×

Ночь длинных ножей

85 лет назад в Нюрнберге состоялся первый партийный съезд победившей нацистской партии, который  стал горьким уроком для немецкой аристократии, надеявшейся использовать нацистов в своих интересах, а затем выбросить на «свалку истории». Вместо этого на «свалке» оказались сами аристократы
+

Если история прихода к власти немецких нацистов и способна чему-либо научить, то только тому, что никогда и никому нельзя рассчитывать на то, что группировки нацистов можно использовать в своих интересах. Хотя, конечно, соблазн всегда велик. Ведь сотни крепких молодых людей, объединённых в жёсткую иерархическую структуру, способны и листовки разносить, и майдан с погромом устроить, и как следует напугать политических конкурентов. Да и умственные способности большинства представителей «высшей расы» таковы, что любой политик средней руки на этом фоне выглядит настоящим Спинозой.

Но не стоит обольщаться: как только вы решите, что сможете командовать группировками «наци», так они начнут командовать всей политикой. Эту ошибку совершили и в современной Украине, и в Веймарской республике, где старая военная аристократия решила, что сможет командовать ефрейтором Гитлером.

* * *

Официальная история учит нас, что нацисты пришли к власти абсолютно законным демократическим путём – дескать, в 1933 году выборы выиграла Национал-социалистическая немецкая рабочая партия, благодаря чему пост рейхсканцлера и занял Адольф Гитлер. Но в действительности в те годы НСДАП представляла собой весьма рыхлое образование, где одно из первых мест принадлежало некоему Эрнсту Рёму, лидеру штурмовых отрядов (Sturmabteilung), или сокращённо СА.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Члены нацистской партии Германии в 1930 году. Фото: Wikimedia commons / Федеральный архив Германии

Надо сказать, что «коричневорубашечники» (так прозвали штурмовиков за цвет формы) являлись важной силовой структурой в Германии. Они стали главными действующими лицами в ликвидации Веймарской республики в 1923 году. Также штурмовики приняли активное участие и в Пивном путче. К началу 1933 года их количество составляло примерно 600 тысяч человек. Но затем число резко возросло до 3 миллионов.

Штурмовики были обучены, хорошо вооружены и агрессивны. И все они считали Гитлера выскочкой-самозванцем

Штурмовики были обучены, хорошо вооружены и агрессивны. И все они считали Гитлера выскочкой-самозванцем, поскольку у них были свои лидеры: Грегор Штрассер и Эрнст Рём. Рём и считался самой наиболее влиятельной фигурой: он всерьёз надеялся, что новая национал-социалистическая армия будет образована на основе его штурмовиков. Соответственно, он и станет её командиром.

Немецкий историк Хайнц Хене, которому довелось поучаствовать во Второй Мировой войне, вспоминал:

– Начальник штаба СА Рём всегда смотрел на свою организацию как на ядро новой армии… Рём, ещё будучи полевым командиром, понимал, что старая прусская военная система не отвечает требованиям современной войны. Было у него смутное ощущение (и он когда-то делился с Гитлером), что «надо бы нам изобрести что-то новенькое, другую дисциплину, другие принципы организации».

Началось открытое противостояние. Гитлер не мог остаться в стороне. Он объединил рейхсвер и штурмовые отряды. Правда, это слияние было весьма условным, поскольку представители этих структур относились друг к другу негативно.

Тогда Гитлер решил пойти другим путём. В мае 1933 года он передал в ведомство военного министерства абсолютно все силовые структуры. Причём ставка делалась на то, что «коричневорубашечники» в ближайшем будущем сольются с отрядом «Стальной шлем». В таком случае штурмовые отряды перестали бы представлять угрозу.

Британский историк Рутлер Колли в книге «Нацистская Германия» писал: «В апреле Гитлер и Бломберг заключили тайный пакт. Гитлер обещал Бломбергу и его штабу полный контроль над армией (в этой схеме штурмовикам Рёма места не было), а Бломберг в ответ гарантировал поддержку, когда Гитлер станет претендовать на должность президента: 86-летний Пауль фон Гинденбург был уже очень плох. Гиммлер, глава СС, и Герман Геринг также опасались Рёма. Они состряпали «доказательства» того, что Рём планирует свергнуть Гитлера. Пропаганда СА начала подрывать стабильность страны, и Гинденбург пригрозил ввести военное положение, если Гитлер не возьмёт ситуацию под контроль –другими словами, если не разберётся с Рёмом и штурмовиками.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Курт Далюге, Генрих Гиммлер, Эрнст Рем август 1933. Фото: Wikimedia commons / Федеральный архив Германии

Но уловка Гитлера не сработала. Получилось всё наоборот. Рём сумел вывернуться и вывернул ситуацию в свою пользу. Благодаря этому количество штурмовиков резко увеличилось. Довольный Рём заявил, что теперь у него под контролем более 4 миллионов человек. Следующим шагом Эрнста стало требование полного контроля над всеми военными складами в восточной части Германии.  Вновь ситуация накалилась. Генерал-полковник фон Бломберг вспоминал: «Рём считает, что оборона страны должна быть прерогативой СА, рейхсверу же следует поручить функции осуществления допризывной военной подготовки».

Вернер фон Бломберг, прижатый к стенке Рёмом, сообщил о ситуации Гитлеру. Тот в свою очередь взял паузу на раздумье. Рейхсканцлер оказался в трудном положении. Дело в том, что ему были близки идеи Рёма. Кроме того, Адольф возлагал на него большие надежды, касавшиеся будущих экспансионистских планов. Поэтому идти на конфликт с Эрнстом он не мог и в очередной раз попробовал примирить враждующие стороны.

Штурмовики отвечали за допризывную и резервистскую подготовку, а представители рейхсвера брали на себя непосредственно защиту самого рейха

По настойчивой рекомендации Гитлера Рём и фон Бломберг подписали соглашение, разделявшее их обязанности. Получилось, что штурмовики отвечали за допризывную и резервистскую подготовку, а представители рейхсвера брали на себя непосредственно защиту самого рейха. Было даже официальное примирение. Но Рём, едва пожав руку фон Бломбергу, заявил:

– То, о чём объявил этот ефрейтор, нас не касается. Я не собираюсь придерживаться соглашения. Гитлер вероломен и должен отправиться по крайней мере в отпуск. Если он не с нами, то мы сделаем своё дело и без Гитлера.

* * *

В апреле 1934 года обстановка вновь накалилась. Гитлер и его окружение понимали, что Рём – пороховая бочка, способная взорваться в любой момент. И тогда началась разработка спецоперации «Колибри». По задумке, на тот свет вне очереди должны были отправиться почти все руководители штурмовых отрядов, в том числе и Рём как человек, представлявший наибольшую опасность. Гитлер всячески не хотел такого развития событий, но выбора у него не было. Один из главных деятелей Третьего рейха Генрих Гиммлер принялся лично объезжать подразделения СС, чтобы подготовить их к грядущему противостоянию со штурмовиками.

Параллельно Рейнхард Гейдрих – начальник Главного управления имперской безопасности – приступил к сбору компромата на Рёма. Причём в качестве помощников выступили некоторые бывшие союзники Эрнста – например, обергруппенфюрер Фридрих Вильгельм Крюгер, почётный фюрер СА Фридрих Граф и некоторые другие. Одновременно Гейдрих вместе с Гиммлером и Герингом составил «расстрельные списки».

В ночь на 30 июня 1934 года Рём был арестован.

Виктор Лютце, являвшийся одним из командиров штурмовиков, перешедших на сторону рейхсканцлера, вспоминал: «Гитлер стоял у двери комнаты Рёма. Один из полицейских постучал и попросил открыть по срочному делу. Через некоторое время дверь приоткрылась и сразу же была широко распахнута. В дверь прошёл фюрер с пистолетом в руке и назвал Рёма предателем. Приказав тому одеться, объявил об аресте».

Гитлеру оставалось сделать второй важный шаг – приказать расстрелять Рёма. Рейхсканцлер колебался, но всё же не смог пойти против воли многочисленных советчиков. Войну с Рёмом требовалось довести до логического финала.

В общей сложности «ночь длинных ножей» унесла жизни более тысячи человек

Лидер «коричневорубашечников» в это время находился в тюрьме «Штадельхайме». Туда Гитлер и отправил своих представителей. Один из них передал Рёму пистолет, последний номер газеты «Фёлькишер Беобахтер» и сказал: «Ваша жизнь кончена. Фюрер даёт вам шанс подвести её итоги». На это Эрнсту выделили 10 минут. Когда прозвучал выстрел, посланники Гитлера вошли в камеру. Рём был ещё жив. И тогда кто-то достал оружие и добил лидера СА. Цель операции «Колибри» была достигнута. В общей сложности «ночь длинных ножей» (второе название операции) унесла жизни более тысячи человек. Такой масштабной чистки военной элиты Германия ещё не видела. Как ни сокрушался Гитлер по поводу смерти Рёма и других высокопоставленных «коричневорубашечников», он прекрасно понимал, что теперь в стране у него не осталось ни единого достойного конкурента в борьбе за полноценную власть.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Адольф Гитлер — основоположник и центральная фигура национал-социализма