×

Заведующий всем

«Русский поэт, авиатор и журналист» — так называет себя Илья Иконников. Фотограф Марина Балакина выясняла, как живет начальник аэропорта в деревне Лопшеньга на Онежском полуострове
+

 Медиапроект s-t-o-l.comВсе его владения – это небольшая взлётная полоса, дом с табличкой «Аэропорт Лопшеньга» и большая жёлтая тетрадь, в которой он ведёт нехитрую бухгалтерию.

Всю свою жизнь Илья посвятил местным воздушным линиям – локальной авиации. По первому образованию Иконников учитель русского языка и литературы. Эту специальность он получил в Архангельском (Поморском) университете, но не проработал по ней ни дня. Поэтом и журналистом он называет себя не просто так: во время учёбы сотрудничал с газетой, давно пишет стихи и даже состоит в Союзе писателей России. Но своим служением считает авиацию.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Взлетная полоса аэропорта «Лопшеньга» находится у самого Белого моря. Вокруг, кроме деревьев, ничего нет. До деревни отсюда больше километра

 Медиапроект s-t-o-l.com

В доме начальника аэропорта холодно. Печь он топит только по особым случаям, маленький обогреватель держит включенным далеко не всегда — иначе вылетают пробки

До того, как получил профильное образование, работал сторожем воздушных судов. В 1998 году окончил Ульяновскую высшую школу подготовки авиадиспетчеров. Стал работать по профессии. Потом прошёл дополнительное обучение и с 2005 года исполнял обязанности начальника аэропорта Онега, а заодно и кассира-бухгалтера.

В Онеге у Ильи была семья: жена, дети. Но жена ушла к другому, а аэропорт пришёл в запустение: там не осталось ни аппаратуры, ни отопления, и его признали аварийным. Сотрудники работали в металлических вагонах-бытовках. В конце концов коллектив ликвидировали. Илья попросил начальство перевести его в какой-нибудь другой круглогодичный аэропорт. Так в 2012 году он оказался в Лопшеньге. В Онегу он теперь лишь изредка летает в командировки. Вертолётную площадку там поддерживает в рабочем состоянии его 72-летний коллега.

 Медиапроект s-t-o-l.com

В этом журнале Илья Иконников фиксирует все полеты. Пассажиров мало, например, за весь февраль 2018 года их набралось только 11 человек

 Медиапроект s-t-o-l.com

В обязанности начальника аэропорта входит следить за состоянием взлетной полосы и измерять толщину снега

 

В Лопшеньге Илья и начальник аэропорта, и авиадиспетчер-информатор, и бухгалтер. Авиадиспетчеров в окружающих населённых пунктах повсеместно сокращают и отправляют на пенсию. Сокращается и количество авиарейсов.

«Все аэропорты в нашей области ждёт закрытие, – говорит Иконников. – Вопрос лишь в том, какой закроют раньше, какой позже… В Онегу построена дорога, и аэропорт там стал не нужен ещё с начала 90-х. Авиарейс в Пурнему из Онеги выполнялся до тех пор, пока не построили дорогу в Пурнему. Это случилось осенью 2015 года. Как только построят дорогу в Лопшеньгу, закроется аэропорт и тут. Возможно, придется ехать ещё куда-то, я морально готов к этому».

 Медиапроект s-t-o-l.com

К самолету на снегоходах подвезли почтовые посылки, которые нужно передать в Архангельск. Прежде чем отправиться в город, самолет заберет пассажиров из других населенных пунктов, расположенных неподалеку

 Медиапроект s-t-o-l.com

Иконников сам ведет нехитрую бухгалтерию. На работе он пользуется проводным или самым простым кнопочным телефоном

Жители окрестных населённых пунктов пользуются услугами аэропорта всё реже. Но Иконников не считает, что наземные перевозки стали полноценной заменой полетам: «В вашем понимании дорога – это асфальт. А у нас дорога – это просека в лесу, где болота засыпаны песком. Через такие места транспорт перетаскивают трактором. Я не против дорог, но я против того, что у людей отнимают возможность выбора, каким транспортом пользоваться… Людям есть нечего, их задавили поборами и тарифами, зарплаты такие, что их при нормальной жизни не должно хватать даже на один день, а надо жить месяц и платить все платежи. Вот поэтому люди и не летают. Вы сами видели, какая у нас загрузка. Такие рейсы надо закрывать и больше не вспоминать о том, что они были…».

 Медиапроект s-t-o-l.com

В Лопшеньге несколько магазинчиков, где продаются и продукты, и хозяйственные товары. Обычные покупки Ильи — хлеб, пельмени, печенье, по особым случаям — апельсины. Продукты, которые могут храниться долго, он закупает впрок. Живет аскетично, большую часть заработка отправляет детям в Онегу

 Медиапроект s-t-o-l.com

Илья любит просматривать и постить фотографии из своего архива. Когда-то он работал фотокорреспондентом в газете да и сейчас немало снимает на «мыльницу»

При этом сам же Иконников говорит, что полёты экономят и время, и деньги: путешествие по дороге Архангельск–Лопшеньга занимает 12 часов и обходится в 8 000 рублей. Билет на самолет стоит всего 3670 рублей, а для пенсионеров и детей меньше 3 000. Сам он категорически отказывается пользоваться наземным транспортом – для него существуют только полёты.

Если требуется его помощь в качестве авиадиспетчера-информатора, Иконников готов по многу часов проводить в неотапливаемом помещении аэропорта, чтобы передать на борт самолёта нужные данные. За рамками работы связь с внешним миром он поддерживает через свою страничку ВКонтакте, где размещает фотографии, зачастую архивные, и ссылки на публикации в поэтических сборниках.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Старое одеяло, на фоне которого позирует Илья, предназначено для утепления — чтобы от входной двери не дуло

 Медиапроект s-t-o-l.com

Иконников состоит в Союзе писателей России, пишет стихи и публикуется в литературных журналах и пабликах. На страницах своей тетрадки он ставит печать аэропорта

Живёт Илья в полной изоляции: с людьми общается мало и неохотно, в магазины ходит редко и делает покупки впрок. Целую комнату в доме отвёл под припасы, хранит там консервы, печенье и прочие продукты. Их качество оставляет желать лучшего: в пельменях, что продаются в Лопшеньге, запросто можно вместо мяса обнаружить газетную бумагу. Зато местный аэропорт – в двух шагах от Белого моря. Тут в тебе волей-неволей проснётся поэт. И Иконников продолжает писать стихи: «Может, здесь, под звёздами, на поле / Большее найду, чем потерял, / Снова обрету покой и волю / И приду к началу всех начал». О работе он тоже говорит поэтично: «Это моё служение. Если закроют один храм, переведут в другой. Но пока не закрыли, я служу тут. Только вместо храма – аэропорт».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Борт санавиации должен приземлиться в соседней деревне, где нет диспетчера. Погода нелетная, и Илье приходится ждать шесть часов, пока самолет вылетит из Архангельска

 Медиапроект s-t-o-l.com

На первом этаже аэропорта находится неотапливаемый зал ожидания. На втором этаже — диспетчерская. Она протапливается, когда есть рейсы

 Медиапроект s-t-o-l.com

Иконников встречает самолет у взлетной полосы

 Медиапроект s-t-o-l.com

Иконников говорит, что может работать в СМИ, в издательском деле, в педагогике, такистом или трактористом. Но хочет работать там, где ему хорошо. А хорошо — в авиации: «Если закроют аэропорты, я всё равно буду служить авиации. Возможно, в каком-либо аэроклубе или частном аэропорту. Это действительно сказочная работа, и она мне очень нравится. Никто из начальников аэропортов никогда не уходил по своей воле. В стране нас осталось меньше 300 человек