×

Археологи опровергли миф о двоеверии Древней Руси

В Москве прошла всероссийская научная конференция «Археологические исследования в России: новые материалы и интерпретации», в ходе которой директор Института археологии РАН Николай Макаров представил первые результаты новых исследований могильника Гнездилово в 7 км от Суздаля
+

Если бы вам посчастливилось приехать на место раскопа недалеко от могильника Гнездилово Владимирской области, вы бы увидели обычные среднерусские просторы с заурядными пашнями без малейших признаков курганов. Даже профессиональному археологу ничто бы не указало на место, где именно в X–XIII вв. здесь стояли четыре селища Суздальского княжества.

Раскопки в этих местах предпринимались ещё в середине XIX века графом Уваровым, но было невозможно найти могильник. Проблему удалось решить благодаря технологиям и удивительно тщательной и верной работе землемера Василия Аляева.  170 лет назад он составил топографическую карту такой точности, что, когда её наложили на результаты современной геофизической съёмки, магнито- и электроразведки, то удалось найти хорошее место для возобновления старых работ. Раскоп сделали относительно небольшой: примерно 100 квадратных метров. Под слоем земли нашли округлые основания курганов и кольцевидные ровики, окружавшие курганные насыпи. В северной части некрополя открылись 11 могил второй половины XI – начала XII вв., а в них – 15 погребений плохой сохранности. Археологи за полтора года собрали коллекцию из более чем 300 предметов конца X – начала XI вв.: украшения, бытовые принадлежности, предметы вооружения. Примерно треть – обычные для древнерусских могильников предметы из железа: кресала, курительные трубки, весовые гирьки, ключи, наконечники стрел, копья и несколько боевых топоров.

* * *

Многие находки некрополя сильно оплавлены и деформированы огнем. Это указывает на то, что Гнездилово – единственный могильник в районе Суздаля, в котором выявлены остатки языческих погребений по обряду кремации X – рубежа X–XI вв. В пахотном слое находились стеклянные бусы, бронзовые шумящие украшения, а в могилах – пережжённые кости. Учёные сделали научное предположение, что прямо в языческие могильные ямы врезались погребения по христианскому обряду: тела укладывались на спине в могильную яму с ориентировкой на запад, сопровождающих вещей не было.

Одно из погребений окружено кольцевой канавкой. То есть некрополь Гнездилово отражает разнообразные погребальные обряды, которые бытовали здесь в X–XII веках: с курганами, ингумациями  и грунтовыми поверхностными кремациями, когда прах рассыпался по поверхности земли, лишаясь индивидуальности, сливаясь с окружающим миром.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Директор Института археологии РАН Николай Макаров. Фото: Телеканал Культура/YouTube

– То, что резкая смена обрядов теперь задокументирована, – яркое культурное явление, –  продолжил Николай Макаров. – Поражает стремительность: переход произошёл за какие-то 20–30 лет! Ещё недавно мы широко датировали эти погребения, но сейчас в наших руках монеты, керамика, другие предметы-хроноиндикаторы, и они говорят. Со временем появятся результаты радиоуглеродного анализа.  Разнообразие погребальных обрядов в одном могильнике – явление необычное. Мы представляли себе культуру Древней Руси более монотонной.

* * *

 Ещё одно открытие связано с обнаружением могилы подростка, который был похоронен с боевым топором типа «чекан», то есть с «молотком» на обухе, который пришёл на Русь от восточных кочевников.

– Ценность могилы подростка состоит в том, что для славянского обряда XI в. нехарактерно сопровождать погребения оружием, в отличие от обрядов кочевников и скандинавов, – говорит Николай Макаров. – Ведь с принятием христианства оружие из погребений практически исчезло. За последние 170 лет мы встретили всего третий случай, когда в центре Северо-Восточной Руси встречается захоронение с топором, поэтому любые находки оружия в погребениях XI в. ценны. Это возможность увидеть, как выглядел низший слой элиты – вооружённый топорами. И составить археологический портрет молодых воинов, которые были важной движущей силой в устройстве общества, в его организации и экспансии. Теперь мы можем сказать, что воины присутствовали не только в городах, но и в больших поселениях. Правда, какие функции они исполняли, мы себе не очень хорошо представляем. Интересна сама проблема, как было организовано общество X в.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Боевой топор из разрушенного погребения. Фото: archaeolog.ru

* * *

В окрестностях Суздаля, судя по всему, жило состоятельное население из различных этнических групп с широкими внешними связями, они были вовлечены в военные занятия.  Курганы хранят сотни вещей, которых не могло быть у простых крестьян. Многие типы украшений и монет, найденных в могильнике, не встречаются в Суздальском кремле, где проводились масштабные археологические раскопки, вскрывшие большие площади. Именно в гнездиловской земле обнаружены вещи, которые указывают на обширные торговые связи с соседними странами: височные кольца в восточнославянской традиции, скандинавские фибулы – застежки для плащей, поволжско-финские украшения и подвески в виде коньков.

– Ещё 20–30 лет назад дирхемы и накладки из могильника Гнездилово  интерпретировались особым статусом поселения, его связями с торговыми путями, – поясняет Николай Макаров. – Сегодня мы понимаем, что такие вещи имели широкое распространение в X в. и не было ограничены исключительно военной и торговой средой. И всё же мы наблюдаем большую концентрацию вещей, которые связаны с военным делом, репрезентацией элиты и имеют значительную ценность. Их в могильнике Гнездилово больше, чем на других памятниках.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Подвеска-уточка. Фото: archaeolog.ru

Есть и авторские вещи, не встречающиеся нигде на памятниках Волго-Окского междуречья (к примеру, уникальная полая подвеска-уточка). Много круглых подвесок с изображением зверя. На всех целых монетах сохранились ушки и отверстия для подвешивания. В основном это восточные монеты, которые тысячами ввозились на Русь и были главным средством платежа. Кроме обычных для Суздальского ополья арабских дирхемов и западноевропейских денариев археологи нашли сасанидскую драхму Хосрова I (556 г.). А вот византийских монет в те времена было немного, несмотря на географическую близость империи. В могильнике Гнездилово их нашли всего пять. Особенно интересен редчайший для Руси византийский милиарисий императора Иоанна Цимисхия (969–976 гг.).

– Каждая находка византийской монеты – событие, – объясняет Николай Макаров. – Их мало, и они помогают уточнить карту тех поселений, которые были так или иначе интегрированы в карту русско-византийских связей. А Ионанн Цимисхий для русской истории – важный персонаж. Император изгнал Святослава из Болгарии, остановил продвижение Руси в Византию и в конечном счёте стоял во главе убийства киевского князя. Но монеты эти очень редки. И они показывают, что в орбиту русско-византийских связей были включены не только главные центры Руси Xв., такие как Киев или Великий Новгород, но и поселения более скромного ранга. Значит, и они получали византийскую монету, находились в каком-то контакте с империей. К сожалению, это всё, что здесь можно показать, но это немало, потому что источники этой эпохи мы собираем по крупицам.

Включить уведомления    Да Нет