×
ККК – Ку-клукс-клан (Ku Klux Klan) – «Невидимая империя Юга» (Invisible Empire of the South) сегодня отмечает свое стопятидесятилетие
+

– Вы никогда не слышали о Ку-клукс-клане? – сказал Шерлок Холмс, нагибаясь и понижая голос.
– Никогда не слышал.
Холмс перелистал страницы тома, лежавшего у него на коленях:
– Вот что здесь говорится: «Ку-клукс-клан – название, происходящее от сходства со звуком взводимого затвора винтовки. Это ужасное тайное общество было создано бывшими солдатами Южной армии после гражданской войны и быстро образовало местные отделения в различных штатах, главным образом в Теннесси, в Луизиане, в обеих Каролинах, в Джорджии и Флориде. Это общество использовало свои силы в политических целях, главным образом для того, чтобы терроризировать негритянских избирателей, а также для убийства или изгнания из страны тех, кто противился его взглядам».

Артур Конан Дойль «Пять зернышек апельсина»

 

Эта экстремистская организация возникла в США в 1865 году, после поражения армии южан в Гражданской войне Севера и Юга.

Инициаторами ее создания стали судья Джонсон и шестеро ветеранов из поверженной армии Юга, решивших продолжить подпольно свою войну за превосходство белой расы над черной. Возглавил преступный тайный орден – генерал армии Юга (Конфедеративных Штатов Америки) Натаниэль Бэдфорд Форрест, обвиняемый после Гражданской войны в военных преступлениях – массовом убийстве безоружных чернокожих американцев после сражения при Форте Пиллоу, и восхваляемый поныне не только сторонниками расизма, но и военными теоретиками: Форрест считается изобретателем тактики «мобильной войны», получившей свое признание и широкое применение в двадцатом веке.

Сторонниками Великого магистра – такое именование носил Натаниэль Форрест в Ку-клукс-клане «первого созыва» 1865–1871 гг. стали более полумиллиона (по другим данным более двух миллионов) американцев. От запугивания и издевательств над чернокожими преступники довольно быстро перешли к жестоким казням путем сожжения, повешения (линчевания), утопления и т. д. Кроме подлой подпольной войны с представителями негроидной расы преследованиям подвергались и им сочувствующие: лечащие негров врачи, приехавшие в южные штаты с севера учителя и особенно политические оппоненты расистов. По свидетельству в 1880 году члена палаты представителей Д. Вильсона ку-клукс-клановцами было совершено более ста тридцати тысяч (!) политических убийств.

Правоохранительные органы всерьез взялись за Ку-клукс-клан в 1870, и после массовых арестов и судов первый клан был в 1871 году распущен Натаниэлем Бэдфордом Форрестом, однако из «верхушки» клана никто не попал под суд. Одной из причин роспуска, как считают, было то, что магистр потерял способность управлять обезумевшими от кровавых преступлений соратниками.

Удивительно, что через полвека смертоносное расистское движение возродилось с небывалой силой уже не только на Юге, но во всей стране. По разным подсчетам в нем приняли участие от трех до шести миллионов человек. Стала более сложной структура, усовершенствовалась конспирация, появилась даже официальная организация «Невидимая империя Юга» (Invisible Empire of the South), под вывеской которой скрывались преступники. Вторая волна имела непосредственную преемственность – в создании нового клана 28 октября 1915 приняли участие два «вампира» (была такая должность в ККК, наряду с «гоблинами», «волхвами», «циклопами», «стражами» и т.д.) из окружения самого Форреста, скончавшегося в 1877 году. Во время великой депрессии и эта волна сошла на нет. Но в 1944 накатила новая. По разным подсчетам Ку-клукс-клан исчезал и возрождался в Соединенных Штатах не менее шести раз, неизменно оставляя за собой кровавый след и расширяя число преследуемых целей. В шестидесятые-восьмидесятые годы прошлого столетия жертвами ККК становились – кроме представителей негроидной расы – коммунисты, католики, гомосексуалисты, новые эмигранты…

Заслуживает внимания феномен этого дурного недуга, имеющего в американском обществе опасные рецидивы в разные десятилетия вплоть до последнего времени: Ку-клукс-клан то умирает или объявляет о самороспуске, то возрождается в новых формах, как Тёмный Лорд, Саурон или Волан-де-Морт. Тяжелые духовные социальные болезни, которые в анамнезе имеют античеловеческие националистические, расистские, коммунистические, фашистские идеологии, связанные с показательными массовыми убийствами, не излечиваются в обществе продолжительное время и имеют свои атавистические приступы. Это напоминает неисцелимость от советско-коммунистической болезни практически всех народов из бывшего СССР даже и получивших уже свободу и реализовавших свою государственность. Недавнее открытие в Пензе Сталинского центра – один из таких приступов, которые, как видно, учащаются. Но более опасными мне кажутся не манифестации коммунистов-сталинистов, а соблазн возвращения в советское прошлое в культурном слое российского общества.

Примером этого стало для меня посещение осенью в одном федеральном университете конференции для школьных учителей истории. Сначала меня смутил уровень общения преподавателей. Они запросто перебивали докладчика, делая замечания ему и ведущему семинар профессору, доктору исторических наук в самой дурной «большевистской» манере:

– Ну зачем нам эти ваши банальности? – томно и громко возгласила одна из участниц. – Есть что-то поновей?

– Ведущий, – прикрикнула на профессора учительница лет сорока, – научитесь модерации, я устала это слушать!

– Можно покороче, поближе к выводам.

Странно было одергивать докладчика, едва объявившего свою тему, тем более уважаемого профессора, пытавшегося урезонить выкрики с мест. Я впервые был на таком форуме, потому не сразу понял, что учителя просто торопились домой и не могли уйти, не получив грамоту (грамоты выдавали всем) за свое выступление. Но вся торопливость ушла, когда к кафедре подошел седовласый мужчина безо всяких бумаг – по собственному признанию свое выступление он вынашивал последние несколько лет:

– Коллеги, я не буду тут читать докладов, я скажу то, что пора сказать громко. Не кажется вам, что мы заигрались в либерализм и демократию за эти двадцать лет?! Сколько нас сбивали разные господа, прививая нам чувство вины за революцию, гражданскую войну, коллективизацию, репрессии… Мы забыли то, чему нас учили и чему мы сами учили детей многие годы, что подвиг советского, ну, то есть русского народа, вывел страну из отсталой аграрной в ведущие индустриальные державы, что мы построили заводы, магистрали, электростанции, что мы победили в войне! Пора прищемить языки этим либеральным болтунам, чтобы они не сбивали детей, не мешали воспитывать у них любовь к своей родине. Нам надо самим начать гордиться нашей державой. А если мы сами не станем гордиться, как мы научим детей годиться? Никак.

Отклик на этот горячий спич не заставил себя ждать, с разных сторон понеслось:

– Это верно! Пора нам перестать бояться и лицемерить перед растащившими страну либералами и жить как жили!

– Вы давно меня знаете, я всегда относилась критически к тому, что делает правительство, хоть и молчала. Этим летом я побывала в Крыму и скажу – пусть кому-то это и будет неприятно это слышать: я горжусь моим президентом и моей страной Россией! Правильно говорите (назвала имя седовласого докладчика без доклада), надо стряхнуть эти годы как дурной сон.

В наше время в крови, наверное, каждого народа есть свой «ку-клукс-клан-вирус», но случаются такие периоды истории, когда обществу нужно научиться справляться не только с приступами старого «ККК-вируса», но и не пропустить рождения новых его мутаций. Первые симптомы нарождения страшной болезни – растущая в части социума обида за свое унижение некой внешней темной силой, которую нужно уничтожить любыми самыми жестокими средствами. Так в первом уставе ККК было указано, что клан возник, чтобы «остановить гибель нашей несчастной страны и избавить белую расу от тех невыносимых условий, в которые она поставлена в последнее время». И здесь нам россиянам есть, о чем задуматься. Членам организации предлагалось забыть себя и стать безликой, безымянной, нечеловеческой силой, ставшей на борьбу за выживание белой расы. Неслучаен здесь и белый колпак-маска, скрытое лицо преступников, трактовавшееся как символ бескорыстия (!), «благодаря ей мы скрываем свое лицо и погружаемся в великую пучину общего дела ККК. Мы жертвуем собой для других; не для себя, а для других».

Вперёд
Я и Лиса