×

Обезопасить «бочку с порохом»

Проект «дружбы народов» в исполнении СССР обернулся для последних либо тюрьмой, либо поводом для межнациональной розни. Какие альтернативы были ему в прошлом и стоит ли искать их в будущем? 
+

Добрососедство – категория неполитическая, но часто оно становится невозможным именно из-за недальновидной политики власть предержащих. Часто считается, что в Советском Союзе такое добрососедство было, и хоть и оказалось непрочным (даже на полвека не хватило), то всё же лучше хрестоматийной «дружбы народов» ничего не придумаешь. В ходе дискуссии, организованной Сахаровским центром (организация, включённая Минюстом РФ в реестр иностранных агентов) и Вольным историческим обществом, ряд историков взялись доказать, что «жизнь вместе» разных народов можно было организовать и иначе, а изучение “развилок” нашей истории – одно из самых многообещающих занятий.

Была ли дружба

Дружба народов как абстрактная идея, вероятно, имеет право на существование и как-то связана с добрососедством, однако, став реальным советским проектом, она обернулась своей противоположностью. Заложенное право республик на выход из Союза на деле никогда не могло быть реализовано: поэтому хотя формально советский проект был представлен как федеративный, фактически СССР являлся унитарным государством. «Мне кажется, что самым важным недостатком изучения национального вопроса в школе является именно то, что не прослеживается фактическая унитарность этого государства, не показывается абсолютная формальность советского федерализма, не показывается, что национальная советская политика, как и вся остальная, была декларативной и абсолютно оторванной от реальности», – отметил один из участников дискуссии Леонид Кацва, учитель истории и автор ряда школьных учебников. 

Современные школы продолжают поддерживать советское мифотворчество, уверяя нас, что советское добрососедство реально существовало и лучше него ничего не придумано

О том, что федеративность в СССР была фиктивной, большинство наших учебников умалчивает. Более того, национальное строительство довоенного времени описано в них исключительно положительно, за вычетом беглого упоминания национальных операций в период репрессий. Какие-либо сообщения о национальных конфликтах в период оттепели и застоя тоже не «засоряют» головы учеников, зато о таких конфликтах в период Перестройки школьникам рассказывается неожиданно подробно. (Что же стало их причиной? Почему в отсутствие армейских штыков все республики вышли из-под контроля? Об этом, конечно, ни слова.) Так, даже без специальных идеологических бесед, одним подбором фактологического материала, современные школы продолжают поддерживать советское мифотворчество, уверяя нас, что советское добрососедство реально существовало и лучше него ничего не придумано. Так ли это на самом деле? 

Альтернатива 1: широкая автономия 

Национальный вопрос в Российской империи был очень острым уже в начале ХХ века, при этом все обычно вспоминают проблемы с Польшей. «Сначала поляки выступали против России, но когда началась германизация польского населения, они попытались найти контакт с российской имперской администрацией. Здесь они вели двойную игру», – отметил Николай Постников, кандидат исторических наук, доцент Московского государственного областного университета. В какой-то период одним из популярных в Польше проектов было максимальное расширение своей автономии внутри Российской империи – с тем, чтобы Россия никоим образом не могла вмешиваться в дела Царства Польского, но и ограничивала немецкое влияние.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Финляндия, 1907 год. Фото: wikimedia.org

Получилось бы двум народам прийти к добрососедству, идя путём «максимальной автономии», можно только гадать, однако один успешный пример такого сосуществования дореволюционная история даёт – пример Финляндии. Этот особый регион Российской империи имел свой сенат, гражданство и денежную систему. Финны составляли большинство населения Великого княжества Финляндского. В меньшинстве были шведы, которым явно не нравилась попытка финнов, не могущих, по их мнению, нормально самоуправляться, сделать Финляндию своей вотчиной. Возникшая во второй половине XIX века Старофинская партия заявляла, что финны могут нормально существовать и развиваться только в рамках Российской империи.

«Как только Российская империя перестанет осуществлять контроль над Финляндией и передаст власть ей, шведская элита вновь станет доминировать. Это угрожало финской самобытности, возрождению финского народа. Одновременно с этим Старофинская партия заявляла однозначно, что Российская империя ни в коем случае не должна ужимать финскую автономию до такого небольшого размера, за которым последует национальный взрыв, ведущий к противостоянию между Финляндией и Россией. Они подчёркивали, что возможна интеграция в состав Российской империи, но ни в коем случае не отмена базовых принципов автономии», – сказал Постников. 

Заметим, что даже в революцию 1905–1907 годов финны не хотели отделяться от России.

Альтернатива 2: земства вместо наместничеств

Кавказ был всегда проблемной территорией Российской империи. В связи пробуждением национального вопроса и событиями революции 1905–1907 годов этот регион испытывал системный кризис, символом которого стало восстановление в 1905 году кавказского наместничества. «Если посмотреть на личную переписку наиболее видных чиновников, ответственных за российскую имперскую политику на Кавказе, то там часто можно встретить слова о том, что Кавказ – это бочка с порохом, которую может взорвать малейшая искра«», – пояснил участник дискуссии Амиран Урушадзе, кандидат исторических наук, научный сотрудник Южного научного центра РАН, доцент факультета истории ЕУСПб.

Армянское и грузинское национальные движения ратовали за политическую автономию, проведение местной реформы, основанной на принципах самоуправления и выборности местных властей. Русскому населению, которое было в меньшинстве и составляло всего 6–7 % от общего населения Кавказа, это никак не подходило, ведь его интересы на уровне местного самоуправления при таком раскладе не могли бы быть защищены. В начале XX века стали появляться русские национальные движения, которые действовали оборонительно, отстаивали сложившийся государственный порядок («Патриотическое общество в Тифлисе», «Союз русских избирателей»).

 Медиапроект s-t-o-l.com

Тифлис, 1905 год. Фото: wikimedia.org

«Проекты этих движений так и не стали позитивной повесткой политики Российской империи. К 1915 году наиболее известные лидеры движений умерли, сошли с политической сцены, – рассказывал Амиран Урушадзе. – Вместе с тем эти предложения были альтернативой, которая могла бы быть реализована в случае продолжения жизни империи. Как известно, вплоть до её гибели активно обсуждалась проблема введения земства на Кавказе. Однако местная реформа так и не была реализована. Главной загвоздкой был сословный принцип земской реформы: грузины имели многочисленное дворянство. Мусульмане Кавказа надеялись в скором времени пополнить состав российского дворянства, а армяне не имели значительного представительства в этой корпорации. Сословный принцип формирования земств мог нанести серьёзный урон интересам армянского и русского населения ввиду малочисленности последних на Кавказе. Этот клубок противоречий так и не удалось разрешить к 1917 году, в ином случае земская идея могла бы там сработать».

Альтернатива 3: областничества

У белых в период гражданской войны была своя национальная политика. Они уже не считали возможным возвращение к унитарной государственности и вели переговоры с разными независимыми национальными лидерами, которые не признавали политику советизации. 

«Есть миф об имперско-унитарной позиции белых, исходящий из лозунга “Единая и неделимая Россия”. В понимании советских и постсоветских авторов этот лозунг воспринимался только в контексте национального вопроса. На самом деле он был гораздо шире и содержательнее, – заметил Василий Цветков, доктор исторических наук, профессор Московского педагогического государственного университета. – Он означал, что, в отличие от советской власти, от большевиков, которые делают ставку на социальный раскол общества, белые хотели “единой и неделимой России” в социальном плане. Раскол между крестьянами, рабочими, интеллигенцией, буржуазией, помещиками не должен существовать. Если он и происходит, то это как раз проблема, которую надо решать, а остроту национального вопроса можно снижать и путём федерализации». 

Альтернативой советскому строительству, в частности, могла быть белая идея областничества. Она учитывала специфику национальных объединений, предоставляла им большую степень автономии, но при этом не делала этнический фактор самодовлеющим при делении страны на отдельные регионы. Интересно, что ещё в XIX веке идея областничества носила отчасти сепаратистский характер (пример: дело о Сибирском областничестве), но к 1917 году претерпела серьёзную эволюцию и представляла собой интересный извод «регионализма». 

Что дальше

Оставаясь в плену мифа о советской дружбе народов, сложно представить какой-то вариант будущего устроения межнациональных отношений в России. Любые альтернативы могут быть так же неидеальны, но сама возможность их обсуждения, изучения всерьёз, – шаг вперёд, позволяющий не только увидеть «развилки» истории, но выходы из тупиков. При этом решение межнационального вопроса в конечном итоге теснее всего связано с решением вопроса национального – с пониманием, кто такие русские, за что они готовы отвечать и на какие компромиссы идти: договариваться и добрососедствовать с «пустым местом» не захочет никто, а горького опыта, когда решение за это «пустое место» принимало государство, нам уже хватило в ХХ веке. 

Включить уведомления    Да Нет