×

Романовы. Три вопроса наследному принцу и его маме

Глава Российского императорского дома великая княгиня Мария Владимировна Романова в 100-летие Октябрьской революции посетила Россию, чтобы поговорить об уроках 1917 года, а заодно в очередной раз ответить на вопрос о возможности восстановления у нас монархии
+

Щекотливость этой темы состояла не только в том, что по законам Российской империи предки Марии Владимировны не могли наследовать даже воображаемый императорский престол. Кому сегодня интересны законы уже несуществующей страны? Неловкости ситуации добавляет тот факт, что будущий «император в изгнании» Кирилл Владимирович встретил отречение Николая II с горящим взором и красным бантом на плече. То есть, по сути, поддержал мятежников.

За исключением самого Кирилла Владимировича и его потомков, мало кто оценивает его действия в марте 1917 года иначе, нежели предательство. О событиях тех дней остались воспоминания дворцового коменданта В. Н. Воейкова: «Великий князь Кирилл Владимирович, с царскими вензелями на погонах и красным бантом на плече, явился 1 марта в 4 часа 15 минут дня в Государственную Думу, где отрапортовал председателю Думы М. В. Родзянко: «Имею честь явиться вашему высокопревосходительству. Я нахожусь в вашем распоряжении, как и весь народ. Я желаю блага России», – причём заявил, что Гвардейский экипаж в полном распоряжении Государственной Думы». Гвардейский экипаж – это военно-морская часть русской императорской гвардии, которой командовал лично Кирилл Владимирович. Он их привел к Государственной Думе, предварительно так же украсив красными бантами, как и себя, и отдал в распоряжение заговорщиков. Затем моряки Гвардейского экипажа по приказу великого князя заняли Царскосельский и Николаевский вокзалы, чтобы воспрепятствовать верным Николаю II войскам прибыть в столицу. Однако после того как Временное правительство отдало приказ об аресте Николая II и его семьи (8 марта), Кирилл Владимирович в знак протеста подал в отставку.

романовы.Егорович Маковский. Портрет Великого князя Кирилла Медиапроект s-t-o-l.com

Константин Маковский. Портрет Великого князя Кирилла Романова

Понимая ненадежность своих «союзников» и опасаясь ареста, Кирилл бежит в Финляндию, которая на тот момент еще была частью Российской империи, но не оставляет надежд на возвращение в столицу и восстановление монархии.

Среди выживших Романовых Кирилл Владимирович был единственным активным претендентом на уже несуществующий российский престол. Во время гражданской войны он вел переговоры с руководителями белого движения, пытаясь заручиться их поддержкой.

После расстрела царской семьи и брата императора Михаила Александровича Кирилл Владимирович действительно оставался старшим членом династии. Однако многие считали это слабым аргументом для признания его прав на престол – его участие в Февральской революции было куда более весомым аргументом против. Причем имелось в виду не только его поведение в день отречения Николая II. «Это был человек, который приложил все усилия, чтобы заставить Николая Второго подписать отречение. Если это не предательство, то что такое предательство?» – писал в 1990-е годы один из прямых потомков Николая I Николай Романович Романов.

Несмотря на репутацию предателя, которой он пользовался среди ближайших к Николаю II членов императорской семьи, Кирилл Владимирович в 1924 году провозглашает себя Императором Всероссийским Кириллом I. Впоследствии несогласные с правами его потомков на «российский престол» объединятся в «Ассоциацию Дома Романовых». Выражаясь современным языком, эту ассоциацию можно назвать спойлером «Российского императорского дома», включающего на сегодняшний день только Марию Владимировну (недавно приезжавшую в Россию) и ее сына Георгия.

Именно «Кирилловичи» активнее всего заявляют свои права на «российский престол». После распада СССР, в 1992 году, Мария Владимировна с сыном не замедлила приехать в Москву. «Наследнику престола» тогда было 11 лет. Вице-президент Александр Руцкой придумал красивый жест: привел мальчика в Успенский собор Кремля и предложил сесть на Царское место. Историческому событию помешала осуществиться смотрительница музея. «Не смей садиться на экспонат!» – крикнула она. Аргумент, что это «будущий царь» старушку не убедил. «Вот когда будет царем – тогда пусть и сидит!» – парировала она.

романовы.Георгий Михайлович Медиапроект s-t-o-l.com

Георгий Михайлович

Сегодня есть по крайней мере три весомых аргумента против признания прав «Кирилловичей» даже на воображаемый российский престол. Один из них связан с вопросами крови и некоторыми юридическими нюансами. Два других аргумента лежат в морально-этической плоскости.

Вопросы крови для потомков императорской семьи по-прежнему имеют первостепенное значение. Возможно, поэтому довод о «неправильном» браке Кирилла Владимировича, заключенном в 1905 году, до сих пор считается весомым среди потомков Романовых. При этом речь идет не о морганатическом браке – когда супруга недостаточно родовита. Перекос случился в другую сторону: Кирилл Владимирович женился на своей двоюродной сестре, к тому же разведенной и неправославной, Виктории Мелите. Такой брак не признавался ни православными канонами, ни гражданским правом Российской империи. Более того, согласно действовавшему на тот момент закону о престолонаследии, брак любого члена Императорского дома заключается только с согласия царствующего императора. Николай II своего согласия на этот брак не давал. В результате Кирилл оказался лишен всех прав члена императорской семьи. Не исключено, что именно этот эпизод в 1917 году Кирилл со своими гвардейцами Николаю и припомнил.

романовы Медиапроект s-t-o-l.com

Мелита Саксен-Кобург-Готская (снимок конца XIX века)

Хотя в 1909 году конфликт после долгих переговоров был улажен. Виктория Мелита приняла православие и Николай II по ходатайству своего дяди (отца Кирилла Владимировича) брак признал и вернул кузену все права императорской фамилии. Что касается прав престолонаследия, то, согласно архивным материалам, Николай решительно настаивал на том, чтобы Кирилл был исключен из числа наследников, и даже собирался издать на этот счет особый указ. Но члены Госсовета уговорили императора не объявлять об этом публично: стоит ли, мол, поднимать лишний шум, если все равно очередь до Кирилла едва ли когда-нибудь дойдет. Указ в итоге издан не был, но осадок, как говорится, остался. Да и церковные каноны царским решением не изменить.

Великий князь Кирилл Романов и его жена Виктория Мелита Медиапроект s-t-o-l.com

Великий князь Кирилл Романов и его жена Виктория Мелита

Впрочем, родоплеменные нюансы, важные для принцев крови, современный демократически воспитанный человек сочтет забавными анахронизмами. Куда более серьезными в споре о престолонаследии сегодня представляются морально-этические основания, а с ними у «кирилловской» ветви серьезные проблемы.

Первое и главное – это, конечно, участие самопровозглашенного императора Кирилла Владимировича в февральском перевороте. В связи с этим он может называться кем угодно, но только не правопреемником расстрелянной царской семьи.

Вторым аргументом в этом ряду стали методы, которыми Кирилл и его сын Владимир после эмиграции прокладывали себе путь обратно на родину. Известно, что еще в начале 1920-х годов Кирилл и его жена Виктория Мелита жертвовали средства в поддержку нацистской партии Германии, «императрица» даже продала для этого свои фамильные драгоценности. А 26 июня 1941 года (Кирилл тогда уже умер) Владимир Кириллович заявил: «В этот грозный час, когда Германией и почти всеми народами Европы объявлен крестовый поход против коммунизма-большевизма, который поработил и угнетает народ России в течение двадцати четырёх лет, я обращаюсь ко всем верным и преданным сынам нашей Родины с призывом: способствовать по мере сил и возможностей свержению большевистской власти и освобождению нашего Отечества от страшного ига коммунизма». Сам он воевал в 1-й Русской национальной армии в составе вермахта. На стороне нацистов воевали почти все мужчины «кирилловской» ветви. (Надо сказать, что их оппоненты, объединившиеся затем в «Ассоциацию Дома  Романовых», служили в добровольческом резерве ВМС Великобритании.)

Княгиня Мария Владимировна. Медиапроект s-t-o-l.com

Княгиня Мария Владимировна Романова. Фото с сайта Российский
Императорский Дом

Таким образом оба деда нынешнего «наследника российского престола» Георгия Михайловича имеют нацистские награды. По этой причине, в частности, потомки русских дворян (Никита Лобанов-Ростовский, Александр Трубецкой, Петр Шереметев, Сергей Капнист) два года назад направляли письмо российскому президенту с призывом не допустить предоставления особого статуса Марии Романовой.

Вот такая история. Пока потомки русских царей заняты непростыми вычислениями, кто из них ближе по родству к Николаю I и королеве Виктории (ведь европейские монархи давно уже одна семья) – и значит ближе к «российскому престолу», перемолотая XX веком интеллигенция и рабочему, и монарху задает одни и те же вопросы: как повел ты себя в 1917 году и что делал потом, когда твоих близких, соседей, соотечественников отправляли в лагеря – нацистские или советские.

Очень «НКВД-шные» вопросы, да, но как-то не пройти мимо них, когда тебе предлагают нового Божьего помазанника.