×

Пробиться к корням

Завет «держаться корней» в России исполнить невероятно трудно: ХХ век безжалостно рвал человеческие связи. Чтобы не унывать от безнадёги, «Стол» обратился к специалисту
+

Наблюдаемый в России всплеск внимания к семейной истории – это часть мирового процесса. В информационную эпоху, когда память стала слишком короткой, человечество подсознательно потянулось к истокам. Но из-за нашего исторического наследия генеалогические изыскания существенно затруднены: колоссальные жертвы в двух мировых войнах, революция, гражданская война, длительные и масштабные репрессии – всё это само по себе влияло на человеческую память, на нежелание помнить, а в наше время это привело ещё и к тому, что наследная власть не желает открывать архивы, направляя народную память исключительно в русло геройских жертв и побед – триумфалистскую историю Второй мировой войны.

Тем не менее сам по себе интерес к семейной истории можно только поддержать. А трудности существует для того, чтобы их преодолевать. Как? Нам ответил эксперт в области родословных исследований, глава Международного генеалогического центра, координатор общественного проекта «Семейная история» Артём Маратканов.

 Медиапроект s-t-o-l.com

– Артём, у вас есть собственное понимание, зачем людям заниматься семейной историей?

– Последние десять лет социологические исследования фиксируют рост интереса людей к семейной истории во всех развитых странах, включая Россию. Но, и правда, зачем нам оно? На мой взгляд, это естественная психологическая потребность человека – разгадать тайны прошлого, найти параллели с днём сегодняшним, ощутить «тыл» многих поколений, некую опору, а порой даже подсмотреть у предка какой-нибудь лайфхак. Для многих же это способ постижения большой истории: подход «от частного – к общему» позволяет глубже понять глобальные исторические процессы, развивает эмпатию, учит анализировать действия в контексте их последствий.

– А какие мотивы чаще всего движут людьми в генеалогических изысканиях, на ваш взгляд?

– Часто центральной идеей исследования собственной семейной истории становится восстановление исторической справедливости через реабилитацию пострадавшего от террора и репрессий предка или поиск родных, связь с которыми потеряна после потрясений XX века. Преемственность поколений серьёзно нарушена, создан информационный вакуум: у многих в роду найдутся сосланные, осуждённые без права переписки, эмигрировавшие, пропавшие без вести предки, судьба которых неизвестна, а биография умышленно скрывалась от детей. Сегодня же ситуация располагает к восстановлению личной истории: активно рассекречиваются ранее недоступные документы, появляются IT-технологии для упрощения родословных исследований, поиск по открытым источником становится всё эффективнее. Движение «Бессмертный полк» растёт как на дрожжах – а именно эта акция для многих «точка входа» в родословие. Сначала ты хочешь найти фото дедушки и место его гибели, потом понимаешь, что толком ничего не знаешь ни о нём, ни о других предках… Сам не замечаешь, как становишься своим собственным семейным детективом.

 Медиапроект s-t-o-l.com

– Банальный вопрос: с чего надо начинать?

– Начинать нужно с себя, а именно: составить первоначальное генеалогическое древо, в которое внести всё, что вам известно на данный момент.

Очень важно успеть собрать с ныне живущих родственников имеющуюся у них информацию – проще говоря, взять интервью. Ведь время беспощадно, близкие люди уходят. Увы, с ними уходят и бесценные воспоминания.

Уже после нескольких интервью семейное древо значительно расширится (в среднем до 150–200 персон) и, вероятно, прорастёт на несколько поколений в прошлое – до XIX века.

Дальше, как правило, ни семейные архивы, ни семейная память заглянуть не в силах. Но, получив данные о местах рождения пра-предков, их отчества, информацию об их участии в значимых исторических событиях, можно начинать архивный поиск, ведь становится понятно, в каких именно архивах могут найтись нужные документы.

Залог эффективного интервью – правильные вопросы, поэтому я рекомендую пользоваться специальными анкетами и опросниками. Их можно найти на специализированных генеалогических сайтах. Важно записывать разговоры на диктофон и параллельно вести записи в блокноте, собирать у родственников контакты других родственников, не бояться обзвонить всех по максимуму. После – суммировать и упорядочить полученные данные в одном документе и внести новые данные в своё древо.

– Хорошо. Значит, для начала нужно желание, блокнот и диктофон. Что-то ещё? Какие данные нужны для поиска?

– Это зависит от поставленных задач. Если цель – «прорубиться» в далёкое прошлое и составить глубокое генеалогическое древо, тогда нужно собрать все генеалогические данные о самых ранних из известных предков: ФИО, включая девичьи фамилии женщин, места и даты рождения, состав семьи, даты смерти, места захоронения. Всё это даст возможность «поднять» документы по ним, где, в свою очередь, могут найтись данные об их родителях, а это уже прорыв на поколение вглубь. И так далее по цепочке. Если цель – восстановить биографию предка, тогда нужно собрать о нём всё, что только известно на данный момент, и понять, в каких учреждениях хранятся документы о его профессиональной деятельности, боевом пути, собственности, общественной деятельности…

Для старта архивного поиска по дореволюционному периоду необходимо знать дату и место рождения предка до 1917 года. Если нет подтверждающих документов или уверенности в точности данных, то лучше начать с поиска по советскому периоду (это уже ЗАГС, ЖЭК, партийные архивы, военкоматы и др.).

 Медиапроект s-t-o-l.com

– Вот здесь уже новоиспечённый исследователь начинает зевать. Архивы, бумаги, запросы… А как понять, в какой именно архив нужно обращаться?

– Метрические книги, то есть дореволюционные документы, в которых можно найти записи о рождении предков, а также имена их родителей, найдутся в архивах тех населённых пунктов или районов, где родились предки. Здесь важно точно установить, какими были административные границы соответствующего исторического периода. Я люблю приводить такой пример: если ваш дедушка родился в селе Некислица на юге Брянской области, то его предки, никуда не переезжая, из-за изменения административно-территориальных границ могли родиться на территории Орловской или Гомельской областей, Черниговской губернии или Стародубского полка. Документы Некислицы, вероятно, разбросаны по разным архивам в зависимости от периода, к которому они относятся.

Есть несколько общих советов по документам советского периода. Например, провести биографический поиск информации о советских офицерах в годы войны можно в Центральном архиве Министерства обороны в г. Подольске, однако здесь, вероятнее всего, вас ждёт немало бюрократических преград.

О людях, работавших на советских предприятиях, можно многое узнать из «кадровых дел». Такие дела хранятся либо на самих предприятиях, если они ещё действуют, либо в региональных архивах – тут понадобится подтверждение вашего родства с искомой персоной.

Если вы ищете информацию о сельских жителях, то в местных архивах вам дадут сведения из похозяйственных книг. Это нечто вроде локальных переписей населения с указанием главы домовладения и его семьи, а также любопытных подробностей об их быте. Похозяйственные книги могут храниться как в сельсоветах на местах, так и в районных или региональных архивных учреждениях.

В органах ЗАГС обычно хранятся документы, датируемые не ранее 1920 годов. Более ранние документы следует искать в областных архивах.

 Медиапроект s-t-o-l.com

– И вы правда считаете, что на это способен неподготовленный человек?

– Любой гражданин России имеет право доступа в архивы, только нужно научиться делать запросы. Это не сложнее, чем сходить к нотариусу: всем нам приходится иметь дело с «бумажной волокитой». Да, приятного мало, однако никаких принципиально новых навыков это не потребует.

Конечно, придется освоить не только порядок подачи запроса в архивные учреждения, но и способы работы с открытыми базами данных в интернете, специфику интервьюирования родственников, варианты использования новых технологий в сфере генеалогии – часто, кстати, совершенно бесплатных!

– Мы живём во время интернета. Можно как-то кликом, не выходя из дома, добиться результата в такого рода исследовании? Есть для этого какие-то инструменты?

– Конечно, уже сейчас мощные нейросети учатся анализировать огромные пласты информации и на их основе строят схемы рода, ДНК-тесты становятся доступнее и совершеннее: благодаря этому есть возможность заглянуть в глубь времён на сотни и тысячи лет. Развиваются специализированные социальные сети (например, MyHeritage, полноценных аналогов которой в России пока нет, но в ней уже зарегистрированы тысячи россиян). Интерактивные функции таких социальных сетей позволяют объединять семейные древа при обнаружении пересечений, при этом без согласия пользователя его конфиденциальная информация не будет отображаться у других. Как я уже говорил, архивные данные оцифровываются и выкладываются в доступ с удобной навигацией. Так, обобщённая база данных (сокращенно – ОБД) «Мемориал» содержит наиболее полный список пропавших без вести и погибших солдат времён Великой Отечественной войны – не только их имена, но часто имена родителей, места рождения, призыва, службы, гибели. В ОБД «Подвиг народа» собрана информация о всех награждённых участниках ВОВ. В ОБД «Списки жертв политического террора в СССР» скапливается информация о подвергшихся репрессиям.

– По вашим наблюдениям, насколько глубоко погружается человек, который не имеет для этого специальных навыков? И насколько это затратно?

– Самостоятельно – долго, но максимально дёшево. Более 50 % самостоятельных поисков на определённом этапе застывает, потому что нет результатов или появилось препятствие, для преодоления которого не хватает компетенций.

Вопрос лишь в количестве времени и личной мотивации, а также возможности прокачаться: если слушать лекции, посещать специализированные сайты, семинары, конференции, консультироваться у экспертов, то дела со временем пойдут быстрее.

 Медиапроект s-t-o-l.com

В США, согласно исследованию Investigating the Genealogy Services Market 2015 года, человек тратит 10–15 тысяч долларов в год на поиск предков. Если копать историю семьи самостоятельно в России, то это в среднем 30–50 тысяч рублей в год. Стоимость складывается из оплаты копий документов и справок, которые вы будете запрашивать в архивах – удаленно и лично, если не получится ничего найти дистанционно. Самая большая инвестиция в данном случае – ваше время и транспортные расходы.

Фрилансеры за годовое исследование 4 фамильных линий возьмут 200–300 тысяч рублей. Многие самостоятельные исследователи обращаются к фрилансерам на местах с точечными запросами, когда заходят в тупик или слишком далеко ехать до архива. Стоимость точечного поиска может начинаться от 20–30 тыс. рублей.

У компаний ценник выше – от 200–300 тысяч рублей, при этом практически ни у кого из них нет чётких прайсов, ценообразование непрозрачно.

Наш центр работает по установленному прайсу. Исследование для создания большой семейной энциклопедии в уникальном оформлении у нас стоит от 7 миллионов рублей под ключ в зависимости от сложности и глубины поисков. А это более 5 000 рабочих часов разных специалистов на протяжении нескольких лет.

– Ну, хорошо. Допустим, мы полным мотивации и решимости для трудов на поле семейной памяти. Ваши советы, как посадить генеалогическое древо так, чтобы оно было живым и кустистым?

– Для каждой отдельно взятой персоны в древе понадобятся ФИО, даты жизни, места рождения (здесь советую указывать полную цепочку административного подчинения «страна – регион – район – населённый пункт» в соответствии с тем, как это было в исторический период, когда родился человек). Важно не разрывать цепочку и привязывать каждую персону линией родства к уже существующим в древе людям. Строить схему рода удобнее всего в специальной программе, например «Древо жизни». К сожалению, в бесплатной версии этой программы есть функциональные ограничения, но можно купить расширенную за небольшие деньги.

Начав работать с древом, вы сразу увидите, где не хватает важных данных: у одной персоны неизвестны даты жизни, у другой – фамилия до замужества, у третьей – место рождения… И так далее. Возможно, вы поймёте, что некоторые данные могут быть известны тем или иным родственникам, позвоните им и сразу найдёте ответ. В любом случае, поддерживая семейное древо в актуальном состоянии, вы всегда будете знать, что именно требуется найти в первую очередь. Древо будет регулярно пополняться и наглядно продемонстрирует продвижение в исследовании, мотивируя к новым поискам.

 Медиапроект s-t-o-l.com

 

Все фотографии из архива Артёма Маратканова и общественного проекта «Семейная история» .