×
Россия с Украиной на полувоенном положении, патриотизм крепчает. Как в эти интриги еще не втянули церковь?
+

Хорошо помню, как в какой-то момент на митингах за честные выборы внимание протестующих переключилось с президента на патриарха. Не целиком, конечно, но соотношение плакатов-демотиваторов, посвященных одному и другому, установилось в пользу патриарха. Дело Pussy Riot тогда очень поспособствовало.

Получилось удобно: власть пригнулась, РПЦ выступила чуть ли не в роли Жириновского – застрельщика сомнительных (однако ж, и пробных) инициатив. Первая, соответственно, из конфликта вышла без потерь (критикой больше – критикой меньше), а РПЦ досталось: пошла трещина в отношениях с либералами. Планка, удерживающая вежливый диалог от взаимных упреков, сломалась и лежала многажды растоптанной.

В свете этого бэкграунда нынешнее положение дел считаю не иначе как чудом.

В самом деле. Волна патриотизма сбивает границы России все дальше на запад, Минкульт публикует уже «Основы государственной культурной политики», в которых четко прописано: «Россия – не Европа», 46% россиян уверены, что и развиваться нам надо «по своему, особому пути» (ВЦИОМ)… Как здесь не вспомнить о церкви? О Святой Руси: раз русский – значит православный? Как не прикрыть идейную недостаточность официальной риторики церковью, у которой с либералами и так не все гладко?

56159_600 Медиапроект s-t-o-l.com

Крещенские купания

Был бы очень удобный, логичный ход. Если генеральная идея светской власти – патриотизм, то и православие хорошо бы подать как народностно-национальную религию. Христос – русский Бог, Он сильнее всех, это нам понятно. Вспомним замечательное высказывание российского президента в 2007 году: «И традиционные конфессии Российской Федерации, и ядерный щит являются теми составляющими, которые укрепляют российскую государственность, создают необходимые предпосылки для обеспечения внутренней и внешней безопасности страны».

Про ядерный щит и превращение противника в пыль телеритор Дмитрий Киселев уже нам все сказал, а вот про «традиционные конфессии» пока – очень и очень мало. Тема прорабатывается в прокремлевских экспертных центрах, но широко не обсуждается. Вот, например, Петр Мультатули, ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований (институт учрежден президентом РФ, главная задача – информационное обеспечение администрации президента), пишет: «В марте 2014 г. Россия без единого выстрела, без единой потери вернула землю Святой Тавриды, вернула Крым. Духовное значение этой великой победы гораздо выше, чем геополитическое и экономическое…Нельзя забывать, что в течение последних двух лет произошли важнейшие с духовной точки зрения события: в 2012 г. — в Россию прибыл пояс Пресвятой Богородицы, в 2013 — Дары Волхвов. В том же 2013 г. Россия отметила 400-летие призвания Дома Романовых на царство, а мироточивая икона св. Царя-Мученика объездила практически всю бывшую Российскую Империю. Огромные толпы народа пришедшие поклониться православным святыням, молитва миллионов православных, безусловно, сыграли главную роль в бескровном присоединении Крыма».

56419_600 Медиапроект s-t-o-l.com

Николай II

Волшебной самодостаточности этого слога явно недостает Минкультовским «концепциям». Они еще стараются говорить по-научному. Но раз окунувшись в чувственный патриотизм, религию народного – потребность в аргументах отпадает. «Молитвами миллионов православных», песня.

Про миллионы, кстати, интересно: вспомним, что Великий пост, согласно опросам Левада-центра, соблюдали только 3 процента россиян.

Почему церковную карту пока не разыграли? Предполагать, что заинтересованных лиц останавливает внутренний такт, уже нелепо. Значит, ждут удобного момента, чтобы «понтовать» с толком? Или натолкнулись на внутреннее несогласие самой церкви, которое – ввиду материальной зависимости от государства – может ей дорого обойтись? В конце концов, во вторую седмицу Великого поста патриарх Кирилл отметил, что церковь «с уважением относится к суверенитету» независимых государств, в том числе Украины, а потом пропустил речь Путина перед Федеральным собранием, посвященную присоединению Крыма. Вдруг знак? А может, надеются справиться сами, не деля побед.

Но аргумент о чуде все-таки напрашивается.