×

Ре-эмиграция как возможность

21 сентября русские диаспоры за рубежом отмечают Всемирный день русского единения. Праздник неофициальный, но имеет поддержку более чем 20 стран. Достаточно ли нашего единения сегодня, чтобы не только праздновать, но и действовать: возвращать потомков русской эмиграции домой? 
+

Для русских людей единство – не факт, а скорее упование. После 1917 года часть людей покинула бывшую Российскую империю, часть была выслана. И те и другие считают себя изгнанниками. Вспомним наиболее яркие эпизоды, связанные с русской эмиграцией.

Крымская эвакуация. Осенью 1920 года после поражения армии генерала Врангеля 150 тыс. русских отправились в изгнание. Это то, что сегодня называют Русским исходом. Хотя, конечно, обозначение подходит и для всей русской эмиграции ХХ века.

Философский пароход. В 1922 году более 160 представителей интеллигенции, деятелей науки, культуры (элита своего народа) были высланы из Советского Союза. По слову Троцкого, «…этих людей выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Пассажиры «философского парохода».

Это известные прецеденты, но сколько людей покидали Россию по одному, со своими родными? По разным оценкам, с 1918-го по 1924 год путь изгнанничества прошли не менее 5 млн человек. Русские люди оказались оторваны друг от друга. Практически не звучащий в общественном поле вопрос русского единения – тем не менее один из самых актуальных для возрождения нашего народа. Об этом свидетельствовали потомки русской эмиграции на площадке форума «Имеющие надежду».

За век между русскими людьми образовалась бездонная пропасть

Участники круглого online-стола «Сто лет Русскому исходу: время возвращения» задались вопросом: кого и с кем сейчас возможно воссоединить? «На самом деле, если подумать, этот вопрос опаздывает лет как минимум на 30, а то и на 50 и даже на 100», – поделился размышлениями Анатолий Шмелёв, куратор Коллекции России и Евразии Гуверовского института войны, революции и мира при Стэнфордском университете, председатель правления газеты «Русская жизнь». За век между русскими людьми образовалась бездонная пропасть. Оставшимся на родине, по выражению писателя Бориса Лавренева, большевики «перекипятили кровь на огне». Живущим в России здесь и сейчас сложно называться русскими людьми – мы граждане РФ, россияне. Вынужденно покинувших родную землю постигла участь беженцев. Большая часть русских эмигрантов, чтобы прокормить свои семьи, работала, например, в такси (иностранцы отмечали, что это были одни из самых порядочных работников в данной сфере), но и тех русских уже практически нет. Как могли, они старались передавать своим детям традиции жизни и общения, любовь к православию через воспитание. Однако многие их потомки уже считают себя американцами, французами и т. д. Большая часть не говорит на русском языке или говорит на нём плохо.

Русская эмиграция – та часть нашей истории, которая не узнана и не усвоена нами. А если и узнана, то в очень редуцированном и искажённом виде. Чтобы она не исчезла без следа, чтобы отплывший философский пароход не «утонул» без вести, а вернулся домой, нужно внимание к этой истории. Прежде всего работа с архивами начала века, требование доступа к ним – на этом сошлись все участники круглого стола. Незнание людей о трагедии Русского исхода подкрепляется современной идеологией и пропагандой: поэтому население РФ если не советское, то постсоветское. А эмиграция предсказуемо не вписывается в «линию партии», она не может быть встроена в историю советских имён и советских героев. Для многих эмигрантов РФ – «совок». Они не верят, что Россия изменилась, или согласны, что изменилась, но не на той глубине, какая необходима. Сейчас РФ эклектична: да, мы чтим святых – но не снимаем красные звёзды. Всё смешалось. Советские наслоения, советский менталитет делает Россию для внешних людей «совком».

У тех эмигрантов, которые хотят получить русское гражданство, возникают большие трудности

«Совку» не выгодна эмиграция – для него она мертва. Отчасти поэтому у тех эмигрантов, которые хотят получить русское гражданство, возникают большие трудности. Одна из участниц круглого стола – Мария Жесткова-Татищева, скаут-мастер, потомок рода Татищевых – рассказала: «Из 16 лет в России я 12 лет фактически жила почти нелегалом. Но наконец достучались до Владимира Владимировича, и он мне дал российское гражданство». Есть надежда, что упрощение процедуры получения гражданства сподвигнет некоторых потомков русской эмиграции вернуться из изгнания.

Вывод встречи был прост: нужны те, кто захочет вернуться, и те, кто захочет подать руку, принять вернувшихся. Единения не может быть без общения, без взаимного стремления друг ко другу. А общение – это свобода, это всегда выбор. Кто-то может выбрать вернуться в Россию, а кто-то может выбрать принять того, кто вернётся, и окружить его заботой. Каждый может поделиться своим личным опытом переживания русской катастрофы и рассказать об этом людям вокруг. Это была бы проповедь ради покаяния. И лишь через это воссоединение и очищение, через залечивание одной из самых болезненных ран на теле России будет возможно возрождение.

Ниже «Стол» приводит несколько размышлений участников круглого стола о том, что нужно нам для воссоединения России и эмиграции.

 Медиапроект s-t-o-l.comАлексей Наумов, президент Культурно-просветительского фонда «Преображение», г. Москва:

– Перед нами стоит задача признать свою вину перед всеми, кто был незаконно выдворен из страны, и призвать всех, кто добровольно или вынужденно покинул нашу страну, помочь её возрождению. Конечно, без того, чтобы почувствовать ответственность и боль, ничего не получится здесь – в этом деле воссоединения расколотого, расколотых частей. Понятно, что признание своей вины не означает «одиночества» в вине, что у других нет вины. <…> Нет тут совершенно невиновных, многое привело к русской трагедии 1917 года. Чьё-то бездействие, чьё-то активное действие и т. д. Это не означает, что есть только одни виноватые. Но кто-то должен инициировать наше примирение и воссоединение и сказать: вот я, я отвечаю за это. Это очень важно.

 Медиапроект s-t-o-l.comГеоргий Малько, агроинженер, потомок рода Раевских: 

– Я начну с анекдота простого. У меня близкий друг Олег живёт в Париже, родился в Советском Союзе. И я несколько лет тому назад начал ему рассказывать о нашей семье, истории. Мы в кафе сидели. Он всё слушал-слушал, слушал-слушал. И только когда я закончил, он спросил: «И что? Это всё было, а что же дальше?». Я думаю, ключевой вопрос в этом. Конечно, традиции; конечно, русский язык; конечно православие – всё это мы передали детям. Но мы больше не можем. Эмигрантом я себя никогда не чувствовал. Я из изгнанников – и повторяю это, и защищаю эту позицию. Хочется домой – нас не пускают! И Мариша, Мария Владимировна (Жесткова-Татищева) об этом говорила. <…> Понимаете, нам всем, которые ещё Россию любят, которые Россию хотят возродить, не дают возможности свободно двигаться. И здесь проблема.

 Медиапроект s-t-o-l.comСветлана Чукавина, руководитель музейно-выставочного отдела Культурно-просветительского центра «Преображение», г. Москва: 

– Вопрос о воссоединении станет действительно актуальным, когда он будет именно личным вопросом многих людей. Я подумала, что для меня это личный вопрос. Не только потому, что у меня есть такой человек в семье. Он личный, потому что, действительно, когда смотришь на фотографии своих родных, прабабушек прадедушек – просто видишь, что это другие люди. Это другие русские люди, даже если они очень простые.

 Медиапроект s-t-o-l.comОлег Щербачёв, предводитель Российского и Московского Дворянского собрания, г. Москва: 

– Темы, которые были подняты на этой встрече, конечно, требуют не двухчасового разговора, а по крайней мере двухдневной конференции. Но хотя бы перечислить их, безусловно, нужно, чтобы их запомнить как основу для следующих наших встреч, размышлений и действий. Это, конечно же, требование российского гражданства всем потомкам русской эмиграции. Это, конечно же, открытие архивов. Это, безусловно, спасение семейных архивов. Без этого, конечно, нельзя двигаться вперёд. Ну и то, что сказал, конечно, в последнем выступлении Георгий Анатольевич (Малько) – что корень воссоединения, в общем-то, – декоммунизация. Недаром наша предыдущая конференция, посвящённая русской эмиграции, называлась «Куда я вернусь?». Куда вернётся русский эмигрант? В декоммунизированную Россию или в ту РФ, которая, согласно поправкам в Конституцию, является преемницей Советского Союза? Это кардинально важно.

Включить уведомления    Да Нет