×

Болезнь молчания

Как людям разных поколений научиться говорить о сложном – разбирался «Стол»
+

В каждой семье есть тайны, некие сокровенные «скелеты в шкафу», о которых не принято говорить. Мол, есть – и ладно. Причём эти тайны могут быть и не связаны с, допустим, классовой борьбой в двадцатых годах или иной политической темой.

Рассказывает художник и деятель, занимающийся налаживанием диалога между поколениями, – Александра Строцева: «Именно молчанием в XX веке пытались решать многие проблемы. Их просто не замечали, не озвучивали.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Александра Строцева. Фото: Станислава Новгородцева

Например, одна моя знакомая не знала, что её отец был женат дважды. И только в тридцать лет она выяснила, что у неё есть сестра по отцу. Родители ей об этом просто не говорили. Если часто мы не знаем подробности жизни родителей, то что тогда говорить о бабушках и дедушках, о прабабушках и прадедушках? Те поколения жили в очень трудное время. На их долю выпала и Гражданская война, и репрессии, и Великая Отечественная война. У них в багаже очень травматичный опыт. Поэтому они просто решили молчать. Делать вид, что ничего не происходило».

Одним из первых, кто начал предпринимать попытки налаживания контакта между поколениями, стало общество «Мемориал»

Одним из первых, кто начал предпринимать попытки налаживания контакта между поколениями, стало Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал». Сотрудники ищут интересные формы общения с подростками, стараясь донести до них в понятном виде события прошлого столетия. В качестве примера можно вспомнить конкурс школьных исследований «Человек в истории ХХ века», которому в этом году как раз исполнилось 20 лет.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Участники конкурса «Человек в истории ХХ века» в Государственной Третьяковской галерее. Фото: Общество «Мемориал»

Поисками решения этой проблемы занимается и образовательный отдел Музея истории ГУЛАГа. Сотрудники разрабатывают методологию общения со школьниками. У них есть «Урок памяти», который посвящён разговорам о советских репрессиях. От этой трагедии прошлого столетия уйти не получится. А в общеобразовательных школах проходят другие «Уроки памяти», которые на 99 % посвящены одной лишь Великой Отечественной Войне, поскольку, по мнению педагогов, она является одной из важнейших опор для самоидентификации современных подростков. Только изучать темы войны необходимо не по учебникам, а через истории конкретных людей. Люди и их судьбы являются важнейшими проводниками между тем временем и современной молодёжью.

Схожей деятельностью занимается и Сахаровский центр. Здесь отдельно стоит выделить режиссёра Анастасию Патлай. Она занимается не только документальным театром, но и является куратором театральной программы «Археология памяти» в Сахаровском центре. «Сейчас меня пригласили делать читку пьесы “Пятый”, – рассказывает Анастасия. – Пьеса “Пятый” Юлии Поспеловой создана в Мастерской “Память о Большом терроре” в Сахаровском центре. С 2016 года там регулярно проходит театральная лаборатория “Археология памяти”. В лаборатории мы с разными художниками (режиссёрами, драматургами, хореографами) и специалистами по истории пытаемся на практике понять, как и через что (какими способами) театр может рассказывать о тяжёлых, травматичных периодах нашего общего советского прошлого нашим современникам, в том числе и подросткам, конечно.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Театральная лаборатория «Археология памяти». Фото: Сахаровский центр

С помощью документальных, непридуманных историй, рассказанных самими участниками или свидетелями событий в их письмах, дневниках, устных рассказах, “погружение в историю” может быть глубоким и интенсивным – и эмоционально, и интеллектуально. Один из важных источников таких документов – портал “Прожито” Михаила Мельниченко. Это база данных личных дневников в основном советского периода, которые оцифровываются руками волонтёров. В основе документальной пьесы “Пятый” Юлии Поспеловой – дневники четырёх подростков, проживающих внутри разных эпох советской истории – от революции, приведшей к образованию СССР, до распада Союза».

В нашей стране утеряны культура памяти, культура общения. Диалог поколений разрушен на всех уровнях

По мнению Александры Строцевой, в нашей стране утеряны культура памяти, культура общения. Диалог поколений разрушен на всех уровнях. В качестве альтернативы она привела в пример древнюю еврейскую традицию – пасхальную агаду. Дети задают специальные вопросы взрослым и, что важно, получают на них подробные ответы. Связь с предыдущими поколениями в данном случае не теряется. Дети получают самую разнообразную информацию, касающуюся традиций народа. В нашей же стране за время существования Советского Союза произошло всё с точностью до наоборот. Молчание и утаивание стало эдаким незыблемым правилом, от которого взрослые люди боялись отойти. А те, кто, может, и хотел поделиться с потомками травматичным опытом, банально не знают и не понимают, как это необходимо сделать. В общем, сложилась страшная ситуация: одни не умеют слушать, другие – говорить.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Режиссёр Анастасия Патлай. Фото из личного архива

«Избежать “белых пятен” и “фигур умолчания” вряд ли удастся, – считает Анастасия Патлай. – Они есть и всегда будут, пока существуют стыд и страх. Но они – “белые пятна” – должны стать видимыми новому поколению (не только!), и в этом деле может помочь искусство, и в частности – театр».

В некоторых семьях сохраняется закон молчания из-за того, что родители думают, что их ребёнок получает опыт и память поколений  при рождении, можно сказать, автоматически

Открытая проблема

Как именно нужно оживить диалог поколений, не знает никто. Открытый вопрос, найти ответ на которой можно лишь долгим путём проб и ошибок. Ясно пока лишь одно: разговор между взрослыми и детьми должен стать неотъемлемой частью жизни. Удивительно, но факт: в некоторых семьях сохраняется закон молчания из-за того, что родители думают, что их ребёнок получает опыт и память поколений  при рождении, можно сказать, автоматически. Мол, раз ты родился в нашей семье – значит, и так всё знаешь. Такой подход является прямым следствием неумения говорить. И усугубляется он, если в семье есть какая-то тайна. Не зря же о времени Советского Союза иногда говорят: «одна половина страны сидела, другая — охраняла». Это утверждение хоть и неверно, но живо до сих пор.

Людей нельзя взять и разделить на палачей и жертв. Наша история знает множество примеров, когда в одной семье были и первые, и вторые

После недавних столкновений митингующих с органами правопорядка в Москве благодаря одному активисту фраза слегка изменилась. Он заявил: «Те, кто посадил, – потомки палачей; те, кого посадили, – потомки жертв». Как лозунг, демонстрирующий увеличение исторической трещины в нашем обществе, это звучит ярко. Ведь людей нельзя взять и разделить на палачей и жертв. Наша история знает множество примеров, когда в одной семье были и первые, и вторые. Поэтому впадать в крайности в столь деликатном и сложном вопросе опасно.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Полиция на митинге. Фото: Станислава Новгородцева

«Важно, чтобы в людях проснулись любовь и сострадание. Только тогда можно рассказывать о событиях прошлого столетия. Чтобы современное поколение услышало и поняло своих предков, необходимо иметь живое сердце, – считает Александра Строцева. – Нужно идти в школы и говорить с подростками. Стараться достучаться до них через личные истории. Вообще личные истории сейчас – это тренд. Поэтому историю нужно рассказывать через истории конкретных людей, их судьбы. Школьники должны писать сочинения о собственных семьях. Здесь важен личный подход. Нужно задействовать вторую память человека, вызвать у нового поколения к ней интерес».

И если от предыдущего поколения требуется научиться говорить, то молодёжи необходимо научиться адекватно и трезво воспринимать новую для себя информацию. Ведь недалёк тот час, когда и они перекочуют в категорию «предков». И тогда уже на их плечи ляжет обязанность налаживания контакта с потомками. Сумеют ли они справиться с поставленной задачей? Ответ на этот вопрос получится узнать только спустя годы.