×

Панфиловцы: миф или жестокая реальность?

Совершенно неожиданно и не когда-нибудь, а именно в год 70-летия Великой Победы в Великой Отечественной войне, когда культ народа-победителя обрел не только законченные монументальные черты, но и форму новой государственной религии со своими ритуалами, так вот, именно в это непростое время директор Государственного архива России совершил настоящую идеологическую диверсию

+

Речь, конечно же, идет об опубликованном на официальном сайте ГАРФ справки-доклада главного военного прокурора СССР Николая Афанасьева, в котором была собрана информация о подвиге «героев-панфиловцев». Согласно данным прокурора, вся история с подвигом является фантазией некоего журналиста газеты «Красная Звезда» Коротеева, которому эту историю в штабе армии рассказал комиссар 8-й «панфиловской» дивизии Егоров. Потом заметку Коротеева переписал литературный секретарь «Красной звезды» Кривицкий, добавив красочных деталей гибели отважных солдат, стоявших насмерть, но не пустивших танки в Москву. И вот, теперь выясняется, что ничего этого не было. Вернее, сам бой у разъезда Дубосеково действительно был – 16 ноября 1941 года в том районе против наступавших гитлеровских танков дралась 4-я рота из состава 2 батальона, и бой был куда более жестоким, чем написали журналисты – из состава роты в тот день погибло не 28 бойцов, а свыше 100. И танки в Москву, действительно, не прошли.

Но вот что касается списка «28 панфиловцев», тот тут вышла ошибка: далеко не все перечисленные журналистами герои-панфиловцы в тот день погибли. А вот сержант Добробабин в том бою и вовсе сдался немцам – более того, перешел на службу в вермахт, стал полицейским на оккупированных территориях и здорово потешался над тем, что в СССР его считают героем. В 1943 году он был арестован органами СМЕРШ, и с этого момента и ведет свое начало расследование об обстоятельствах этой выдумки. Также следствие установило, что кроме Добробабина в бою под Дубосеково выжили еще четыре солдата: Илларион Васильев, Григорий Шемякин, Иван Шадрин и Даниил Кужебергенов. Последний (он тоже побывал в немецком плену) рассказал, что в том бою вообще не участвовал. А Иван Натаров, который якобы поведал о подвиге, был убит за два дня до легендарного боя.

Словом, публикация доклада произвела в сети эффект разорвавшейся бомбы. «Так мы и знали, – пишут некоторые граждане, – вся история войны сфальсифицирована от начала и до конца!» «Все документы – фальшивка!» – отвечают им оппоненты. «Какая разница, кто из бойцов погиб, а кто – выжил, – восклицают третьи. – Какая разница, что один боец потом служил врагу?! Какая разница, что именно кричал политрук перед смертью?! Подвиг состоялся, и это главное. И не надо трогать наших легенд!»

Но, позвольте, разве данные доклада хоть как-нибудь умаляют подвиг советских солдат?

Самый интересный во всей этой истории вопрос: почему эти документы, подготовленные еще в мае 1948 года главным военным прокурором ВС СССР генерал-лейтенантом юстиции Николаем Афанасьевым, были не опубликованы раньше? А все очень просто: расследование по «делу 28 панфиловцев» проводилось не ради установления исторической истины, но сугубо по политическому заказу: именно в это время Берия начинает копать против «маршала Победы» Георгия Жукова, который в марте 1946 года был назначен на должность Главнокомандующего Сухопутными войсками и замминистра Вооруженных Сил СССР. Но вскоре пошли аресты подчиненных Жукова по т.н. «делу авиаторов», сам Жуков был обвинён в незаконном присвоении трофеев и воровстве предметов искусства из Германии. Отдельной строкой в газетах прошло обвинение в раздувании своих заслуг в деле разгрома Гитлера с личной формулировкой И. В. Сталина «присваивал себе разработку операций, к которым не имел никакого отношения». То есть, эти две папочки от генерал-лейтенанта юстиции Николая Афанасьева – это два кирпичика в расстрельной стене для Жукова, которую заботливо возводил Берия. Конечно, факт путаницы в именах «панфиловцев» сам по себе мало что значил – время тогда было такое, война! – но в совокупности весь этот компромат был призван надежно похоронить Жукова.

Но потом в недрах советской карательной машины что-то щелкнуло, Сталин решил не возбуждать общественное мнение, и Жуков был помилован – как раз в июне 1948 года он был лишен всех чинов и регалий, после чего отправлен в ссылку – командовать войсками Одесского округа. По сравнению с Магаданом жить вполне можно.

А вот документы о «панфиловцах» отправились в архив – подальше от любопытных глаз. Впрочем, слухи о том, что эти документы существуют, уже просачивалась в СМИ, однако до сих пор никто не видел этих документов. И вот, пожалуйста – читайте.

И можно только догадываться, зачем директор ГАРФ Сергей Мироненко решил все это опубликовать – возможно, все дело в личной войне Сергея Владимировича, которую он ведет против фальсификаторов от истории. Причем, и против фальсификаторов, действующих во имя высших государственных интересов. В одном из интервью Сергей Мироненко и вовсе саркастично назвал себя национал-предателем: «Теперь будете считать меня национал-предателем, раз я сказал о Сталине что-то плохое? …Беда советского строя в том и заключалась, что придуманные герои были намного важнее реальных. Фальсификация, как и любая ложь, вредна как для власти, так и для общества. Рано или поздно, но правда всегда выходит наружу. Фальсификация, а лучше сказать по-русски – ложь, выдумка, это подделка под видом правды, способна зародить сомнение относительно правдивых фактов массового героизма времен Великой Отечественной войны. Это как в суде. Если среди множества подлинных доказательств попадается откровенная фальшивка – всем недоверие».