×

Григорий Лопухин – человек, который увидел революцию

Облетели ноябрьские праздники, промелькнули революционные мистерии, города нахохлились в ожидании зимы. Год столетия революции сполз в карманы истории. «Стол» посмотрел на итоговые события юбилейной темы и нашёл там французского режиссёра Григория Лопухина, потомка Струве, эмигрантов революции, который теперь решил поставить спектакль о революции в России
+

Если окинуть беглым взглядом «революционную» повестку дня, то можно увидеть, что количество освещаемых в прессе событий равно или даже уступает количеству критических материалов о том, что революция так и не осмыслена. Условно все события года этой повестки были инициированы тремя группами акторов: журналисты, историки и музейщики. Снизу – тишина и сплошной «День народного единства». Но всё же на фоне этого информационного и смыслового штиля иногда попадаются весьма любопытные сюжеты.

Сделаем два шага назад.

Пётр Струве был мыслителем, рассудочным социалистом. Он стоял у истоков создания революционной газеты «Искра». Но с началом революционного брожения, уже в 1905 году он меняет свои взгляды. А после октября 1917 вообще разворачивает антибольшевистскую кампанию: создаёт подпольную организацию «Национальный центр», становится редактором сборника «Из глубины», помогает Врангелю в его правительстве. Он сохранил себе жизнь, уехав из страны. С 1927 года Струве осел в Париже. Злая насмешка судьбы: в СССР он был приговорён к смертной казни, а в 1941 году немецкие оккупанты арестовали его как «друга Ленина», правда через несколько месяцев отпустили.

Пётр Струве Медиапроект s-t-o-l.com

Пётр Струве

В 1931 году на свет появился внук Петра Бернгардовича – Никита Струве. И ему было суждено продолжить дело своего деда по возрождению России. Он возглавил издательство YMCA-press, он первым издает книги Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» и одну из частей «Красного Колеса», он при первой возможности создаёт в России издательство «Русский путь» и бесплатно снабжает библиотеки множества городов России литературой, читает лекции.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Никита Алексеевич Струве

И вот внук Никиты Алексеевича Струве, молодой французский режиссёр Григорий Лопухин, который с младых ногтей учил русский язык по домашним беседам и советским мультфильмам, приезжает в Россию, чтобы поставить спектакль о революции.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Григорий Лопухин

– Я с 2015 года уже работаю в России с молодыми русскими артистами. А сейчас меня пригласило Преображенское братство, с которым очень дружил мой дедушка Никита Алексеевич, – рассказывает режиссёр.

Преображенское братство – это крупнейшее православное сообщество, которое накануне 2017 года выступило с инициативой – Акцией национального покаяния «Имеющие надежду», приуроченной к столетию революции. В рамках этой акции в течение года братство проводило концерты, устраивало флэшмобы, экскурсии, издавало книги и даже запускало «пароход памяти» по каналу Москвы. Финальным аккордом года стали конференция «Духовные итоги революции» и концерт «Октябрь 1917», первое отделение которого представляло собой театральную постановку под режиссурой Лопухина.

– Почему вы этой темой занялись? Я так понимаю, что это постановка по дневникам. Откуда родилась идея этого спектакля, который вы показываете?

– Меня попросили это сделать люди из братства, потому что они видели мой спектакль, который я ставил в Воронеже «11 сентября». Это была пьеса французского писателя Мишеля Винавера (его родители были из России, кстати), и там была похожая катастрофа. Он взял за основу то, что рассказывали люди про случившееся, что писали журналисты, и Мишель Винавер сделал такой коллаж-монтаж. Это посмотрела Юлия Балакшина (член братства – «С») и предложила сделать совместный проект. Она прислала мне текст, и я стал писать сценарий. Это было больше 10 разных вариантов. Финальная версия родилась уже во время репетиций.  

 Лопухин, революция 1917 концерт «Октябрь 1917» Медиапроект s-t-o-l.com

Репетиция спектакля к концерту «Октябрь 1917»

– Какие у вас впечатления от работы с этим материалом, с этими дневниками?

 Я обожаю поэзию, но не люблю, как актёры в России играют стихи. И даже актёры не любят играть стихи, потому что в этом есть такая манера. А в сценарии присутствуют стихи, мемуары людей, которые видели революцию, есть речь Ленина. Что-то мне пришлось дописать. Например, пролог от имени человека, который в этот день ничего не видел. Это такие ненастоящие мемуары. Мне кажется, что это интересно. Есть люди, которые видели, а есть человек, который ничего не видел.

– Такая режиссерская находка.

Да. Мне кажется, когда случаются такие исторические катастрофы, то мы забываем о человеке, об обычном человеке. Есть Ленин, есть Троцкий, Керенский и так далее, но про обычного человека мы забыли. Может быть, сейчас идёт революция, а мы тут говорим ничего не видим. Через 10 лет нас спросят о том, как это было, а мы скажем, что я в этот день мы ничего не видели. Это тоже история. И вот человека надо найти. Это очень интересный проект. Мы с актёрами много об этом разговариваем. Как-то они мне сказали, что в России человек не стоит ничего. Мне кажется, что нужно найти того человека, который стоит.  

Лопухин, революция 1917, концерт размышление. покаяние, концерт «Октябрь 1917» Медиапроект s-t-o-l.com

Репетиция спектакля к концерту «Октябрь 1917»

– В этом году это были ваши первые постановки в России, в Воронеже и сейчас?

Я уже ставил спектакль 3 года назад в Москве в Доме русского зарубежья, потом в этом году в Воронеже, и вот сейчас.

– Насколько отличается театральная работа во Франции и в России?

Работать в России с русскими актёрами очень интересно. Я очень против того, чему дядя Костя Станиславский их научил. Я обожаю работать с актёрами, которые не привыкли к моему подходу. Это всегда интересно. Это другая школа.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Репетиция спектакля к концерту «Октябрь 1917»

– У вас есть какое-то личное отношение к Акции национального покаяния, в рамках которой выходит ваш проект?

Как режиссер я не хочу ничего о ней думать. Мне важно только увидеть, что получится. Пьеса не может ничего не сказать про что-то: это было плохо, это хорошо, это было так. Это не пьеса. Это речь. Я не хочу писать речь, я хочу дать зрителю возможность подумать над пьесой. Я ничего не скажу от себя.

Лопухин, революция 1917, концерт размышление. покаяние концерт «Октябрь 1917» Медиапроект s-t-o-l.com

Концерт-размышление «Октябрь 1917»