×

Осторожно, история!

Вторая мировая война и роль в ней СССР – самая опасная тема для публичной дискуссии и научного исследования, следует из статистики уголовных и административных дел за последние 10 лет
+

В среде так называемых патриотов продолжается шельмование писателя Дмитрия Быкова, который 25 декабря прошлого года на «Дилетантских чтениях» в Санкт-Петербурге затронул больную тему советского коллаборационизма во Второй мировой войне и пообещал написать биографию генерала Власова. «Наговорил на уголовную статью», спешит сообщить «патриотическая» пресса, а депутат Госдумы Дмитрий Саблин обещает обратиться в прокуратуру.

Действительно, в последние 10 лет аналогичные и даже более нейтральные высказывания на историческую тему регулярно служили поводом для уголовных или административных дел. Например, в 2016 году жителя Перми Владимира Лузгина признали виновным в «реабилитации нацизма» и приговорили к штрафу в 200 тысяч рублей за то, что он перепостил на своей странице в «ВКонтакте» статью «15 фактов о бандеровцах, или О чём молчит Кремль». Там, в частности, рассказывалось о совместном нападении СССР и Германии на Польшу в сентябре 1939 года и развязывании Второй мировой войны.

Казалось бы, пакт Молотова–Риббентропа и сопутствующие ему договоренности уже давно не секрет для среднестатистического образованного человека, тем не менее это такая же запретная для публичного обсуждения тема, как и чаяния советских коллаборационистов.

 Медиапроект s-t-o-l.com

В. Молотов и И. фон Риббентроп пожимают руки после подписания пакта

К активной борьбе с фальсификаторами истории государство приступило ещё в 2009 году

Все эти темы идут сейчас по уголовной статье о «реабилитации нацизма». Она появилась недавно, в 2014 году, на волне выяснения отношений с Украиной, кто тут «фашист» и «оккупант». Статья оказалась вполне себе в тренде.

К активной борьбе с фальсификаторами истории государство приступило ещё в 2009 году – в президентство Дмитрия Медведева, слывшего либералом. Тогда была создана комиссия с грозным названием «по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России». В её состав вошло много чиновников и силовиков из ФСБ и СВР. Профессиональных историков там практически не было. Был, кстати, Владимир Мединский. Это же у него в докторской диссертации критерий исторической достоверности – «соответствие интересам России».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Татарский активист Рафис Кашапов

В первый же год работы комиссии были обнаружены два злостных фальсификатора. Татарского активиста Рафиса Кашапова приговорили к полутора годам лишения свободы условно за несколько публикаций в социальных сетях. Он писал о насильственной христианизации мусульман, критиковал шовинистическую политику Москвы по отношению к национальным меньшинствам и называл татаро-монгольское иго «чудовищным державным мифом». Поскольку статьи «за фальсификацию истории» в Уголовном кодексе нет, Кашапова осудили тогда по знаменитой 282-й статье – за «возбуждение ненависти либо вражды».

Но это были ещё цветочки. После присоединения Крыма к России в УК появилась статья для тех, кто с этим не согласен (это называется «призывы к изменению территориальной целостности России»). Так вот по ней Кашапов сел на три года. Он, понятно, вступился за крымских татар, которым после установления на полуострове российской власти пришлось несладко. Тогда же созданный Кашаповым Татарский общественный центр признали экстремистской организацией. Отсидев три года за свои убеждения, активист счёл за благо уехать из России.

Другое уголовное дело в 2009 году возбудили в Архангельске в отношении заведующего кафедрой отечественной истории Поморского университета профессора Михаила Супруна. Он работал над «Книгой памяти», где собирался описать судьбу нескольких тысяч поволжских немцев, выселенных в годы Второй мировой войны в Архангельскую область. Его обвинили в незаконной передаче Красному Кресту ФРГ информации о репрессированных и интернированных немцах. Впрочем, в 2011 году уголовное дело прекратили в связи с истечением срока давности. Зато полковника милиции Александра Дударева, помогавшего историку с поиском архивных документов, приговорили к году лишения свободы условно.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Депортация немцев Поволжья в Сибирь и Казахстан

 С 2009 года было не менее 17 случаев уголовного преследования граждан за высказывания по историческим вопросам

Всего, по данным мониторинга правозащитной группы «Агора», с 2009 года было не менее 17 случаев уголовного преследования граждан за высказывания по историческим вопросам. Основным инструментом правоохранителей служила статья «о реабилитации нацизма».

Кроме уже упомянутого Лузгина, напомнившего о договоренностях СССР с Германией 1939 года, в нацисты записали учёного Игоря Дорогого из Магадана. Он опубликовал в «Одноклассниках» несколько постов, в которых дал свои оценки нескольким известным деятелям времен Революции и Второй мировой войны: Тухачевского назвал «палачом», Жукова – «мародёром», а представителя СССР на Нюрнбергском процессе Руденко – «мокрушником». Эти яркие эпитеты в соцсети стали основанием для уголовного дела.

По той же статье – «о реабилитации нацизма» – преследуется соратник Алексея Навального, координатор Фонда борьбы с коррупцией Алексей Волков. Он разместил в социальных сетях коллаж, на котором изображалась статуя «Родина-мать зовёт» с лицом, окрашенным зелёнкой. Цель публикации – привлечь внимание к серии так и не расследованных нападений на оппозиционеров с обливанием их зелёнкой.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Надежда Толоконникова и Мария Алехина после нападения активистов «Национально-освободительного движения»

Уголовное преследование, впрочем, не единственный инструмент исправления неправильных исторических взглядов. Как показала практика, административный ресурс работает даже эффективнее. Пять лет назад, в годовщину снятия блокады Ленинграда, телеканал «Дождь» предложил зрителям нестандартный вопрос: не стоило ли отдать Ленинград нацистам, чтобы спасти тысячи жизней? Состава преступления в этом вопросе так и не нашли, хотя проверок было море, в том числе прокурорских. Но в итоге все ведущие операторы спутникового, кабельного и интернет-телевидения исключили «Дождь» из пакетов каналов – как бы по собственной инициативе.

Если раньше наказывали за демонстрацию нацистских символов с целью пропаганды, то после поправок 2014 года наказывают независимо от цели

Однако самой урожайной по числу возбужденных дел оказалась статья 20.3  КоАП – «пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики экстремистских организаций». По данным «Агоры» на май 2018 года, число дел по этой статье с 2012 года увеличилось почти в девять раз: за последние 5 лет по ней наказано 6 622 человека. Здесь снова помог 2014 год. Если раньше наказывали за демонстрацию нацистских символов с целью пропаганды, то после поправок 2014 года наказывают независимо от цели. Даже если это публикация с целью осуждения нацизма или просто историческое исследование на эту тему.

Так, прокуратура Южно-Сахалинска возбудила административное дело против владельца книжного магазина, где продавали историческое исследование «Солдаты Вермахта»: на обложке книги была изображена свастика.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото с Парада Победы за публикацию которого был осужден Михаил Листов

Самым абсурдным случаем применения этой статьи стало дело против жителя Архангельска Михаила Листова, оштрафованного на тысячу рублей за публикацию исторического фото со свастикой с Парада Победы 1945 года. Но здесь помогла апелляция в областной суд, который оправдал Листова. Резонанс вокруг этой истории, очевидно, повлиял на оправдательный приговор и по другому аналогичному делу: активиста штаба Алексея Навального также задержали из-за публикации в «ВКонтакте» исторической фотографии со свастикой.

Кроме того, за последние 10 лет в список экстремистских материалов были включены несколько десятков исторических исследований и публицистических работ, посвящённых различным вопросам прошлого. В частности, статьи немецкого историка Себастьяна Штоппера, который исследовал партизанское движение в Брянской области в годы Великой Отечественной войны. Опасаясь уголовного преследования, Штоппер вынужден был свернуть работу и уехать из России.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Немецкий историк, доктор наук Себастьян Штоппер

Степени историка лишил не диссертационный совет, а замминистра образования своим прямым распоряжением

Не менее резонансный случай – лишение докторской степени петербургского историка Кирилла Александрова. Он исследовал причины сотрудничества советских военнопленных и русских эмигрантов с нацистами. Степени историка лишил не диссертационный совет, а замминистра образования своим прямым распоряжением. Когда на кону «интересы государства», о науке можно забыть.

В запретный список попало также исследование историка А.В. Окорокова «Фашизм и русская эмиграция (1920–1945)» и книги «Чёрная гвардия Гитлера. Ваффен-СС» К.А. Залесского и П. Хауссера, «Фактор сионизма. Влияние евреев на историю XX столетия» А. Бенсона, «Миф о Холокосте. Правда о судьбе евреев во Второй мировой войне» Ю. Графа, «Застольные разговоры Гитлера» Г. Пикера.