×

Записки из заповедника кремлеботов-2

Продолжаем рассказ нашего подпольного корреспондента из фирмы, где находится штаб прокремлевских блогеров
+

День четветый (пятница-пьяница)

Утро началось с того, что на электронную почту компании пришло угрожающее письмо от анонимного автора. «У меня большой опыт работы в прокуратуре, – писал неизвестный корреспондент. – И я вам обещаю, что добьюсь того, чтобы ваши действия были квалифицированы по всей строгости закона…»

 Медиапроект s-t-o-l.com

Отчётная ведомость из Заповедника

– Откуда он узнал адрес?! – запаниковала наш офис-менеджер Катя Брычева. – Блин, а вдруг правда он нас преследовать будет?
– Ты чего, Катька, с дуба рухнула? – вскинулась редактор Лера Чернова. – Мы же это «мыло» в сети опубликовали – в объявлении о предложении сотрудничества всем блогерам.
– Вдруг он и правда из прокуратуры?
– Псих он обыкновенный, – заявил Симоненко. – такие сумасшедшие толпами вокруг газет и телевидения трутся, вот и до нас добрались…
– А если не псих?! Блин, товарищи, вы как хотите, а я свои настоящие имя с фамилией в скайпе больше светить не хочу. И подпись изменю, чтобы документы подписывать.
– Ну ты, подруга, только сообразила, что ли?! – засмеялась Лера. – Я давно поняла. Что в такой конторе надо работать только под псевдонимом. Никаких официальных контактов. Потому что мало ли что.

Все «бойцы» нашего интернет-воинства в глубине души уверены, что они совершают нечто противозаконное

– А я с самого первого дня работаю в скайпе под псевдонимом, – важно кивнул Симоненко. – Лучше заранее подстраховаться, я считаю.

Забавно, подумал я. Бойцы главной информационной армии Путина, его надежда и опора на информационных фронтах, на самом деле не ощущают никакой защищенности, не говоря уж о чувстве привилегированного положения опричников, могущих безнаказанно творить все, что им заблагорассудится. Куда там! Все «бойцы» нашего интернет-воинства в глубине души уверены, что они совершают нечто противозаконное, что за мегабайты вранья рано или поздно придется отвечать – если не перед обществом, то перед Богом. И поэтому уже заранее страхуются. Обдумывают варианты, как бы половчее соскочить, если ими заинтересуются в правоохранительных органах.

Вечером в редакцию после эфира заявился сам Владимир Радионович, который принес собой литровую бутылку виски Jameson и пластиковые стаканчики.

– Неудачный сегодня эфир был, – пожаловался он нам. – Хочется с вами выпить, а не с этими козлами.

После первого тоста Владимира Радионовича словно прорвало:

– Во что они телевидение превратили, гады! Просто каждый раз уже тошнит после эфира. Нет, понимаешь, ведь все то же самое можно сделать куда тоньше, без этого пропагандонского чудачества, без этой истерии.

По обыкновению, начальство тут же поддержал Симоненко:

– Сейчас на телевидении осталась только одна беспринципная серость! Все, у кого есть мозги и талант, уже давно покинули эту информационную клоаку…

– Настала уже полная телеканализация телевидения, – схохмил Цыбулин.

– Телевидение умерло, это факт, – поддакнул Артур Бедрицкий. И дальше он принялся рассуждать о том, как же хорошо было жить при тех славных временах, когда внутренней политикой в стране заведовал Владислав Сурков: с начальством можно было дискутировать, даже спорить – по определенным вопросам. Теперь же, когда бразды правления всеми вопросами внутренней политики перешли под начало Вячеслава Володина, администрация президента только и делает, что закручивает гайки.

– Володинские – это же все чекистские кадры, у них же существует только два мнения: мнение начальства и неправильное. Они же нормально общаться вообще не умеют! Вот, много ты в последнее время читал интервью Володина?

То есть пишем про вождизм и культ личности Навального. Понятно?

– Не припомню ни одного, – пожал я плечами.

– Вот! Они могут только приказывать, а вот нормально общаться с людьми они не умеют – не позволяет устройство мозга.

– Погоди, Артурчик, – невесело погрозил пальцем Владимир Радионович. – Пройдет еще года два «вставания с колен», и вы Володина будете вспомнить с самой нежной ностальгией.

Подвыпившая Катя тем временем раскрыла мне кое-какие корпоративные секреты. Оказывается, Бедрицкий и Цыбулин – давние друзья нашего шефа Владимира Радионовича, который действительно Радионович, а не Родионович, потому что его папу зовут Радий. Родился его папа в самом начале 30-х в семье самых правоверных марксистов-ленинцев, которые и дали отпрыску такое большевистское, в духе времени, имя, причем, Радий – это вовсе не в честь радиоактивного элемента, но производное от радио. Так вот, они втроем начинали работать на телевидении еще в начале 90-х, были друзья – не разлей вода, дерзко вздумавшие повторить славу «Взгляда» и покорить все телеэфиры. Эдакий сериал «Бригада» в вегетарианском варианте. Но потом жизнь развела их по разным местам: Володя быстро сделал карьеру, выгодно женился, обзавелся аристократическим лоском, а вот Юра и Артур стали безвестными редакторами, чьи имена мельком указываются в «братской могиле» – в титрах. Когда же влиятельный тесть Владимира Радионовича организовал зятю выгодный бизнес, тот забрал друзей с телеканала. Причем это уже не первый семейный бизнес-проект Владимира Радионовича – до этого было предприятие по поставкам продуктов для нужд администрации президента, фирма по сдаче лимузинов, рекламное агентство, специализирующееся на социальной рекламе.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Обзор действий оппозиции (спущено «сверху»)

Идея же с организацией Заповедника была проста как валенок: в бюджете прописывается отдельной строкой финансирование патриотического воспитания молодежи. Принимаются разные программы патриотического воспитания, в которых говорится о необходимости продвижения патриотических идей в интернет-сообществах. Тут и появляется на сцене наш добрый друг Владимир Радионович – вернее, его тесть. В итоге довольны все: Юра и Артур командуют сотней интернет-блогеров, пишущих заказные посты, каждую неделю составляются пухлые отчеты о проделанной работе, и животворящий финансовый поток несет денежные волны в нужные карманы.

День пятый (понедельник)

Понедельник – день тяжелый, особенно когда радостный Юра Цыбулин принес весть о том, что наш Заповедник получил новый заказ: нужно «мочить» Навального с партией РПР-ПАРНАС и «Демократической коалицией», сформированной ради участия в региональных выборах, запланированных на сентябрь.

– Главная тема – его рекламная кампания в Новосибирске, где он собирается устроить «праймериз» – предварительные выборы, – инструктировал нас Цыбулин. – Нужно организовать несколько вбросов. Во-первых, даем информацию, что его «Демкоалиция» – это показуха, что нет никакого союза и коалиции, а есть только список Навального – почитайте об этом в фейсбуке его приятеля Лени Волкова, он там открытым текстом пишет, что все должны строиться и прогибаться под Навального. А те, кто недоволен, могут заткнуться. То есть пишем про вождизм и культ личности Навального. Понятно?
– Давайте напишем, что либерасты не могут организоваться в подобие партии даже на две недели – все тут же вспоминают о своих амбициях, начинают тянуть одеяло на себя…
– Отличная идея! Пиши техзадание. Второе направление – сами списки Навального. Это же полная демшиза и законченные фрики. По оперативной информации среди его союзников есть глава некоего «Союза Украинцев Сибири» – говорят, шизофреник полный. Миша, надо эту тему раскрутить. Выясни его фамилию, посмотри, что это за гусь.
– Понятно.
– Если нужна какая-то информация, сообщи мне – у нас надежный канал связи с Новосибирском, есть возможность использовать информацию от местных органов. Ну, ты понял. Главное – правильно разыграть эту карту. Дескать, какой же Навальный после этого националист, если он собирается в Новосибирск привезти бандеровцев из Киева. И надо сделать это очень быстро.

Все закивали.

– Задание для всех: нужно прошерстить новосибирские блоги, найти десяток перспективных тем и несколько хороших авторов, готовых с нами работать. К вечеру отчет уже должен лежать у меня на столе.

Несколько художников из разных городов за весьма скромное вознаграждение рисуют демотиваторы

Все горестно вздохнули: «Новосибирский проект» никак не отменял наших обычных заданий, просто теперь мы должны были работать в два раза больше. Кроме того, нужно было собрать список перспективных авторов и тем и для Калужской области, где также начала работу «Демкоалиция» Навального.

Самое главное огорчение дня: похоже, нам не придется ничего придумывать, чтобы опорочить Навального и его «коалицию». С этой задачей он и его окружение вполне справятся и сами. Например, один из региональных активных сторонников «РПР-ПАРНАСА» является сторонником отмены уголовного наказания за педофилию и сбыт наркотиков, публикуя в сети такую предвыборную политическую программу: «Я полностью легализую все наркотики и педофилию. Если ребенок может хоть как-то – словами, жестами, мимикой – выразить свое согласие, то нет никаких оснований для наказания взрослого. За что наказывать, спрашивается? Ведь никакого насилия нет…» Я сначала было не поверил своим глазам – подумал, что это фейк, изготовленный специалистами по пресловутому «черному пиару», ведь не может же ни один политик в здравом и твердой памяти призывать к такому самоубийственному шагу… Но нет, на его страничке в социальных сетях полно фотографий с одиночных пикетов против «наркорепрессий», сам дневник ведется уже много лет. Я был просто огорчен: ну зачем же подбирать себе таких сторонников, а? Зачем так подставлять демократическое движение? Ведь неужели кто-то думает, что с такими кандидатами возможно выиграть хоть какие-нибудь выборы хоть в одной из европейских стран?!

День шестой

Оказывается, в нашей конторе есть еще одно полностью законспированное подразделение: отдел картинок. Это полностью виртуальный отдел: несколько художников из самых разных городов за весьма скромное вознаграждение рисуют демотиваторы и фотоколлажи, которые затем расходятся по Сети. Но если в случае с Украиной они действуют вполне самостоятельно, то для работы против Навального им тоже потребовались техзадания. В итоге вся контора сидит и придумывает демотиваторы про союз Навального и Касьянова. Получается, честно говоря, так себе.

Я же сижу и думаю, почему же власть так боится этой «демократической коалиции», если даже в Новосибирске – городе, который в начале 90-х славился как колыбель либеральных реформ в России, число сторонников демократической оппозиции по всем социологическим опросам не превышает нескольких процентов. В то же время именно Новосибирск стал первым городом в новейшей истории России, где «Единая Россия» проиграла выборы мэра кандидату от КПРФ, которого поддержал союз из десятка политических оппозиционных партий. Проигрыш стоил губернатору своего рабочего кресла, и вот теперь новый губернатор призывает всеми силами бороться с горсткой «белоленточников», не обращая никакого внимания на настоящую оппозицию. Видимо, коммунисты уже совершенно не воспринимаются как конкуренты «единороссам», тогда как люди Навального воспринимаются в Кремле как самая главная угроза. Согласитесь, это заставляет задуматься.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Инфоповод для «работы»

День седьмой

– Тебе что больше нравится: тушенка или шпроты?
– Тунец.
– Тунец? Почему тунец?
– С ним салат вкусный. А шпроты я не ем. И тушенку тоже.
– Ну и зря. Вот скоро американцы дожмут санкции, настанут черные деньки, и все вспомните про тушеночку!

Цыбулин полученную авансом от шефа премию «За Екатеринбург» решил не просто потратить, но вложить в торгово-закупочный бизнес – а именно в покупку большой партии консервов. Дескать, сейчас они стоят дешево, но что будет потом – кто знает?

На крайний случай, самому пригодится, – размышляет Цыбулин. – Переживем голодный год.

– Ну, тогда тебе придется «Камаз» с дошираком купить.
– А что? Это тоже стратегический продукт. Жаль, у тестя сарай маленький – хранить будет негде.

Нужно что-нибудь придумать. Чем жестче, тем лучше

День восьмой

В наш Заповедник поступил новый заказ: нужно облить грязью нескольких деятелей Объединенного народного фронта из одного крупного региона – назовем его N-ском. Интрига оказалась простой: оказывается, в городе N-ске члены «Единой России» и верные деятели ОНФ организовали на паях общественный проект «Мы против коррупции!» – в пику «Роспила» Навального. Правда, в отличие от «Роспила» у МПК гораздо больше полномочий: например, они могут отменять состоявшиеся конкурсы на право госзакупок. Но вот незадача: мест в руководстве МПК, разумеется, не хватило на всех, но при этом члены ОНФ путем каких-то хитрых интриг сумели вытолкать «единоросов» на обочину жизни. Партийцы же натурально обиделись и решили «заказать» коварных союзников. К конверту с деньгами приложили и листочки с компроматом: так, например, один «народофронтовец», в прошлом чиновник городской администрации, оказался хроническим алкоголиком и однажды, будучи в сильном подпитии, жестоко избил жену с пятилетним сыном. Другой же «антикоррупционер» сам оказался зиц-председателем Фунтом, которому мэр N-ска доверил управление активами. Причем «антикоррупционер» успел даже посидеть в тюрьме по обвинению в мошенничестве, но уголовное дело так и не дошло до суда, рассыпавшись по причинам, о которых может догадаться любой читатель. Забавная деталь: один из этих мэрских активов, местный свечной заводик, был отжат «черными рейдерами», а частное охранное предприятие, которое и обеспечило отжим собственности, принадлежало одному из членов «Единой России».

Однако, по мнению Владимира Радионовича, подобного компромата для полномасштабной информационной атаки было недостаточно. Жена чиновника оказалась бывшей фотомоделью и светской львицей со столь блудливой репутацией, что половина города тут же усомнилась бы в объективности истории о беззащитной жертве в лапах пьяного чудовища, а вторая бы половина лично бы захотела продолжить экзекуцию. Историей же о рейдерском захвате предприятий в N-ске тоже никого не удивишь.

– Короче, нужно что-нибудь придумать. Чем жестче, тем лучше – удар должен быть мощным и убойным, так, чтобы бить сразу и наповал. Есть идеи?
– Идей как грязи, – хмуро откликнулся Цыбулин. – Сейчас набросаем…

День девятый

Утро началось с гомерического спора между редакторами. Виктор Симоненко, составляя для «новостников» свой очередной «темник» – список новостей, которые нужно обязательно осветить – употребил термин «гомосеки». Так и написал: «Гомосеки собираются провести в Киеве гей-парад, но правосеки – против». И задумчиво спросил у Леры:

– Слушай, гомосеки – это нормальное слово? Может, лучше их педерастами написать, но ведь там на парад выйдут не только одни педерасты, там и лесбиянки, и трансы там разные…
– Ты с ума сошел! – тут же вскинулась Лера. – Гомосеки – это очень оскорбительно!
– В смысле, оскорбительно?.. Это же сокращенный вариант от слова гомосексуалисты…
– И гомосексуалисты тоже неполиткорректно!
– Да?! Гм… А как же политкорректно?
– Они себя называют гомосексуалами. Так правильно.
– Да мне плевать, как они себя там называют, – закричал из своего угла Цыбулин, оторвавшись от очередного ведра доширака. – Пиши прямо: «пидарасы»!
– Юрий, вы с ума сошли! – вскочила на ноги Лера. – Давайте придерживаться рамок политкорректности, которые приняты в цивилизованном обществе!

В ответ Цыбулин, разбрызгивая куски лапши, начал яростно доказывать, что он не желает иметь ничего общего с цивилизацией, запрещающей ему называть вещи своими именами:

– Я звал и называл пидарасов пидарасами, жидов – жидами, а негров – неграми, и никакая политкорректность мне не указ!

Но Леру было просто так не остановить.

– Негры – это неправильное слово! – кричала Лера. – Надо говорить афроамериканцы! И жиды – тоже неправильное слово!

Запад должен быть толерантным, а нам необязательно

– Это пусть американцы своих негров афроамериканцами зовут, – поддержал начальство Симоненко. – Они негров в рабство продавали, вот пусть они и извиняются. А у нас негры генералами и поэтами служили, поэтому нам их можно неграми называть. Да и вообще, ты знаешь, откуда произошло слово «негр»?
– Так их белые колонизаторы называли – типа это название рабов…
– А вот и неправда! – победно вскричал Симоненко. – Негр это производное от латинского слова «негро», то есть черный.
– Плевать на то, что это латинское слово. Сейчас это оскорбление, и все!
– Подожди, но ведь есть же официальный термин «негроидная раса». Ты что же, предлагаешь и от этого термина отказаться?!
– Да! Нужно отказаться. И извиниться перед афро-американцами.
– Ну тебя и ахеджакнуло сегодня!
– И вот это слово мерзкое я тоже терпеть не могу!
– Какое слово?
– Про Ахеджакову! Перестань так говорить!
– Сначала ты перестань здесь свои ахеджаки разбрасывать!
– Она хорошая актриса, между прочим….
– И большая дура…
– Сам ты дурак! – вскинулась Лера и тут же пошла в контрнаступление. –  Вот ты говоришь, это Запад должен быть толерантным, а нам необязательно, потому что мы людей в рабство не продавали, да? А ты забыл про крепостных?!
– А что крепостные?
– А то, что мы, может, африканцами и не торговали, зато своих русских продавали направо и налево. А это еще хуже! И даже твоя православная церковь тогда крестьянами торговала!
– Ты церковь не трогай!
– Целые деревни были в собственности монастырей! Иди учи историю!
– Не трогай церковь, ты, нехристь!
– Сам заткнись!
– Оба заткнитесь! – закричал взбешенный Цыбулин. – Хватит базарить! Симоненко, почему мне опять авторы пишут, что у них работы нет?! Чернова, мать твою, ты новое техзадание по Навальному сделала?! Опять забыла?! Мне что тебя снова на 50 долларов оштрафовать! И запомните до самого конца вашей никчемной жизни, что здесь вам не дискуссионный клуб, а работа!

 Медиапроект s-t-o-l.com

Инфоповод для «работы»

Спор на какое-то время утих, перейдя в булькающее состояние, когда время от времени Лера с Витей продолжали вполголоса обмениваться язвительными репликами.

Я их слушал и думал – забавно, но даже в Заповеднике, где, казалось бы, сами слова мораль и нравственность уже кажутся мне ругательствами, где десятки авторов готовы по указке начальства вылить тонны заказухи и грязи на кого угодно, люди все равно стараются сохранить в глубине души какой-то – пусть самый небольшой участочек – чистого и не тронутого общей ненавистью пространства. Эдакий последний бастион, не дающий им окончательно скатиться в скотство и полный цинизм. К примеру, для Леры, которая до этого написала десяток техзаданий с призывом заклеймить оппозицию как «врагов народа», посадить Яшина и Навального как «агентов иностранных разведок», таким островком стала политкорректность.

Для Симоненко, работавшего в свое время над созданием постановочных сюжетов для канала НТВ о кознях оппозиции, сочинившего десятки слухов и сплетен, таким последним редутом осталась религия.

Интересно, а какой «островок» остается у меня? И останется ли вообще?

 

Продолжение следует…