только заставили басаевцев уйти из здешних сел, но и показали десантникам заминированные участки дорог, благодаря чему и были без проблем обезврежены утром три фугаса…»

Но не всё проходило так гладко.

К примеру, в самые первые дни войны под Гудермесом погиб Герой России майор Пётр Яценко из 45-го гвардейского отдельного разведывательного полка ВДВ. Во главе разведгруппы он отправился провести разведку маршрутов предстоящего наступления на Гудермес. Решено было занять позицию на перекрёстке дорог северо-восточнее города, чтобы дать возможность подтянуться основным силам. В это же время со стороны села Комсомольского к перекрёстку выдвинулась группа боевиков, которую прикрывал крупнокалиберный пулемёт на переоборудованном УАЗе. Поскольку разведчиков и наступающих боевиков разделяли холмы, они практически столкнулись нос к носу – когда УАЗик с пулемётом выехал на дорогу в 100 метрах от группы разведчиков.

Но тут сыграла свою роль выучка российских разведчиков. Пока ваххабиты приходили в себя от неожиданности, майор Яценко из гранатомёта уничтожил автомобиль с пулемётом, затем из автомата сразил двух боевиков. После этого, не обращая внимания на шквальный огонь, он начал обходить боевиков с правого фланга, давая возможность своим товарищам закрепиться на выгодной позиции. В итоге группа боевиков была уничтожена, но гвардии майор Яценко погиб в бою…

Гудермес

Уже 2 ноября представители группы «Восток» федеральных сил сообщили о полном окружении Гудермеса, захватив ряд населённых пунктов: Суворов-Юрт, Кешкельды, Герзель-Аул. Ударами авиации были ликвидированы 3 базы боевиков, несколько складов и штабов экстремистов.

Стремительное продвижение федералов произвело неизгладимое впечатление на братьев Ямадаевых из самого большого и древнего чеченского тейпа Беной (к этому тейпу принадлежит и семья Кадыровых), считавшихся в то время настоящими «хозяевами города». Правда, война расколола братьев: так, старшие – Халид и Джабраил Ямадаевы – не только сдали Гудермес, но и перешли на службу к федеральным войскам. А вот Сулим Ямадаев решил со своими людьми уйти в горы.

В ночь на 10 ноября отряд Ямадаева попытался прорвать кольцо блокады вокруг Гудермеса. Бой приняли на себя десантники 247-го десантно-штурмового полка 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии под командованием полковника Юрия Эма. И в ходе шестичасового боя боевики потеряли 53 человека убитыми, наши – ни одного.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Яндекс Карты

Из воспоминаний командующего Объединённой группировкой федеральных сил в Республике Дагестан генерала Геннадия Трошева:

«Утром после боя на окраине Гудермеса я прибыл на место с Джабраилом Ямадаевым. Суть состояла в том, что накануне этого прорыва я встретился с Джабраилом и предложил ему попытаться уговорить своего брата Сулима, возглавлявшего бандгруппу, прекратить сопротивление и добровольно сдать оружие. Однако Сулим не послушал совета и повёл банду на прорыв. В итоге – почти все были убиты.

– Джабраил, – спросил я прямо, – за что гибнут эти люди? За этих мерзавцев – Басаева и Хаттаба?

С нами на вертолёте прилетели телевизионщики из нескольких центральных телекомпаний. Джабраил попросил меня дать возможность высказаться по поводу событий минувшей ночи.

– Шамиль, что ты делаешь?! – обратился он к незримому Басаеву. – Посмотри на трупы этих людей! Это не федералы их расстреляли, это ты их убил! Прекрати убивать свой народ! Он тебе этого не простит!

Пожалуй, впервые полевой командир так открыто бросил вызов своему бывшему соратнику

Пожалуй, впервые полевой командир так открыто бросил вызов своему бывшему соратнику. Конечно, выражаясь современным языком, это был неплохой пиаровский ход в нашу пользу.

Честно говоря, приходилось думать и об этом в те минуты. Ведь меня заботило тогда главное: как сохранить жизни наших солдат и офицеров, которым предстояло участвовать в «зачистке» Гудермеса? Не подведут ли чеченцы?

Телесюжет с Ямадаевым придавал уверенности. Но некоторые опасения всё же оставались. Слава богу, местные жители не подвели. Зачистка прошла спокойно».

12 ноября над Гудермесом был поднят российский флаг. Генерал Александр Столяров, военный комендант Гудермеса, вспоминал:

«Я поднял российский флаг в Гудермесе, куда прибыл с оперативной группой в пятьдесят человек. С чего начал наводить порядок в городе? Главное – воля к победе, поэтому собрал всё оставшееся руководство, твёрдо поставил задачи и тут же начал контролировать беспрекословное исполнение. Быстро пересчитали население и беженцев. Оказалось, что в районе проживает сто сорок тысяч человек. Наладили снабжение продовольствием. Через несколько дней в городе, в котором совсем было остановилась жизнь, появился газ, электричество, стало налаживаться снабжение водой…»

 Медиапроект s-t-o-l.com

Генерал Александр Столяров. Фото: kisvalera.narod.ru/

Интересна дальнейшая судьба братьев Ямадаевых. Благодаря заступничеству старших братьев вскоре эпизод с прорывом окружения в биографии Сулима был «забыт». Сулим вернулся к братьям и был даже назначен командиром отряда чеченской РОН (роты особого назначения) при комендатуре Чеченской Республики – будущего батальона «Восток», который зарекомендовал себя как непримиримый враг ваххабитов. В 2004-м Сулим даже поступил в Общевойсковую академию Вооружённых сил РФ, после окончания которой он получил звание подполковника Российской армии. И даже получил звезду Героя России.

Правда, в российской армии он служил недолго: в 2008 году из-за конфликта с другим «Героем России» – Рамзаном Кадыровым – Сулим Ямадаев был отправлен в отставку. В 2010 году он погиб в Дубае после покушения: как установил суд ОАЭ, заказчиками убийства стали чеченские бизнесмены, близкие к руководству республики.

Сегодня из шести братьев Ямадаевых в живых осталось лишь трое, которые ныне вынуждены скрываться за границей

Сегодня из шести братьев Ямадаевых в живых осталось лишь трое, которые ныне вынуждены скрываться за границей: все они объявлены в федеральный розыск за ряд преступлений. Первым из братьев погиб Джабраил Ямадаев. Его в 2003 году взорвали террористы в селе Ведено, а Халид Ямадаев в 2008 году был убит в Москве.

Концлагерь в Старом Ачхое

18 ноября 1999 года войска группы «Запад» федеральных сил без единого выстрела взяли под контроль Ачхой-Мартан – центр Ачхой-Мартановского района.

И в селе Старый Ачхой следователи Главной военной прокуратуры РФ обнаружили следы ещё одного спешно ликвидированного концлагеря для жертв ваххабитов-работорговцев и несколько братских могил с телами заложников. Более того, нашёлся и очевидец преступлений в лагере – бывший сотрудник Грозненской ТЭЦ Валерий Росляков, захваченный в заложники ещё зимой 95-го года и освобождённый после уплаты выкупа.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Яндекс Карты

Как рассказал Валерий Росляков, в этом лагере постоянно находилось около 150 пленников: строители, военнослужащие и даже местные жители. Той же зимой в лагерь привезли ещё 20 энергетиков, похищенных на Грозненской ТЭЦ-2, шестерых работников «Ростовэнергоремонта» и двух священников – о. Сергия и о. Анатолия. Всех пленных, по словам выжившего энергетика, держали в подвале местной школы, а с приближением федеральных сил весной 96-го перевели в подземные казематы, вырытые в центре села.

– Тех, за кого не давали выкуп, угоняли на строительство дороги в Итум-Кале, – вспоминал Валерий Росляков. – Многих специально мучили, чтобы другие видели и боялись.

Следователи отметили, что практически ни в одном из захоронений не обнаружено черепов: известно, что бандиты под телекамеры отрезали головы у заложников, насаживали их на колья и для устрашения выставляли на всеобщее обозрение.

Других узников подвергали постоянным пыткам и избиениям.

Именно такая судьба и выпала протоиерею Анатолию Чистоусову, настоятелю Михаило-Архангельского храма в Грозном, похищенному спецслужбами Масхадова, подозревавшими протоиерея в сотрудничестве с ФСБ.

Дело в том, что в церковь Анатолий Чистоусов пришёл в 1992 году – бывший майор ВВС, сокращённый в самом начале 90-х. Сначала он стал обычным прихожанином Крестовоздвиженского храма города Ставрополя, незадолго до того возвращённого церкви после трёх десятилетий запустения. Потом он стал помогать в алтаре и на клиросе. В 1994 году митрополит Ставропольский Гедеон (Докукин) рукоположил бывшего майора в сан диакона, затем – во священника.

Митрополит Гедеон вспоминал:

«Перед хиротонией я спросил Анатолия:

– А если пошлют туда, где неспокойно, где опасно, – пойдёшь?

Он спокойно и твердо ответил:

– Куда благословите, владыка, туда и пойду. Никакие земные обстоятельства мне не страшны.

На следующий день он получил своё первое назначение – был направлен в распоряжение благочинного церквей Чечни».

Храм оказался в эпицентре боёв, несколько снарядов попало в него, был разрушен второй этаж церковного дома

Уже через несколько месяцев о. Анатолий оказался единственным священником в Грозном, где в декабре 1994 года начались широкомасштабные военные действия. Храм оказался в эпицентре боёв, несколько снарядов попало в него, был разрушен второй этаж церковного дома. Но богослужения продолжались – теперь уже в подвале. Несмотря на угрозы боевиков, о. Анатолий шёл и к солдатам, и к находившимся в подвалах домов жителям города: исповедовал, причащал, крестил. И, несмотря на все призывы военных, он твёрдо отказался покидать место своей службы.

В январе 1996 года о. Анатолий был похищен террористами по приказу Ахмеда Закаева, тогдашнего помощника Президента ЧРИ, – того самого Закаева, который сейчас скрывается от правосудия в Великобритании как политический беженец.

 Медиапроект s-t-o-l.com

о. Анатолий Чистоусов

Из Грозного о. Анатолия перевели в концлагерь в селе Старый Ачхой, где его стали пытать каждый день, требуя сначала сознаться в работе на ФСБ, а затем уже и отречься от веры. Отца Анатолия били кнутом, не давали пить, держали полураздетым на морозе, сломали обе руки.

Протоиерей Сергий Жигулин, сотрудник Отдела внешних церковных сношений Московского патриархата, который также был заключённым этого лагеря, вспоминал, как мужественно держался протоиерей Анатолий. После очередного допроса отец Анатолий сказал:

– Слушай, брат, ведь это счастье – пострадать за Христа, умереть с Его именем на устах.

Через месяц пыток и мучений отца Анатолия расстреляли. Это случилось накануне прихода российских войск. Также были расстреляны и все остальные пленники, так как забирать их с собой боевикам было обременительно и небезопасно. Среди погибших оказалось 28 строителей из Зеленокумского ПМК, военнослужащие федеральных сил и бывший министр печати Чечни Лече Удугов. Их тела зарыли на футбольном поле местной школы, а поле заминировали.

Бамут

Также в начале ноября передовые части группы «Запад» вышли в район Бамута – небольшого села, расположенного на берегу реки Фортанга всего в 8 километрах к юго-западу от районного центра Ачхой-Мартан (и в 45 километрах от города Грозный). Некогда это было секретное село Буковка – именно здесь был дислоцирован 3-й дивизион 178-го ракетного полка РВСН. Это была ракетная база, надёжно скрытая в горном массиве: четыре шахты для ракет Р-12У глубиной около 30 метров. Все шахты соединялись между собой паттернами – так ракетчики называют узкие подземные ходы высотой от полутора до двух метров. Такие же ходы вели к командному пункту, аппаратной, дизельной, складским помещениям для компонентов ракетного топлива, специальный подземный ход вёл к базе, где хранились запасные боеголовки для ракет, причём всё было сделано так, чтобы Буковка смогла выдержать прямое попадание ядерной ракеты противника.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Яндекс Карты

Словом, неудивительно, что в Первую чеченскую войну боевики, окопавшиеся на бывшей ракетной базе, смогли без проблем пережить все бомбежки федеральных сил, а две попытки лобового штурма Бамута закончились полным провалом: чеченцы просто расстреливали из бетонных дотов наступающие танки и БМП.

Тогда, в 1996 году, генерал Владимир Шаманов пошёл на военную хитрость: в то время как часть войск отвлекала на себя внимание противника, изображая новый штурм, в тылу террористов высадились группы спецназа, которые и «выкурили» бандитов из бетонных лабиринтов. После чего Шаманов отдал приказ сапёрам взорвать все старые советские укрепления.

Уже первая разведка боем подтвердила, что сдаваться боевики не намерены

И вот через три года генерал Шаманов, командовавший армейской группой «Запад», вновь стоял у восстановленных укреплений Бамута.

И уже первая разведка боем подтвердила, что сдаваться боевики не намерены.

Из воспоминаний военнослужащих 58-й армии, штурмовавших Бамут:

«Бронегруппа в составе четырёх БМП, двух танков и двух БТР совершала разведку боем. Шедшие головным дозором БМП и танк, не встречая сопротивления, около километра проехали по улицам вымершего Бамута. Наконец, когда бронегруппа решила развернуться, боевики открыли огонь.

Первым пострадал танк Т-72: ударившая в башню граната сбросила с брони пехотинцев и лишила танк внешней и внутренней связи.

В ответ пехота открыла огонь и начала давить террористов. Не только, кстати, в переносном смысле. Из раздавленной танком белой „шестерки“ достали огнемёт и гранатомёт.

Уничтожив около пятнадцати боевиков и выяснив, что Бамут, несмотря на кажущееся спокойствие, просто нашпигован террористами, бронегруппа вернулась в лагерь. И там офицеры вдруг с ужасом обнаружили, что в горячке боя прапорщик и 4 солдата, ехавших на броне первого танка, остались в Бамуте.

Развернувшись, бронегруппа снова пошла на посёлок. Но на этот раз наших встретил плотный огонь с замаскированных укреплений, прикрывающих все подъезды».

Позже выяснилось, что пехотинцы, попавшие под шквальный огонь боевиков, уходили кто куда и выбирались поодиночке. Первым в этот же день к своим выбрался прапорщик Гатикоев. На следующий день пришёл рядовой Гусев. Рядовой Борисов выбирался к своим четыре дня. Получив два ранения – в руку и ногу, он фактически полз по ночам, а в светлое время суток отлёживался в кустарнике. Дольше всех оставалась неясной судьба двух рядовых. Потом боевики предложили выменять их обезображенные тела со следами пыток на трупы своих террористов.

Генерал Шаманов решил больше не рисковать жизнями солдат.

Вскоре Бамут был буквально стёрт с лица земли в ходе массированных бомбардировок с применением вакуумных термобарических бомб.

Все бандиты, попытавшиеся вырваться из кольца блокады, были уничтожены.

Территория села была полностью закрыта для посещения гражданскими лицами. Лишь в апреле 2002 года силовики открыли этот населённый пункт, разрешив начать восстановительные работы.

Генерал Шаманов после этого приобрёл славу «второго генерала Ермолова, усмирителя Кавказа».

«Дрожи, чечен, идёт Шаманов!» – писали на стенах домов в Грозном наши солдаты.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Генерал Владимир Шаманов

В итоге генерал Трошев в своих воспоминаниях был вынужден даже заступаться за своего сурового коллегу: «Тем, кто пытается представить его этаким беспощадным усмирителем, скажу: Владимир Анатольевич не отказывался и от „военной дипломатии“. При подходе войск к одному из населённых пунктов жители его взволновались, поверив провокационным слухам, что русские на этот раз никого не пощадят. На площади возник стихийный митинг. Боевики с оружием в руках бродили в толпе, призывая готовиться к сопротивлению против федералов. Узнав об этих волнениях, Шаманов сел на БТР, взял человек десять охраны и рванул впереди своих войск прямо в центр селения – на митинг. Когда он появился на возвышении без оружия – толпа онемела от неожиданности. Даже боевики растерялись и не подняли стволов. А ведь могли почти в упор расстрелять „ненавистного Шамана“. Владимир Анатольевич изложил собравшимся цель операции, дал характеристику бандюкам и жёстко обрисовал перспективу в случае сопротивления. Настроение толпы стало меняться, послышались одобрительные возгласы. Уловив доброжелательную реакцию большинства, он сел на бронетранспортёр и уехал. Люди, успокоившись, разошлись по домам. Боевикам не оставалось ничего другого, как покинуть село. Оно было занято федералами без единого выстрела…»

Продолжение следует