×

Октябрьский поворот 1993. Хроника событий

Ушли в мир иной президент Ельцин и премьер Черномырдин. Канули в политическое небытие Руцкой и Хасбулатов. Никто из «героев» осени 1993 года так и не признал своей неправоты
+

Сегодня у нас нет возможности устроить этим людям очную ставку. Несомненно лишь одно: осенью 1993 года Россия стояла на пороге новой кровавой гражданской войны, и лишь чудо позволило её избежать.

Ельцин и Хасбулатов были союзниками, но лишь до тех пор, пока у них был общий противник – Горбачёв. 12 декабря 1991 года Верховный Совет РСФСР ратифицировал Беловежское соглашение, подписанное президентом Ельциным. Председательствовал на заседании Руслан Хасбулатов. Горбачев ушёл в отставку, СССР приказал долго жить.

Борис Ельцин на митинге у здания Дома советов РСФСР, август 1991 Медиапроект s-t-o-l.com

Борис Ельцин на митинге у здания Дома советов РСФСР, август 1991

Ельцин шёл к власти с программой радикальных реформ. В суть и смысл слова «радикальный» мало кто вдумывался. В октябре 1991 года, ещё до распада Союза её одобрил V съезд народных депутатов РСФСР. Ключевое предложение – либерализовать цены – встретило безоговорочную поддержку. 878 голосов «за», и только 16 «против».

2 января 1992 года это было сделано. Указом Ельцина розничные цены «отпущены» на волю рыночных ветров.

А дальше все понеслось как снежная лавина. Гиперинфляция. Безработица. Обнищание миллионов. Страна, которая только что с восторгом внимала речам либералов, резко отпрыгнула влево. Как феникс из пепла возрождается «большая» Компартия во главе с ещё молодым Зюгановым.

Лозунг «Банду Ельцина – под суд!» – главный в левой политической повестке. И все больше людей его поддерживает.

7 ноября 1992 года Виктор Анпилов, лидер маленькой, но шумной Российской коммунистической рабочей партии, на митинге апеллирует к Верховному Совету: «Депутаты должны передать власть советскому правительству, которое остановит рост цен и отправит за решётку Горбачева и Ельцина».

Радикалу-коммунисту отвечает столь же радикальная либералка Валерия Новодворская: «В августе 1991 года мы не добили коммунистов, мирное сосуществование с которыми так же невозможно, как сожительство с гадюкой или скорпионом».

Большевики с обеих сторон – справа и слева – жаждали крови своих врагов.

Ельцин с каждым днём всё больше ощущал себя «царем Борисом», а «неистовый Руслан» не желал быть простым парламентским «спикером».

Олег Попцов, в 1990–1996 годах Председатель Всероссийской государственной телерадиокомпании:

– В этом иерархическом танце Председатель Верховного Совета себе лично отводил роль человека, стоящего на одной ступени с Президентом, словно бы в государстве два первых лица.

На стороне Хасбулатова – большинство депутатов. К нему примкнул и вице-президент Александр Руцкой, который тоже считал себя обделённым, его отношения с начальником совсем разладились. Ельцин цинично отправил его на сельское хозяйство. Поднимать село? В то время считали, что это хуже плавания в болоте. На стороне парламента – председатель Конституционного суда Валерий Зорькин, которому вообще не нравится все, что происходит в стране.

В конце марта в Москве собрался IX чрезвычайный Съезд народных депутатов, на повестке дня которого стоял вопрос об отрешении Ельцина. Злые языки утверждают, что в случае импичмента он был готов к военному перевороту, но голосов за отставку президента Хасбулатову набрать не удалось. Схватка набирала обороты.

Чтобы решить конфликт, президент решает апеллировать к народу. Он вполне обоснованно рассчитывает на победу – несмотря на экономические тяготы у Ельцина ещё достаточно сторонников. А популярность «парламентской говорильни» в России всегда невелика.

25 апреля 1993 года проходит знаменитый референдум, памятный по рекламному слогану «да-да-нет-да». Так агитаторы-ельцинисты призывали отвечать на его вопросы. И вот результаты.

  • Доверяете ли Вы президенту Российской Федерации Б. Н. Ельцину? («да» — 58,7 % голосовавших)
  • Одобряете ли Вы социально-экономическую политику, осуществляемую президентом Российской Федерации и правительством Российской Федерации с 1992 года? («да» — 53,0 % голосовавших)
  • Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов президента Российской Федерации? («да» — 49,5 % голосовавших)
  • Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов Российской Федерации? («да» — 67,2 % голосовавших)

Вроде бы – победа Ельцина. В референдуме приняли участие 64% избирателей. «За» досрочные выборы депутатов – большинство. В сегодняшней России этого достаточно. Но в 1993 году нужно было большинство от всего списочного состава избирателей. Это норма ещё советского закона, когда явка 99,9 была нормой. Моральная победа президента обернулась его формальным поражением. Депутаты в достаточно грубой форме предложили Ельцину утереться результатами этого референдума. «Всенародно избранный» утираться не собирался.

Решающим днём стало 21 сентября 1993 года. В 20.00 началась трансляция телеобращения президента. Ельцин обвинил Верховный Совет в попрании результатов референдума и объявил о роспуске парламента.

Из Указа Президента Российской Федерации № 1400 от 21.09.1993 года.

«О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации»

В Российской Федерации сложилась политическая ситуация, угрожающая государственной и общественной безопасности страны…

…Съезд и Верховный Совет предпринимают систематические и все более активные усилия узурпировать не только исполнительную, но даже и судебную функции.

Постановляю:

Прервать осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций Съездом народных депутатов Российской Федерации и Верховным Советом Российской Федерации.

Назначить выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации на 11–12 декабря 1993 года.

В 20.05 все виды правительственной связи в Доме Советов России были отключены.

В 21.30 Руцкой заявил:

– Я приступаю к исполнению обязанностей президента Российской Федерации. Антиконституционный указ президента Ельцина отменяю.

А дальше – две недели страна балансировала на грани кровавой катастрофы. Страна была расколота на сторонников и противников Ельцина.

Режиссёр Станислав Говорухин: Никак иначе, как антиконституционным переворотом назвать действия президента нельзя. Это настоящий бандитизм.

Артист Геннадий Хазанов: Я мучительно думаю сейчас над тем, как себя чувствует Зорькин, председатель ещё не упразднённого Конституционного суда. От его действий многое зависит.

Ночью Конституционный суд объявил указ Ельцина неконституционным. 9 голосов против 4. Многие юристы сочли это решение незаконным.

Верховный Совет даёт поручение председателю телекомпании «Останкино» Брагину и председателю ВГТРК Попцову передать обращение Хасбулатова и утверждённого Верховным Советом и. о. президента Руцкого к гражданам России. Они его игнорируют. Руководство ТВ в этом противостоянии – на стороне Ельцина.

Сам же Борис Ельцин отправился на Тверскую встречаться с горожанами. На вопрос о возможности диалога ответил:

– Такой организации, как Верховный Совет, сегодня нет, поэтому диалога нет, но и крови не будет.

Руцкой назначает своих министров. Министром обороны генерала Ачалова, его заместителем генерала Макашова. Ачалову поручено принять под командование кремлёвский полк. Однако бурная деятельность и.о. президента действительно напоминает фарс. Он назначает министров, их никуда не пускают. Контроль над исполнительной властью Ельцин и лояльный ему Черномырдин жёстко держат в своих руках.

Черномырдин направил главам администраций субъектов Федерации телеграмму:

Решения ВС РФ, документы, распространяемые за подписью Руцкого, с 20 часов 21 сентября не имеют законной силы, исполнению не подлежат. Предупреждаю о персональной ответственности за выполнение указа и распоряжений президента и правительства РФ на Вашей территории.

Утром 23 сентября обнародован новый указ Ельцина. На 12 июня 1994 года назначены новые президентские выборы. Это должно успокоить тех, кто опасался перерастания президентского правления в диктатуру, и привлечь на сторону Ельцина колеблющихся.

А в Белом доме бушует внеочередной съезд. Во второй половине дня по внутреннему радио объявили распоряжение Хасбулатова – удалить всех нетрезвых. У многих при себе оружие, это действительно небезопасно. По зданию ходят вооружённые автоматами защитники Белого дома.

Руслан Хасбулатов (слева) и Александр Руцкой во время пресс-конференции в осажденном Белом доме. Октябрь 1993 года Медиапроект s-t-o-l.com

Руслан Хасбулатов (слева) и Александр Руцкой во время пресс-конференции в осажденном Белом доме. Октябрь 1993 года

Амангельды Тулеев, председатель Кемеровского облсовета (позже губернатор Кемеровской области – ред.), от имени 26 регионов оглашает ультиматум Кремлю. Отменить указ № 1400 и назначить всенародные выборы президента и Верховного Совета на 12 декабря 1993 года. Тулеев грозит общероссийской политической забастовкой и блокадой экспорта нефти и газа.

Вечером в парламент прибыл председатель Конституционного суда Валерий Зорькин, но выступить ему не удалось. В Белом доме отключили электричество. Самому председателю КС отрезали спецкоммутатор, радиотелефон в служебном автомобиле и отобрали у него служебную дачу.

В те дни члены Конституционного суда даже не пытаются выглядеть объективными. В самом суде раскол. Судья Гаджиев назвал руководителя администрации президента Филатова «государственным преступником». Судья Аметистов, главный противник председателя Зорькина, зовёт его «Позорькиным».

Однако выход из создавшегося положения все-таки предлагают – так называемый «нулевой вариант».

Из заявления Конституционного суда России от 23 сентября 1993 года.

В качестве единственно приемлемого легитимного выхода из конституционного кризиса Конституционный суд России видит лишь взаимный отказ президента и ВС от применения неправовых методов и назначении одновременных досрочных выборов как парламента, так и президента.

Ельцин согласен на всеобщие выборы – но не на одновременные. Сначала парламентские, лишь затем президентские. Аргумент: вакуум власти в стране даже на короткий срок неприемлем.

Ельцин увольняет губернаторов – сторонников Верховного Совета, назначая на их места лояльных. Главу Брянской области Лодкина из служебного кабинета удалил наряд милиции. Но это удаётся не везде. Новосибирский глава Муха заявил, что не уйдёт, пока на то не будет согласия местного облсовета.

Колеблющихся Ельцин часами лично убеждает по телефону.

Одновременно президент последовательно продолжает «бумажную войну» с парламентом. Каждый день из-под его пера выходят десятки документов.

Расколоть депутатский корпус он пытается кадровыми решениями. Бывшего депутата Сергея Степашина назначили на должность заместителя министра безопасности, Александр Починок стал заместителем министра финансов. Открыт Центр по трудоустройству депутатов. Туда обратились около 90 человек.

Откровенно популистскими действиями президент перетягивает на свою сторону избирателей. Цены на хлеб повышаться не будут – указ президента. Проезд на общественном транспорте в Москве не подорожает – постановление мэра Москвы Лужкова.

Из регионального начальства именно он, а ещё мэр Санкт-Петербурга Собчак – главные союзники президента.

В столичной системе власти ситуация такая же, как и в федеральной. Противостояние мэра и Моссовета. «Крепкий хозяйственник» Лужков помогает организовать блокаду Белого дома. По его приказу столичные коммунальщики перестают подавать в здание горячую воду и даже грозят отключить канализацию.

Белый дом оцеплен милицией. Подходы к нему блокируются.

26 сентября. В тот день с утра у стен Белого дома открылся митинг, который длился много часов. 7–8 тысяч митингующих скандировали «Банду Ельцина под суд, демократов – к стенке!» С балкона один из ораторов порадовал известием о том, что два бойца дивизии имени Дзержинского объявили о переходе на сторону парламента. Так же, как два года назад два танка Кантемировской дивизии на этом же месте перешли на сторону Ельцина. Радость оказалась преждевременной. МВД России опроверг это сообщение.

Руцкой «вышел в народ». Обращаясь к стоящим в оцеплении солдатам и милиции, он заявил, что перешедшие на сторону защитников Конституции до 18 часов 25 сентября будут освобождены от ответственности. Затем Руцкой принял парад и смотр защитников, который прошёл у подъезда со стороны Краснопресненской набережной.

В 2 часа ночи Хасбулатов заявил, что по его данным, штурм начнётся через полчаса. Он призвал идти на оружейные заводы и захватывать там оружие для защиты Белого дома. На всех подъездах и лестницах Дома Советов находятся вооружённые автоматами сотрудники службы режима и ополченцы. Всем находящимся в здании раздаются противогазы для защиты от возможной химической атаки. Штурма не было.

К вечеру 28 сентября ситуация в центре города резко обострилась. В 18.45 в районе Конюшковского переулка группа до тысячи человек пыталась прорвать оцепление, но была рассеяна сотрудниками милиции. Наиболее серьёзную атаку на оцепление примерно 3 тысячи защитников Верховного Совета предприняли в 19.00 у метро «Баррикадная». Вооружённые кольями, дубинами и заточками, они напали на милиционеров. «Бои» продолжались до полуночи. Демонстрантов с площади Восстания оттеснили на станцию метро «Баррикадная», и там, на эскалаторе, столкновение переросло в настоящую драку.

Днём 29 сентября ситуация в Москве оставалась более-менее спокойной, но к вечеру сторонники парламента начали возводить баррикады практически во всем центре Москвы. В ход пошли даже перевёрнутые троллейбусы. Ситуация выходила из-под контроля.

30 сентября противоборствующие стороны приняли предложенное посредничество патриарха Алексия Второго. Переговоры начались вечером того же дня. В ночь на 1 октября был подписан так называемый Протокол № 1. Договорённость была следующей: от Дома Советов милиция и войска отводятся, но и защитники Верховного Совета разоружаются.

Утром в Белом доме включили свет, а в 11.30 впервые за много дней заработали буфеты и лифты. День прошёл спокойно, но к вечеру ситуация вновь обострилась.

Подумав, хасбулатовцы решили отказаться от его выполнения – у исполнительной власти в любом случае было преимущество. Протокол депутаты денонсировали. Хасбулатов почему-то был уверен, что почти одержал победу.

Правительство России предъявило требование Хасбулатову и Руцкому в срок до 4 октября.

Из интервью Бориса Ельцина телекомпании «Останкино»:

– Ни к кому, кроме руководства бывшего Верховного Совета, мы претензий не имеем, но все переговоры должны начинаться со сдачи оружия. Мы не будем прибегать к силовым методам, потому что не хотим крови. Но и не хотели бы, чтобы боевики из Приднестровья, рижского ОМОНа проливали российскую кровь.

1 октября столкновения охватили центр города. В 17.15 у метро «Баррикадная» около нескольких тысяч человек провели митинг. Примерно в это же время волнения наблюдались на Лубянке, рядом с метро «Улица 1905 года». 161 человек был задержан.

Власти объявляют, что ни Руцкой, ни Хасбулатов уже не контролируют ситуацию в здании Верховного Совета.

Из выступления первого вице-премьера Шумейко:

– Там правят бал находящиеся в розыске уголовники из батальона «Днестр» и бывшего Рижского ОМОНа. Соотношение депутатов в Белом доме и тех, кто их там охраняет, примерно один к десяти. В этих условиях депутаты оказались в роли заложников у своей «охраны», отягощённой «афганским синдромом».

2 октября Руцкой своим указом уволил Черномырдина «за поддержку антиконституционных действий». Премьер, похоже, этого даже не заметил. Он разослал телеграмму главам администраций российских регионов, в которой предложил «усилить охрану порядка и важных объектов», а также собраться в Москве 4 октября на совещание Совета министров с субъектами федерации.

Костры на баррикадах 2 октября 1993 года Медиапроект s-t-o-l.com

Костры на баррикадах, 2 октября 1993 года

В Свято-Даниловом монастыре в ночь на 3 октября продолжились переговоры представителей президента и парламента. Впрочем, безрезультатно.

Утро 3 октября началось массовыми акциями сторонников парламента по всему центру Москвы. Тысячи человек собирались на Октябрьской площади и на Смоленской. Их лидеры – Анпилов, Константинов и другие призывали идти прорывать блокаду Белого дома. Многотысячные колонны пытаются прорвать кордоны. В ответ милиция применяет оружие. Льётся кровь. Из Белого дома на подмогу демонстрантам идут вооружённые автоматами боевики генерала Макашова и лидера Русского национального единства Баркашова. Им удаётся захватить здание мэрии на Новом Арбате и находившуюся рядом гостиницу «Мир», где был оперативный штаб ГУВД Москвы. Милиция отступает.

В 16.00 Ельцин подписал указ о введении чрезвычайного положения в Москве. Указ вступил в силу с момента подписания. Но по телевидению он был оглашен только в 18 часов. В Кремль из загородной резиденции президент прибыл на вертолёте, опасаясь ехать по столице.

Министр обороны Грачёв по телефону приказал командиру Таманской дивизии генерал-майору Евневичу выдвинуть часть дивизии на БТРах к Министерству обороны и взять его под охрану. Но колонна остановлена на полпути к столице. Грачев колеблется.

15.45. У Дома Советов начался митинг. Руцкой с трибуны призвал штурмовать мэрию и «Останкино». Демонстранты, возглавляемые Анпиловым и Макашовым, двинулись в сторону телецентра. Командующий внутренними войсками Куликов по радио приказал командиру группы «Витязь» выдвинуться к телецентру Останкино для усиления его охраны.

Два часа длился митинг у телецентра. Потом демонстранты начинают штурм. Чей выстрел был первым – демонстранта или омоновца – установить практически невозможно. Потом каждая сторона будет доказывать свою невиновность.

Телекомпания «Останкино» прерывает вещание.

Продолжает работать лишь канал РТР, который сообщает, что выходит в эфир из некой «резервной студии», чтобы не давать «наводку». На самом деле, вещание идёт с 5-й улицы Ямского поля. На этом здании нет даже таблички, что здесь располагается. Егор Гайдар по телевидению призвал сторонников Ельцина с просьбой собираться у здания Моссовета. Там начинается митинг. За помощью Гайдар обращается к председателю Госкомитета по чрезвычайным ситуациям Шойгу. Тот обещает, что в случае необходимости сторонникам Ельцина будет роздано оружие.

Около 12 часов ночи в Дом Советов по собственной инициативе прибыли несколько десятков солдат и офицеров одного из ракетно-зенитных полков во главе с командиром. Оружие они взяли с собой в полку. Есть сообщения, что так же собираются поступить ещё несколько сотен военнослужащих. События в Москве грозят перерасти из столкновений демонстрантов и правоохранителей в бои между армейскими частями.

Ранним утром 4 октября Борис Ельцин принял решение о штурме Белого дома. Министр обороны Грачев потребовал официального письменного приказа. Президент подписал его около 4 утра в Кремле и отправил Грачеву с фельдъегерем.

В Москву прибыли танки Таманской дивизии. В 4.20 началось движение войск в сторону к Краснопресненской набережной. В штурме Белого дома приняли участие около 1700 человек, 10 танков и 20 бронетранспортёров. В 8 утра по зданию открыт огонь из БТРов. Его защитники отстреливаются из всего имеющегося у них оружия. В 9.20 по верхним этажам здания открыли огонь танки.

Белый дом после расстрела Медиапроект s-t-o-l.com

Белый дом после обстрела. Фото из семейного архива Валерия Мелехова

С моста обстрел наблюдали сотни зевак. На призывы разойтись они никак не реагировали.

В 09.00 Президент выступил по телевидению с обращением к россиянам. Ельцин объявил, что в связи с чрезвычайным положением будет приостановлена деятельность всех политических партий и средств массовой информации, принявших активное участие в подготовке и проведении мятежа.

После двух часов дня защитники парламента сдались. В Белый дом вошла группа «Альфа».

По официальным данным 4 октября убиты 74 человека, 26 из них – военные и милиционеры. Ранены 172.

В 15.00 Черномырдин открывает совещание с главами субъектов федерации.

После совещания президент Республики Калмыкия Илюмжинов сказал:

– Хотя меня нельзя назвать сторонником советской власти, я не могу одобрить такой кровавый способ её ликвидации. Он создаёт огромные проблемы для будущего российской демократии. Я не оказываюсь ни от каких своих действий последних дней и жалею лишь о том, что не предпринял всех возможных мер по предотвращению кровопролития.

В 18 часов 5 минут Макашов, Руцкой и Руслан Хасбулатов задержаны группой «Альфа» в кабинете председателя Верховного Совета на 3-м этаже.

Полномасштабной гражданской войны удалось избежать лишь чудом. Но кровопролитие в тех условиях было практически неизбежно. Политическая культура России начала 90-х годов знала только один способ решения проблем – насилие.

Газета «Коммерсант», 5 октября 1993 года.

Старая истина подтверждается: победителей не судят. Хотя прошло ещё мало времени, чтобы окончательно выяснить, кто и какой победы ждал, но уже очевидно, что общая усталость всех слоёв общества способствовала резкому изменению общественного мнения в пользу президента.

Всего несколько дней назад власти Башкортостана, Бурятии и Карелии принимали решение о поддержке парламента. А в ночь с 3 на 4 октября они же потребовали от Хасбулатова и Руцкого прекратить сопротивление «законно избранному президенту и правительству». Свердловский Россель, хабаровский Ишаев, карельский Степанов и многие другие спешили присягнуть победившему Ельцину.

Главными бенефициарами событий 1993 года оказались региональные начальники. Они превратились в местных баронов, приводить их к повиновению пришлось уже преемнику Ельцина.

Новые выборы в Государственную Думу, которые прошли вскоре, не принесли Ельцину желанного парламентского большинства. С Думой Ельцину приходилось договариваться. Вплоть до его ухода в отставку война Кремля и парламента сотрясала политическое пространство России. Пропрезидентское большинство было сформировано лишь в III Думе, в 2000 году, когда у Кремля был совсем другой хозяин.

Герои «сидения» в Белом доме Хасбулатов и Руцкой отсидели несколько месяцев и были освобождены в начале 1994 года по амнистии, объявленной Государственной думой, несмотря на протест Ельцина.

Руцкой был избран губернатором Курской области, но в 2000 году попытка переизбраться на второй срок была неудачной. Суд снял его с выборов за «недостоверные данные при регистрации».

Доктор экономических наук Хасбулатов после амнистии вернулся к преподавательской деятельности. Неудачно пытался вести «миротворческую» деятельность в Чечне. В 2003 году намеревался баллотироваться в президенты Чеченской Республики, но участия в выборах не принял.

Ельцин добился принятия новой Конституции. Как говорили тогда, сшил её «как жилетку, на собственную фигуру». Из главы исполнительной власти президент стал главой государства, «гарантом Конституции», фактически стоящим над всеми тремя ветвями. Этими полномочиями и поныне обладают его преемники.

Борис Ельцин и Владимир Путин, 31 декабря 1999 Медиапроект s-t-o-l.com

Борис Ельцин и Владимир Путин, 31 декабря 1999