×

Дворяне против самодержавия. Провал по всем фронтам

Заговорщики не хотели, чтобы новым императором России стал Николай. Они мечтали об упразднении самодержавия и отмене крепостного права. Но восстание изначально пошло не по плану
+

Смерть Александра I стала для России потрясением, которое быстро переросло в тревогу и волнение. И ничего удивительного в том не было, поскольку государь не оставил после себя прямого наследника. А раз так, то трон по правилам должен был занять его родной брат – Константин Павлович. Вот только он к роли самодержавца был не готов. Константин панически боялся, что его постигнет та же печальная участь, что и отца. И он решил отказаться от претензий на трон. Следующим в очереди был Николай. Он, в отличие от брата, являлся человеком не робкого десятка, поэтому от короны не отмахнулся. Вообще, именно его и назначил государем Александр I ещё в 1823 году в своём тайном манифесте.

Но к моменту самоустранения Константина Николай ничего об этом не знал. Поэтому присяга была принесена всё же Константину Павловичу, хотя тот и был против. После этого появилось даже несколько монет с его изображением. Александр Пушкин писал: «Как верный подданный должен я, конечно, печалиться о смерти государя; но как поэт радуюсь восшествию на престол Константина I. В нём очень много романтизма; бурная его молодость, походы с Суворовым, вражда с немцем Барклаем напоминают Генриха V. К тому ж он умён, а с умными людьми всё как-то лучше; словом, я надеюсь от него много хорошего».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Портрет великого князя Константина Павловича работы Джорджа Доу, 1834 год

Но Константин продолжал гнуть свою линию. В конце концов Михаил Сперанский подготовил манифест, в котором говорилось, что трон наследует Николай. Присяга новому государю была назначена на 26 декабря. Вот только Николая поддерживали не так сильно, как Константина. Многие были им недовольны. Особенно сильную антипатию к нему питали некоторые дворяне – те, которые мечтали об отмене крепостного права и конституционных ограничений монархической власти. Такие мысли среди элиты российского общества начали витать после войны с Наполеоном, когда дворяне познакомились с европейским укладом жизни. Вскоре появились две артели (сообщества гвардейских офицеров) – «Священная» и «Семёновский полк». В 1816-м они объединились в единый Союз спасения. Его создателем стал Александр Муравьёв. Также в «Союз» вошли Никита Муравьёв, Сергей Трубецкой, Иван Якушин, Павел Пестель и другие. Они хотели провести реформу власти и освободить крестьянство. Правда, уже осенью 1817 года Союз распался, поскольку его лидеры не смогли прийти к единому мнению о судьбе действующего государя. Одни хотели его просто отстранить от власти, другим же хотелось монаршей крови.

Заговорщики хотели поднять восстание, захватить Зимний дворец и Петропавловскую крепость

Так или иначе, но идеи Союза спасения сохранились. Павел Пестель, Кондратий Рылеев, Сергей Муравьёв-Апостол и другие представители высшего общества ждали удобного момента для нанесения удара. И он настал после смерти Александра I и самоустранения Константина Павловича. Заговорщики хотели поднять восстание, захватить Зимний дворец и Петропавловскую крепость. После этого заговорщики хотели опубликовать всенародный Манифест, по которому власть переходила в руки Временного революционного правительства. Затем необходимо было утвердить Кнституцию и на Учредительном собрании решить, в России будет конституционная монархия или же республика. Во втором случае повисал вопрос с царской семьёй. Что с ней делать? Некоторые хотели с ней расправиться, другие предлагали выслать всех за границу. Что касается лидера восстания, то на эту роль определили князя Сергея Трубецкого.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Николай Бестужев. портрет князя Сергея Петровича Трубецкого, 1839 год

Всё не по плану

Удивителен тот факт, что ни Константин, ни Николай поначалу и понятия не имели, что среди военных есть недовольные. Но заговор, несмотря на все старания, был раскрыт. Николай вовремя получил информацию о тайном обществе и готовящемся мятеже. Поэтому в 7 утра 26 декабря сенаторы присягнули Николаю на верность и объявили его императором. Что же касается декабристов, то у них всё с самого начала пошло не по плану. Сначала неожиданно откололся лидер – Трубецкой. Восставшие полки, вышедшие на Сенатскую площадь, просто стояли и ждали, пока заговорщики выберут нового лидера. А потом они узнали, что Николай уже стал императором. Все планы мгновенно рухнули. Никто не знал, что делать дальше. Параллельно провалилась и вторая часть плана – убийство Николая. Палачом являлся Пётр Каховский. Он расправился с генерал-губернатором Милорадовичем и полковником Стюлером, но вот убить государя не смог.

Не спасло мятежников и то, что на площади начали собираться простые люди, которые им сочувствовали

По факту, бунт закончился, даже не начавшись. Но лидеры декабристов не хотели этого признать. Пока они решали, что делать дальше, к восставшим полкам подошли полки правительственные. После короткой перестрелки мятежники попытались по льду, сковавшему Неву, добраться до Петропавловской крепости. Но и это не вышло. Несколько ядер разбили лёд, декабристы начали тонуть… Не спасло мятежников и то, что на площади начали собираться простые люди, которые им сочувствовали. Перевес сил был полностью на стороне правительственных войск. И к ночи 26 декабря мятеж был подавлен. Военный деятель и историк Николай Карлович Шильдер писал: «По прекращении артиллерийского огня император Николай Павлович повелел обер-полицмейстеру генералу Шульгину, чтобы трупы были убраны к утру. К сожалению, исполнители распорядились самым бесчеловечным образом. В ночь на Неве от Исаакиевского моста до Академии художеств и далее к стороне от Васильевского острова сделано было множество прорубей, в которые опустили не только трупы, но, как утверждали, и многих раненых, лишённых возможности спастись от ожидавшей их участи. Те же из раненых, которые успели убежать, скрывали свои увечья, боясь открыться докторам, и умирали без медицинской помощи».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Санкт-Петербург. Сенатская площадь 14 декабря 1825 года. Рисунок Кольмана из кабинета графа Бенкендорфа в Фалле

Оба брата покойного Александра I были потрясены самим фактом восстания. Вот что написал Константин своему брату спустя несколько дней после мятежа: «Великий Боже, что за события! Эта сволочь была недовольна, что имеет государем ангела, и составила заговор против него! Чего же им нужно? Это чудовищно, ужасно, покрывает всех, хотя бы и совершенно невинных, даже не помышлявших того, что произошло!».

А Николай, когда речь заходила о восстании, говорил своему брату: «Самое удивительное в этой истории — это то, что нас с тобой тогда не пристрелили».

«Результат влияния французской аристократии»

Вскоре была создана комиссия, которая начала расследование восстания декабристов. В общей сложности к следствию было привлечено без малого 600 человек. Сам Николай I выступил в том деле следователем. Он и приговорил 120 человек к ссылке в Сибирь, а пятерым — Рылееву, Пестелю, Каховскому, Бестужеву-Рюмину и Муравьёву-Апостолу – вынес смертный приговор. Процесс вызвал неоднозначную реакцию в Европе. Например, британское издание The Times писало: «Императорское правительство, однако, жестоко ошибается, если думает, что чисто формальное следствие, произведённое комиссией из восьми членов — придворных и адъютантов императора, — может пробудить к себе доверие в цивилизованных странах Европы или даже в менее культурной России».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Страница рукописи А. С. Пушкина с изображением казнённых декабристов, 1826 год

Образ декабристов очень быстро был романтизирован писателями и поэтами. Причём не только российскими, но и зарубежными. Особенно постарался Александр Дюма, который посвятил бунтарям роман «Учитель фехтования». Эту книгу, кстати, Николай I запретил, что неудивительно.

О событиях 26 декабря 1825 года хотел написать и Лев Николаевич Толстой. В письме Александру Герцену Толстой рассказывал: «Декабрист мой должен быть энтузиаст, мистик, христианин, возвращающийся в 56-м году в Россию с женой, сыном и дочерью и примеряющий свой строгий и несколько идеальный взгляд к новой России». Вот только роману не суждено было появиться на свет. Лев Николаевич брался за него несколько раз, но постоянно бросал. Не получалось. Он выстрадал четыре главы, а потом поставил окончательную точку. К этому моменту Толстой уже и сам разочаровался в декабристах. Лев Николаевич писал: «Декабрьский бунт есть результат влияния французской аристократии, большая часть которой эмигрировала в Россию после французской революции».

Советская власть к декабристам относилась скорее положительно, поскольку видела в них своих предшественников, ведь они пытались бросить вызов монархии. Образ истинного героя за мятежниками закрепил фильм «Звезда пленительного счастья».

* * *  

Кстати, 26 декабря, в день восстания, в кинотеатрах состоялась премьера фильма «Союз спасения», рассказывающего о первом тайном политическом обществе в стране. За несколько дней до этого прошли предпоказы для журналистов. Так вот, кое-кто из присутствующих рассказывал, что после окончания ленты организаторы подарили зрителям ёлочные игрушки в виде декабристов. «Повесь, мол, своего декабриста», — иронично шутили представители СМИ. И никто прямым текстом этого не говорил, но аналогия очевидна.