×

Афганская война: «Медвежий капкан» для советских солдат

Афганистан стал площадкой большой геополитической игры между Советским Союзом и странами НАТО. Причём ни Брежнев, ни его окружение не представляли, чем обернётся для страны эта авантюра
+

Помощь южному соседу

К началу 70-х годов прошлого столетия Афганистан являлся отсталой страной, находящейся на задворках цивилизованного мира. И ведущие державы его просто не замечали. Государство ни у кого не вызывало интереса.

Несмотря на внешне спокойную обстановку, реальная ситуация в государстве от года к году становилась всё хуже. Население начинало открыто возмущаться. Вот только правительству было не до этого, власть смотрела на это сквозь пальцы. Ни у кого из представителей так называемой «элиты» и мысли не было, что есть вероятность пройти «точку невозврата».

Равнодушие к собственному народу привело к революции

Равнодушие к собственному народу привело к революции. На удивление местной власти, уже в апреле 1978 года государство оказалось под контролем Народно-демократической партии. А новым лидером государства стал генеральный секретарь Центрального комитета Нур Мохаммад Тараки. Он с симпатией относился к Советскому Союзу. Северный сосед ответил взаимностью. И вскоре страны подписали Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве.

Но гражданская война в Афганистане не утихала. И власть Тараки была не так сильна, как хотелось бы Леониду Ильичу Брежневу. В Кремле с опаской наблюдали за событиями на юге, справедливо опасаясь, что «престол» в любой момент мог перейти к человеку с симпатией к звёздно-полосатому флагу. Но лезть в конфликт в открытую Кремль не решился. Вместо этого из СССР в Афганистан стали отправляться военные специалисты и чекисты. Первые делились опытом с зарубежными коллегами, вторые держали руку на пульсе.

Надежда на то, что Тараки сумеет «разрулить» ситуацию, теплилась в Кремле до последнего. Но чуда не произошло. Лидер оказался слишком слаб.

Гром грянул 27 апреля всё того же 1978 года: в стране началась Саурская революция. Правительство Афганистана, понимая, что ситуация окончательно вышла из-под контроля, 8 мая попросило помощи у СССР. Тараки настаивал на том, чтобы советская сторона направила в качестве поддержки ещё больше военных специалистов и сотрудников КГБ. Брежнев согласился. Но выделенной помощи было явно недостаточно, хотя Тараки ещё держался.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Премьер-министр ДРА Нур Мухаммед Тараки и генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев. 4 декабря 1978 года. Фото: Валентин Кузьмин, Владимир Мусаэльян / Фотохроника ТАСС

В марте 1979 года огнём мятежа заполыхал город Герат. И тут афганское правительство уже прямым текстом попросило о вводе советских войск. За короткий срок таких обращений поступило порядка двух десятков. Но каждый раз СССР отказывал. Комиссия ЦК КПСС по Афганистану, проанализировав ситуацию, решила, что вмешиваться нельзя. 19 марта Брежнев на заседании Политбюро ЦК КПСС заявил: «Был поставлен вопрос о непосредственном участии наших войск в конфликте, возникшем в Афганистане. Мне думается, что… нам сейчас не пристало втягиваться в эту войну. Надо объяснить… афганским товарищам, что мы можем помочь им всем, что необходимо… Участие наших войск в Афганистане может нанести вред не только нам, но и прежде всего им».

События продолжали развиваться по самому худшему для СССР сценарию. Осенью в Афганистане произошёл государственный переворот. Тараки погиб, а власть захватил Хафизулла Амин. Боясь участи своего предшественника, Амин решил ещё глубже погрузить страну в бочку с кровью. В Афганистане настало время жестоких и неоправданных репрессий. Но расчёт Амина не сработал: наоборот, против него и правящей партии восстал не только простой народ. К ним присоединились боевики из исламских оппозиционных группировок. Причём за последними стояли и арабские страны, и НАТО. Они поддерживали моджахедов вооружением, боеприпасами, а также проводили подготовку будущих солдат. Положение Амина становилось всё хуже. Он понимал, что его единственный шанс на спасение – Советский Союз. Он несколько раз просил о помощи, но Кремль его игнорировал. Причин было много, но главная – Брежнев и его окружение не верили Амину. Чекисты сообщали, что лидер страны периодически контактировал с американскими спецслужбами. Делать ставку на Амина было слишком рискованно, поэтому в Кремле решили оказать помощь Бабраку Кермалю.

Очередной государственный переворот лишь усугубил кризис

Но сделать его официальным правителем Демократической республики Афганистан Брежнев не мог. Камнем преткновения являлся опальный Амин. И тогда вмешался КГБ. Одна из самых сложных спецопераций за историю Комитета закончилась успешно. Афганский лидер был устранён, «трон» занял просоветский Кармаль. Но триумф оказался ложным. Кремль вместе с чекистами допустил ошибку. Дело в том, что Кармаля, мягко говоря, на родине не любили. Поэтому очередной государственный переворот лишь усугубил кризис. Стало отчётливо понятно, что СССР не удастся обойтись малой кровью в делах южного соседа.

Брежнев долго сопротивлялся, но Устинов и Андропов сумели доказать ему необходимость ввода войск. 12 декабря 1979 года Леонид Ильич и специальная комиссия Политбюро КПСС приняли решение вмешаться во внутренние дела независимого государства. 24 декабря Устинов поставил свою подпись в директиве № 312/12/001. Она гласила: «Принято решение о вводе некоторых контингентов советских войск, дислоцированных в южных районах нашей страны, на территорию ДРА в целях оказания помощи дружественному афганскому народу, а также создания благоприятных условий для воспрещения возможных антиафганских акций со стороны сопредельных государств».

«Вьетнамская война Советского Союза»

Так в некоторый западных печатных изданиях назвали попытку СССР поддержать свою марионетку. Уже спустя несколько дней стало очевидно, что противостояние затянется надолго, ведь, по сути, советским солдатам пришлось воевать не с кучкой моджахедов, а чуть ли не со всем населением Афганистана. Мирные жители даже крохотных деревень поддерживали оппозицию. Они дезориентировали войска, сообщали о всех перемещениях партизанам, устраивали диверсии. К такому повороту событий командование не было готово.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Моджахеды с двумя 57-мм противотанковыми пушками ЗИС-2 советского производства, отбитыми у правительственных войск в районе Даджи, Провинция Пактия, август 1984 года. Фото: Erwin Lux

Потери с советской стороны были большими. Кроме этого, Кремль сильно испортил отношения со многими странами, даже с дружественными. Практически никто из мировых лидеров не поддерживал вмешательство в Афганистан. На фоне общественного резонанса в 1980 году появилось знаменитое письмо академика Сахарова, направленное Брежневу. Вот отрывок того послания: «Военные действия в Афганистане продолжаются уже семь месяцев. Погибли и искалечены тысячи советских людей и десятки тысяч афганцев — не только партизан, но главным образом мирных жителей — стариков, женщин, детей, крестьян и горожан. Более миллиона афганцев стали беженцами. Особенно зловещи сообщения о бомбёжках деревень, оказывающих помощь партизанам, о минировании горных дорог, что создает угрозу голода для целых районов…

Также не подлежит сомнению, что афганские события кардинально изменили политическое положение в мире. Они поставили под удар разрядку, создали прямую угрозу миру не только в этом районе, но и везде. Они затруднили (а может, сделали вообще невозможной) ратификацию договора ОСВ-2, жизненно важного для всего мира, в особенности как предпосылки дальнейших этапов процесса разоружения. Советские действия способствовали (и не могли не способствовать!) увеличению военных бюджетов и принятию новых военно-технических программ во всех крупнейших странах, что будет сказываться ещё долгие годы, усиливая опасность гонки вооружений. На Генеральной Ассамблее ООН советские действия в Афганистане осудили 104 государства, в том числе многие, ранее безоговорочно поддерживавшие любые действия СССР».

Но какого-либо эффекта письмо Сахарова, конечно, не имело. Кремль его не услышал, продолжая гнуть свою линию. При этом уже в 80-м году последние капли наивности испарились. Стало понятно, что противостояние затянется на длительный срок. Всё чаще специалисты говорили о чрезмерной нагрузке на экономику страны, которая и так переживала далеко не лучший период своей жизни. Но усилия были тщетны. Признать ошибку Брежнев, Устинов и Андропов не могли.

В 1989 году советские солдаты вернулись домой. Война для страны серпа и молота завершилась, как, впрочем, и её жизнь

Шли годы. Брежнева сменил Андропов, Андропова, в свою очередь, Черненко. Затем к власти пришёл Горбачёв, а война в Афганистане всё ещё продолжалась. В самом конце 80-х годов стало понятно: войска нужно выводить. Продолжать боевые действия уже не был ни сил, ни возможности, поскольку уже и сам СССР находился в шаге от пропасти. В 1989 году советские солдаты вернулись домой. Война для страны серпа и молота завершилась, как, впрочем, и её жизнь.

После распада СССР в 1991 году в Афганистане произошёл очередной государственный переворот. Президент страны Мохаммад Наджибулла был смещён со своего поста, власть захватили талибы, провозгласив создание Исламского эмирата Афганистан. Десять лет войны завершились провалом. Правда, генерал-полковник Громов, который командовал 40-й общевойсковой армией, с поражением не был согласен. В книге «Ограниченный контингент» он писал: «Я глубоко убеждён: не существует оснований для утверждения о том, что 40-я армия потерпела поражение, равно как и о том, что мы одержали военную победу в Афганистане. Советские войска в конце 1979 года беспрепятственно вошли в страну, выполнили — в отличие от американцев во Вьетнаме — свои задачи и организованно вернулись на Родину. Если в качестве основного противника Ограниченного контингента рассматривать вооружённые отряды оппозиции, то различие между нами заключается в том, что 40-я армия делала то, что считала нужным, а душманы — лишь то, что могли».

Но всё же факты говорят об обратном. СССР за годы войны так и не смог победить оппозицию и обеспечить полный контроль для своего ставленника. Едва советские солдаты покинули территорию Афганистана, как моджахеды одержали безоговорочную победу. Плюс катастрофические последствия для бюджета. Ну и самое главное – потери. По последним подсчётам, СССР потерял порядка 14,5 тысячи солдат и более 500 чекистов. Военным, вернувшимся домой, приходилось заново учиться жить в уже неизлечимо больной стране. Естественно, далеко не у всех это получалось. Кто-то становился наёмником, кто-то вступал в ОПГ, которые расцвели в конце 80-х – начале 90-х годов. А брошенная кем-то из кабинетных чиновников в лицо ветеранам фраза «Мы вас туда не посылали» обрела печальную известность.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Советские солдаты возвращаются на Родину из Афганистана. Фото: Александр Гращенков / РИА Новости

В 1989 году в «Комсомольскую правду» пришло письмо от одного из бывших солдат: «Знаете, если бы сейчас кинули по Союзу клич: „Добровольцы! Назад, в Афган!“ — я бы ушёл… Чем жить и видеть всё это дерьмо, эти зажравшиеся рожи кабинетных крыс, эту людскую злобу и дикую ненависть ко всему, эти дубовые, никому не нужные лозунги, – лучше туда! Там всё проще».

Афганская война – трагедия, которая навсегда останется в памяти жителей России. И ведь до сих пор многие ветераны не понимают, ради чего они воевали. СССР уже давно нет, а Афганистан и по сей день никак не может потушить огонь гражданской войны, вспыхнувшей несколько десятилетий назад.