×

Колчак: герой, тиран или фигура умолчания?

Спустя годы после гибели адмирал по-прежнему остаётся одним из самых популярных и противоречивых героев революции. Одни считают его врагом и предателем, другие – настоящим патриотом. Но главное – Александр Васильевич никого не оставляет равнодушным
+

Александр Васильевич Колчак родился 16 ноября 1874 года под Санкт-Петербургом в семье военных. После  окончания Морского кадетского корпуса проходил службу на Балтике и Тихом океане, принимал участие в полярных экспедициях. За оборону Порт-Артура во время войны с Японией удостоился Георгиевского золотого оружия. Не обошла его стороной и Первая мировая война. После большевистского переворота Совет министров объявил Колчака Верховным правителем России. И самые значимые фигуры в Белом движении признали его своим лидером.

Именно статус Верховного правителя предопределил полярное отношение к Колчаку у современного общества. Ни Деникин, ни Врангель, ни Корнилов, ни Юденич – никто из них не подвергался такой испепеляющей критике, с одной стороны, и слепому восхищению – с другой. Понятно, в советский период Александр Васильевич являлся однозначно «врагом народа». Его обвиняли не только в руководстве всем Белым движением, но и в кровавом терроре, союзе с иностранцами. В постсоветское время отношение стало меняться. Особенно это касалось молодёжи. СССР развалился, вчерашние враги пусть и не стали в одночасье сегодняшними героями, но процесс, скажем так, реабилитации был запущен. Народу стала интересна и вторая точка зрения в сложном вопросе гражданской войны. Стала доступна ранее запрещённая литература, в которой белогвардейцы неожиданно имели человеческие лица, человеческие чувства и эмоции. В мемуарах бывших «врагов народа» нашлось много интересного. Например, в 1985 году в Париже вышла книга генерала Дмитрия Владимировича Филатьева «Катастрофа Белого движения в Сибири», в которой автор вот так охарактеризовал Колчака: «Рыцарь без страха и упрёка, никогда и ничего лично для себя не искавший и отдавший всего себя на служение Родине… До конца своих дней он оставался чистым идеалистом и убеждённым рабом долга и служения Великой России»

 Медиапроект s-t-o-l.com

Командующий Черноморским флотом вице-адмирал А.В. Колчак. 1916 г.

Вот такие строки посвятил Колчаку контр-адмирал Михаил Иванович Смирнов: «Прекрасный военный оратор, он краткой образной речью проникал в сердца слушателей… Его правилом, как активного военного моряка, было нападать на врага, но он всегда умел взвешивать шансы успеха… Не случись революции, Колчак водрузил бы русский флаг на Босфоре… Белый цвет есть признак чистоты намерений, честности жизни, искренности души. Ни к кому другому так не подходит название Белый Вождь, как к адмиралу Колчаку».

Прежде чем объявить его «национальным героем», требовалось добиться его реабилитации

В конце 90-х годов молодая Россия оказалась в нокауте. Дефолт 98-го года, кризис во всех сферах жизни. Государству срочно требовался новый герой. Понятно, что советские примеры для подражания и вдохновения не подходили. Тогда вспомнили о Колчаке. Но прежде чем объявить его «национальным героем», требовалось добиться его реабилитации. На фоне отторжения советского прошлого идея казалась вполне реализуемой. В 1999 году суд Забайкальского военного округа взялся за рассмотрение вопроса о реабилитации Александра Васильевича в соответствии с Законом «О реабилитации жертв политических репрессий». Но… суд дал отказ. Вторая попытка добиться реабилитации была осуществлена в 2005 году. Теперь уже Главная военная прокуратура отклонила ходатайство. Главная проблема – сложность личности Колчака и его действия на посту Верховного. В советское время на него, что называется, повесили всех собак. Он и отдавал приказы расстреливать ни в чём не повинных крестьян, и насильно забирал в армию, и с его позволения Сибирь заполонили интервенты. Конечно, никто не собирался искать правду в те времена. Как не хотели её искать и после развала СССР. Сторонники Белого движения утверждали, что Колчак – чуть ли не самый выдающийся военачальник за всю историю России. Другие «неравнодушные» пытались добиться присвоения Александру Васильевичу звания академика за его полярные экспедиции.

Есть и третья сторона. Эти люди плохо знакомы (если вообще знакомы) с историей Колчака. Для них он романтический герой в исполнении Константина Хабенского в фильме «Адмирал». Плюс романс «Гори, гори, моя звезда…», к которому, правда, Александр Васильевич не имеет никакого отношения. В общем, лирическая и романтическая, но при этом абстрактная фигура из уже далёкого прошлого.

О терроре в дни войны

Одна из самых главных претензий, которую предъявляют адмиралу, – белый террор. Причём сторонники версии о «кровавом Колчаке» дипломатично умалчивают о другом терроре – красном. Главная проблема всей этой ситуации заключается в разделении на «плохих» и «хороших», но во время гражданской войны не было ни тех, ни других. Не нужно идеализировать. Обе стороны преступали закон.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Охранники у могилы Моисея Урицкого. Петроград. Перевод баннера: «Смерть буржуа и его помощникам. Да здравствует красный террор»

О терроре, творящемся в годы гражданской войны, высказался историк Сергей Петрович Мельгунов: «Нельзя пролить более человеческой крови, чем это сделали большевики; нельзя себе представить более циничной формы, чем та, в которую облечён большевистский террор… Это не эксцессы, которым можно найти в психологии гражданской войны то или иное объяснение. „Белый“ террор — явление иного порядка. Это прежде всего эксцессы на почве разнузданности власти и мести. Где и когда в актах правительственной политики и даже в публицистике этого лагеря вы найдёте теоретическое обоснование террора как системы власти? Где и когда звучали голоса с призывом к систематическим официальным убийствам? Где и когда это было в правительстве ген. Деникина, адмирала Колчака или барона Врангеля? Моральный ужас террора, его разлагающее влияние на человеческую психику в конце концов не в отдельных убийствах, и даже не в количестве их, а именно в системе».

Колчак старался принимать решения по ситуации. Для него террор не был главной идеей, как это стало для большевиков

Но даже сейчас, несмотря на то что советская власть давно рухнула, белый террор воспринимается более остро и болезненно, чем красный. При этом важно понимать, что в годы гражданской войны существовало множество различных, если можно так выразиться, ОПГ. Чаще всего во главе бандформирований стояли казаки, которые формально были записаны к белым. Но, по факту, они никому не подчинялись и действовали на своё усмотрение. Сожжённые деревни, грабежи, казни в Сибири — это не прямой приказ Колчака, это самоуправство главарей банд, которые считали себя всемогущими. Понятно, что белогвардейцы, как и Александр Васильевич, не были святыми. Шла война со всеми её мерзостями и коварством. Но Колчак старался принимать решения по ситуации. Для него террор не был главной идеей, как это стало для большевиков. Ведь если разобраться, то выяснится удивительная вещь: советская власть считала своим врагом любого человека, пусть даже до мозга костей «красного». Вспомнить хотя бы события конца 30-х годов, когда под каток репрессий мог попасть кто угодно, пусть даже максимально приближённый к власти (например, Ежов).

Ещё один важный момент, касающийся карательных походов. Те отряды, которые жгли деревни и убивали мирных жителей, часто состояли из интервентов. Особенно рьяно проявили себя чехи и поляки. Они, отправляясь в рейды по охране Транссибирской магистрали, вели себя, как дикие кочевники из степей. Интервенты, хотя и считались помощниками Белого движения, никому из белогвардейских лидеров не подчинялись.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Американские войска во Владивостоке, август 1918 года. Всего в интервенции приняли участие 14 государств

Одно время всплыл некий документ, причём вроде бы даже с подлинной подписью Колчака. В нём адмирал отдал приказ о децимации (казнь каждого десятого) жителей деревень, которые были замечены в сотрудничестве или сочувствии к большевикам. На деле же оказалось, что «секретный документ» оказался подделкой.

А что сейчас?

В наши дни отношение к Колчаку остаётся двояким, причём противников у адмирала явно больше. Дело в том, что в последние годы наметился подъём ностальгии по СССР среди народа. Россия впала в очередной кризис, и люди стали с благоговением смотреть в прошлое. Оно и понятно: у старшего поколения с Советским Союзом связаны самые тёплые и нежные воспоминания, поскольку на то время пришлась их молодость. Пионерское движение, походы, посиделки у костра, поездки на картошку — всё это покрылось романтической пылью. Спустя годы нехватка товаров первой необходимости, бесконечные очереди, коррупция и прочие неотъемлемые составляющие советского государства подзабылись. Жизнь под сенью серпа и молота людьми из-за ностальгии вспоминается как стабильная с непоколебимой уверенностью в завтрашнем дне. О гражданской войне и самом Белом движении практически никто не вспоминает. Это было слишком давно, и уже неинтересно, кто и за что боролся. По той же причине о трагических событиях в России в начале XX века не помнит и молодёжь. История гражданской войны в школах преподаётся всё ещё очень поверхностно и с явным «красным» акцентом.

По факту, адмирала необходимо признать жертвой политических репрессий

Есть и юридическая причина негативного отношения к Александру Васильевичу. Дело в том, что ещё летом 1919 года сам Колчак и несколько его ближайших соратников по решению Совнаркома (здесь не обошлось без непосредственного участия Владимира Ильича Ленина) были объявлены вне закона. И казнили их не как военных преступников, а как политических. По факту, адмирала необходимо признать жертвой политических репрессий. Это станет первым и очень важным шагом к его реабилитации не только перед буквой закона, но и перед людьми.

Любопытно вот что: и в девяностых годах, и в нулевых Колчака отказались реабилитировать из-за военных преступлений. То есть сами большевики считали его политическим преступником, а современное общество – военным. Некоторые сторонники большевиков и вовсе поставили Колчака в один ряд с Гитлером, поскольку Александр Васильевич совершал преступления против человечности. Каких-либо неоспоримых доказательств этим поступкам, конечно, представлено не было. Но факт остаётся фактом.

В ноябре 2016 года в Санкт-Петербурге по адресу: улица Большая Зеленина, дом № 3, была установлена мемориальная доска Колчаку по инициативе организации «Белое движение». Это сильно возмутило активистов движения «Суть времени», известного своими большевистскими взглядами. Они направили административный иск в Смольнинский районный суд. Противостояние красных и белых продолжилось и в XXI веке. Но победа и на сей раз осталась за Советами. В январе 2017 года суд признал мемориальную доску незаконной. Представители «Белого движения» попробовали оспорить вердикт, но потерпели неудачу. В июле доску демонтировали. После этого события некоторые активисты «Сути времени» заявили: «Всё, чего мы добивались и добиваемся, – это объективная оценка истории нашей страны. Мы твёрдо убеждены, что лишь историческая правда сможет объединить русский народ. И именно поэтому нельзя сегодня славословить Колчака без отмечания самых выдающихся его „заслуг“ и без учёта судебной оценки его деятельности на посту так называемого Верховного Правителя России». О «заслугах» большевиков они, правда, не обмолвились. Видимо, всё шло в одностороннем – белом порядке.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Мемориальная доска адмиралу Колчаку в Санкт Петербурге до демонтажа

В песне из фильма «Не покидай» есть такие строчки:

Есть правда светлая,

Есть правда тёмная,

Есть на мгновенье

И на времена.

Бывает добрая,

Бывает твёрдая,

И только истина всегда одна.

Это выливается в ещё одну проблему – проблему скудных знаний. Сейчас российское общество остро нуждается в историческом просвещении. Люди должны понять, что в гражданскую войну сражались в первую очередь русские люди, а не «плохие» и «хорошие». Колчак, как и всё Белое движение, достоен памяти и уважения.