×

Битва памяти. Раунд второй

15 марта в Сахаровском центре прошла вторая дискуссия из цикла «Битва памяти», организованная совместно с Комитетом гражданских инициатив и фондом Егора Гайдара
+

Участниками дискуссии выступили: Евгений Гонтмахер, член Комитета гражданских инициатив, Игорь Данилевский, профессор Школы исторических наук НИУ ВШЭ, Василий Жарков, руководитель программ «Мировая политика» и «Международная политика» МВШСЭН («Шанинка»), Егор Исаев, сотрудник Лаборатории публичной истории, преподаватель НИУ ВШЭ и МВШСЭН («Шанинка»), Валерия Касамара, заведующая лабораторией политических исследований НИУ ВШЭ, член КГИ, Андрей Колесников, член КГИ, руководитель программы Московского Центра Карнеги, Дмитрий Травин, профессор Европейского университета СПб, член КГИ, Григорий Юдин, профессор МВШСЭН («Шанинка»), руководитель программы «Политическая философия и социальная теория». Модератором выступил экономический обозреватель Борис Грозовский.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Участники конференции Фото: Gaidar Foundation

В формате дискуссии поднимались вопросы, которые касаются различного восприятия памяти о прошлом – как над этим рефлексируют обычные люди, как формирует память государство и какие иные факторы сохранения исторической памяти существуют. В частности, разговор был вокруг исследования Вольного исторического общества «Какое прошлое нужно будущему России», с которым можно ознакомиться на сайте Комитета гражданский инициатив. Исследование проводилось путем глубинных интервью на тему исторической памяти.

Как показывает изучение отношения к памяти, кроме государственных структур есть еще множество факторов, которые определяют и отношение к истории, и знания, которые усваивают люди. Это учителя истории, краеведы, журналисты, которые пишут про историю и историки-активисты.

Смешение этих двух направлений исторических носителей – государственных и «вольных» – дает то, что в обществе сформировалась двухслойная структура исторической памяти. Государство и акторы пользуются разными инструментами в процессе донесения информации до людей. Первые задействуют официальные праздники (1 мая, 9 мая, 23 февраля и т.д.), установки новых памятники героям страны, мероприятия в государственных музеях и т.д. Вторые же чаще всего идут от частной, индивидуальной истории, то есть рассказывают и помогают найти информацию о происходивших событиях, которые коснулись определенной семьи. К примеру, учителя дают задания школьникам выяснить все, что возможно о прабабушках, прадедушках, тем самым привлекая к этому взрослых, которые в процессе помощи ребенку сами узнают новое и прививают ребенку интерес к истории. Такой формат изучения истории придает эмоциональную окраску прошедшим событиям, дает возможность не просто вычитать факт, а понять, ощутить.

Такой подход породил волну интереса, «моду» на знание истории своей семьи. Это явный показатель эффективности такого подхода,  так как каждая семья была так или иначе связана с глобальными событиями в стране, что позволяет составить более полную картину прошлых лет.

Память людей сама по себе довольно избирательна. Мы помним наиболее яркие моменты, индивидуально важные, психологически каждый формируют для себя свою ветку памятных событий. Поэтому компиляция из малой (семейной) памяти и большой (общей) так необходима.

Поднимались вопросы и о народных мемориалах. Государство избирательно относится к увековечиванию имен и событий в городском пространстве, не поддерживая гражданских инициатив в этой области. Яркий пример тому – постоянная зачистка на Большом Москворецком мосту, где был убит Борис Немцов. Если разделить памятные места по категориям, то обнаружится, что у нас практически нет мемориалов погибшим за свободу, а погибшим в войнах с другими странами огромное множество. Память о борьбе за свободу замалчивается, ее пытаются сделать незначительной.

Прослеживается еще одна довольно интересная тенденция – чем ближе события к настоящему времени, тем меньше о них знают люди. Во многом вырабатывается «комфортная» история прошлого, потому что у людей есть осознание того, что мы к нему возвращаемся.

Государству и жителям страны очень нужна позитивная история, история побед. Это связано с осознанием мощи собственного государства, желанием быть «сильнее всех» и «чтобы другие боялись». Эту повестку постоянно повторяли и прививали в Советском Союзе.

Многие респонденты говорили о том, что государство создает массу преград для тех, кто исследует историю. Это происходит и в процессе работы в архивах, и в пропаганде официальной повестки. Но прослеживается тенденция недоверия к государственной линии по отношению к истории, явная зыбкость официоза. Опросы выявили, что многие респонденты осознают наличие попыток государства прививать «удобную» форму памяти, тем самым вычеркивая ряд произошедших событий и героизируя поступки предков.

Говорить об исторических событиях вне политики в наше время – это осознанный отказ от государственной пропаганды. По мнению спикеров, если идти на прямой конфликт с официальной версией истории, то не получится дать должное количество информации людям, это спровоцирует элементарное разделение на два лагеря. Тактика, которая сработает, – это признание необходимости официальной исторической позиции и параллельное выстраивание личностных историй.