×

А вас было бы за что расстрелять?

«Последний адрес» – это история про человеческую жизнь. Это табличка на доме человека, который когда-то жил рядом с нами. Откуда однажды человек ушел, чтобы никогда не вернуться. Может быть, в моем доме, в соседней квартире. Человек как и я. И может того же возраста, такого же роста, той же профессии. Каково это – встать на его место?
Прохожие отвечают на вопрос: «A вас было бы за что расстрелять, если бы мы вдруг перенеслись на 80 лет назад?»
+
111 Медиапроект s-t-o-l.com

Настя и Ольга, студентки Московского государственного университета технологий и управления

Ольга: Конечно, сегодня очень важно и нужно вспоминать всех репрессированных в годы сталинского террора. Это уроки нашей истории, которая не должна повториться. И чтобы этого не произошло, надо помнить о том, какие ужасные вещи тогда творились…

Настя: Для меня это очень важно еще и потому, что мои предки – прадедушка с его семьей – были репрессированы. Прадедушку расстреляли, моя семья тогда выжила только чудом.

 

Мария, домохозяйка Медиапроект s-t-o-l.com

Мария, домохозяйка

Было бы за что меня расстрелять, если бы я вдруг перенеслась на 90 лет назад? Наверное, было бы. Хотя бы за это. Я сейчас еду из управляющей компании, с которой веду спор, а мне доказывают, что я абсолютно не права. Вот, сейчас только оттуда. Мне сказали: «Ваш вопрос решается…». Вопрос квартирный. Я думаю, вы знаете, что в сталинские времена, когда хотелось чью-либо квартирку, то можно было и рассказать что-то кому-то. Да и в наше время, когда управляющая компания является монополистом, то и с их стороны возможны… гадости, так сказать. Вот я как представила, что после моих разборок с управляющей компанией моя табличка тоже здесь появится в качестве памяти о репрессированной… Участвовала ли в акциях? Нет, а зачем мне это надо? Кампанию поддержу, а так мне это не надо.

Наталья, служащая Медиапроект s-t-o-l.com

Наталья, служащая

Кто не знает своей истории, тот никто. Поэтому важно помнить всё. Если бы я сама жила в то время, то я бы хотела умереть вместе с мучениками за веру. Надеюсь, что Господь дал бы мне сил.

Миша, промоутер Медиапроект s-t-o-l.com

Миша, промоутер

У меня «три» по истории. С одной стороны память о репрессиях — это хорошо, а с другой — не очень. Ворошить прошлое как-то нехорошо. Особенно тем, кто жив. Они живут спокойно, и им не хочется вообще ни о чем вспоминать. А мне машину доделать надо и валить. Моя точка зрения — свалить вообще из России. Чем скорее, тем лучше. Нет, здесь не в климате дело. Я в наших дорогах и в правительстве разочаровался. Штрафы достали. А насчёт расстрелять, то да, было бы за что…

Элеонора Соломоновна, пенсионерка Медиапроект s-t-o-l.com

Элеонора Соломоновна, пенсионерка

Об акции не слышала. У меня не было в семье репрессированных, но соседей и знакомых это коснулось. Я помню ужасный момент, когда в квартире над нами арестовали родителей, и мальчик выбросился из окна седьмого этажа на моих глазах (ему было лет 14, а мне 6). Я помню, как родные мои все время дрожали при стуке в дверь. Хоть нас это как-то миновало, но рядом, в соседних подъездах много всего было.

Павел, водитель Медиапроект s-t-o-l.com

Павел, водитель

Об акции не слышал. Отношусь к этому положительно, хотя мне без разницы. Как я отношусь к тому, что надо помнить тех, кто пострадал от репрессий? Как все, так и я.

Илья, студент Медиапроект s-t-o-l.com

Илья, студент

Об акциях слышал, участвовал в молитве памяти. Отказываясь от этой горькой памяти, мы обесцениваем человеческую жизнь, а значит, теряется ценность и нашей жизни. Думаю, нам еще очень много нужно узнать о себе, как наследниках этого времени. Поэтому память о всех пострадавших просто необходима.

Мария, учащаяся лицея.  Медиапроект s-t-o-l.com

Мария, учащаяся лицея

 

Конечно, об этом важно помнить. Почему? Мне сейчас сложно так сразу ответить. Чтобы не повторилось, потому что человек достоин уважения… Простите, можно красивее сказать, но мне сложно… Но помнить нужно.

Кирилл, студент. Я знаю про репрессии, но не слышал про 30 октября. Но об этом конечно важно помнить и знать – должно быть уважение к личности человека. Если бы я жил в то время, то у властей были бы основания меня арестовать. Тогда господствовал пролетариат, только его ценности, а я считаю, что нужно уважать ценности разных групп людей. Нельзя быть одногранным Медиапроект s-t-o-l.com

Кирилл, студент

Я знаю про репрессии, но не слышал про 30 октября. Но об этом конечно важно помнить и знать – должно быть уважение к личности человека. Если бы я жил в то время, то у властей были бы основания меня арестовать. Тогда господствовал пролетариат, только его ценности, а я считаю, что нужно уважать ценности разных групп людей. Нельзя быть одногранным.

Роман, юрисконсульт Медиапроект s-t-o-l.com

Роман, юрисконсульт

Отношение к пострадавшим в годы сталинских репрессий у меня двойственное. С одной стороны, в те годы действительно пострадало много невиновных людей. Прежде всего, из-за несовершенства правовой и судебной системы, когда признание обвиняемого считалось «царицей доказательств». Разумеется, это стало благодатной почвой для злоупотреблений властью со стороны работников правоохранительных органов, которые зачастую под пытками выбивали показания у подследственных и не утруждали себя сбором каких-либо еще доказательств вины. С другой стороны, я часто спрашиваю себя: а так ли уж были невиновны эти люди? Многие из них сами были большевиками, они сами ратовали за создание подобной системы «красного террора», так что, как говорится, за что боролись, на то и напоролись. С третьей стороны, я уверен, что многие оценки количества жертв ГУЛага сегодня необъективны и часто завышены – все-таки, в то время сажали не только «врагов народа», но и настоящих уголовников. Так что, я не уверен, что сегодня память репрессированных в 30-е годы нужно почитать каким-либо особым образом. Нужно еще раз все тщательно обдумать… Как я отношусь к перспективе прекращения моратория на смертную казнь в России? Хорошо отношусь, положительно. Почему все эти насильники, серийные маньяки-убийцы, террористы должны жить в тюрьмах за наш счет?! Но, разумеется, смертный приговор должен быть обоснован и стопроцентно доказан, а не как тогда, при Сталине…

Домохозяйка Медиапроект s-t-o-l.com

Юлия, домохозяйка

Я почти не живу в России. Про акции слышала, но не участвовала. Такие акции, разумеется, нужны, пусть они и не интересны широкой общественности. Если бы я жила тогда так, как сейчас – меня, конечно, было бы, за что расстрелять. Конечно, я считаю, что репрессии это плохо, а свобода – это самая главная ценность человеческой жизни.

Марек и Лаура, пенсионеры из Бельгии Медиапроект s-t-o-l.com

Марек и Лаура, пенсионеры из Бельгии

Вы говорите «Камни преткновения»? Да, я вспоминаю об этом. Это те места, где было последнее место жительства для многих людей, и откуда их потом забрали на смерть. Я рада, что и у вас хранят эту память, ведь очень важно помнить, чтобы такое впредь не повторилось. Нигде.

Эмиль, школьник, Французский лицей в Москве Медиапроект s-t-o-l.com

Эмиль, школьник, Французский лицей в Москве

Репрессии?! Какие репрессии? Простите, но в школе нам ничего такого не рассказывали. Нет, мы не учим историю СССР, мы сейчас проходим историю Французской республики.

Вперёд
Хэллоуин