×

Вторая Октябрьская в Твери

Пока тверские чиновники делают вид, что непричастны к демонтажу табличек в память о жертвах репрессий на здании ТГМУ, левые радикалы закрасили резонансное граффити с портретом Солженицына и словами «Жить не по лжи» на фасаде жилого дома

+

В Твери продолжается борьба с памятью о преступлениях советского режима. 4 июля левые активисты закрасили граффити с портретом Солженицына и словами «Жить не по лжи» на фасаде жилого дома. Спор вокруг граффити разгорелся ещё два года назад, когда житель дома, прокурор в отставке Андрей Чугуевский потребовал уничтожить портрет, потому что считает Солженицына предателем. Тогда благодаря резонансу граффити удалось отстоять. Сегодня у сторонников альтернативной версии советской истории есть все основания полагать, что региональные власти на их стороне.

7 мая 2020 года Управление информационной политики правительства Тверской области разослало пресс-релиз «Поляки_табличка_фальсификация», в котором отрицаются исторические факты «Катынского дела» – расстрел органами НКВД польских военнопленных весной 1940 года. В нём утверждалось, что массовый расстрел польских военнопленных советскими властями и захоронение расстрелянных под Медным – «это историческая ложь».

За несколько часов до рассылки пресс-релиза 7 мая 2020 года администрация Тверского государственного медицинского университета (ТГМУ) демонтировала две мемориальные таблички, установленные на здании в начале 1990-х. Одна доска была посвящена жертвам репрессий 1930-х годов, вторая – расстрелянным в 1940 году польским военнопленным.

В здании вуза в 1930–1950 годы находилось Управление НКВД-МГБ по Калининской (ныне Тверской) области и его внутренняя тюрьма, и именно там проводились расстрелы. В докладе начальника Управления НКВД по Калининской области капитана госбезопасности Гуминского от 28 марта 1938 года говорится, что за август 1937 года по март 1938 года осуждено 10 200 человек, из них приговорено к расстрелу 4 587 человек.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Демонтаж мемориальных табличек в Твери. Фото: скриншот из видео TVERNEWS

В университете утверждают, что демонтировали таблички в соответствии с решением прокуратуры. По результатам ещё прошлогодней проверки оказалось, что в документах об установке доски в память о репрессированных указан неточный адрес: улица Советская, дом 2 – вместо дома 4, где была закреплена доска. Прокуратура решила не учитывать тот факт, что нумерация домов со временем менялась. Также не было найдено подтверждений тому, что поляков – узников Осташковского лагеря – расстреливали в здании нынешнего медицинского университета. Кроме того, в прокуратуре отмечают, что проведение церемонии возложения цветов в День памяти жертв репрессий «создает дополнительную угрозу безопасности обучающихся и педагогических работников ТГМУ». Однако в решении прокуратуры нет прямого указания на демонтаж, требуется только устранение выявленных нарушений. Вуз же трактовал постановление по-своему.

– При этом топонимическая комиссия предлагала свой выход – найти основания для сохранения мемориальных табличек через изменение адреса в законодательстве, – рассказывает преподаватель Свято-Филаретовского православно-христианского института Игорь Корпусов. – То, что ТГМУ, аргументируя своё решение, ссылается на прокуратуру, которая, в свою очередь, говорит, что не просила непосредственно демонтажа, – просто абсурдно.

Сергей Глушков, доцент ТвГУ и член Тверского отделения «Мемориала», причастен к установке обеих табличек.

– Я вспоминаю конец 1980-х – закат перестройки, смутное время всеобщего дефицита. Что было тогда важней всего для нас, тверитян? Именно тогда зародилось и быстро обросло сторонниками широкое движение за историческую справедливость, за возвращение городу его исконного имени и одновременно с этим за справедливость по отношению ко всем пострадавшим в годы беззаконных репрессий, – говорит Глушков.

Международный «Мемориал» не согласился с решением о демонтаже. В их официальном заявлении говорится: «Демонтаж этих досок – не просто вандализм. Это преступление против истории, надругательство над памятью наших сограждан и польских военнопленных, убитых в подвалах этого здания, очередная попытка отрицания всем известных и многократно доказанных документально преступлений сталинского режима».

В 2019 году «Мемориал» издал книгу «Убиты в Калинине, похоронены в Медном». Там были опубликованы архивные документы и показания начальника Управления НКВД СССР по Калининской области Дмитрия Токарева, в которых он рассказывает, как и где проводились расстрелы. А в «Книге памяти Калининской области» приводятся данные В. Басаева, бывшего начальника подразделения УФСБ по Тверской области, который изучал архивы НКВД в 1994 году: «Около ста человек были захоронены на территории УНКВД в том месте, где ныне находится новое здание Медицинской академии. При его строительстве были найдены человеческие останки, которые сильно пострадали от воздействия кислотных грунтовых вод». Почему-то эти сведения прокуратура решила не учитывать.

В Российской академии наук также осудили тверской инцидент. Сотрудники РАН написали открытое письмо, в котором подчеркнули «смехотворность предлога демонтажа» и назвали действия «очевидной попыткой оправдать и предать забвению преступления сталинского режима». Особенно возмутило академиков принятие решения по демонтажу в канун юбилея Дня Победы.

На фоне разразившегося скандала правительство Тверской области поспешило откреститься от разосланного 7 мая пресс-релиза: мол, даже почта, с которой он был прислан, не принадлежит им. Между тем тверские журналисты утверждают, что получали раньше с этого адреса официальные документы от областного правительства. Но чиновников понять можно: лучше сменить электронный адрес, чем спорить с академиками РАН. Впрочем, публичного опровержения «фейкового» пресс-релиза было, и перепечатавшие его СМИ к этой теме больше не возвращались.

Тверская прокуратура и другие официальные лица также больше не рискуют вступать в спор с академиками РАН по поводу «отсутствующих доказательств» расстрелов. Так что корреспондент «Стола» столкнулась с неожиданными сложностями в поиске «второй стороны» этого конфликта.

Даже члены КПРФ, ежегодно возлагающие цветы на могилу Сталина, заявили о своей непричастности к этой стыдной истории. Секретарь обкома КПРФ Андрей Истомин рассказал «Столу», что Тверское областное отделение партии не имеет к снятию табличек никакого отношения.

– Мы не обсуждали это, – говорит Истомин.

Единственной организацией, решившейся говорить с позиции «второй стороны», стали «Коммунисты России» (партия, созданная в 2012 году как спойлер КПРФ). Её члены считают себя наследниками большевистского движения и выступают за восстановление СССР и социализма.

Первый секретарь обкома «Коммунистов России» Илья Клейменов утверждает, что не раз направлял обращения в органы власти с требованием проверить законность установки табличек на здании ТГМУ.

– Для меня проблема существования этих табличек возникла ещё со времени учёбы в Тверской медицинской академии. В 1990-е годы они и были установлены. Конечно, тогда была большая волна возмущения ветеранов и участников Великой Отечественной войны, тогда ещё живых, и я пообещал, что придёт время – и я стану свидетелем или даже непосредственным участником демонтажа этих табличек со здания медицинской академии, – говорит Клейменов. – Почему мы считаем, что это фальсификация истории? Во-первых, нет действительно точных исторических и научных данных, подтверждающих, что так называемые «расстрелы» там были. Фактически и физически на тех площадях, которые есть в академии, их реализовать было бы невозможно. Я прекрасно знаю эти подвалы: я там учился.

С точки зрения депутата, вопрос установки мемориальных табличек – сугубо идеологический.

– Они хотят нанести определённый ущерб репутации народа нашей страны. Что мы должны в чём-то каяться, оправдываться и что уже мы не победители, а вроде бы палачи, – считает Клейменов.

На своем официальном сайте «Коммунисты России» заявляют, что «в последнее время обнародованы исследования отечественных и зарубежных учёных, подтверждённые официальными документами, свидетельствующие о том, что история с расстрелом тысяч польских военнопленных является не более чем мифом, а попросту сфальсифицирована». Однако на чьи именно исследования опирается партия, остается неясным.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Мемориальный комплекс «Медное» в память о убитых в Калинине и захороненных в Медном 6295 пленных поляках. Фото: Radosław Nowak

Несмотря на то что партия «Коммунисты России» была первой организацией, которая подняла тему демонтажа в обществе, на неё нет ссылок в документах и постановлении прокуратуры.

– Становится явно, что и в медицинском университете, и в Тверском государственном тему отрицания репрессий и расстрела поляков активно продвигают сотрудники ФСБ, которые там работают. К ним, например, относится господин Власов (заместитель начальника правового управления ТГМУ – прим. ред.), который и был единственным официальным лицом во время демонтажа табличек, – говорит Корпусов. – Конечно, лицо, заказавшее демонтаж, остается в тени, но все нити ведут к этой организации.

Дальнейшая судьба мемориальных табличек остаётся под вопросом.

– Ситуация, похоже, зависла. У чиновников и правоохранителей своего мнения на этот счёт нет и быть не может, поэтому они ждут явного сигнала сверху. Возможно, с самого верха. А там советники не могут придумать красивого выхода из очевидно глупой ситуации. Надеются, что ковид, голосование по поправкам отвлекут общественное внимание от неё, а потом всё как-нибудь рассосётся, – комментирует Глушков.

Корпусов, в свою очередь, считает, что возможно несколько вариантов развития событий.

– Я не исключаю, что будет возврат табличек на место. Ведь формально эта история выглядит дико смешно, и в любом справедливом суде она была бы с успехом оспорена, – говорит он. – Но возможен такой вариант: табличку в память репрессированных перевесят по адресу: Советская, дом 2 (как и указано в документах). Но и тут не обошлось без абсурда: официально адреса «Советская, дом 2» не существует. Здание, на котором висела табличка, и два соседних имеют нумерацию «дом 4». Куда ТГМУ повесит эту табличку? Непонятно.

Тверской инцидент – далеко не первый случай, когда власти запрещают установку или инициируют демонтаж мемориальных табличек в память о репрессированных советской властью. В конце 2018 года петербургские власти выступили против установления табличек проекта «Последний адрес» и предложили администрациям районов расценивать попытки их установки как правонарушение. Также в 2018 году в Челябинске отказались восстанавливать на здании одного из отделений МВД мемориальную доску в память о жертвах политических репрессий, так как это могло «подорвать авторитет полиции в глазах местного населения».