×

Самое главное слово – последнее

14 июля (по новому стилю) – день рождения Гавриила Державина, государственного деятеля и поэта, автора знаменитой эпитафии
+

«Стол» поговорил с профессором Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Александром Авдеевым, научным руководителем проекта «Свод русских надписей» о том, как менялись русские эпитафии и что это говорит о нашем самосознании.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Александр Авдеев. Фото: pstgu.ru

1. Максим Грек пишет эпитафию

Преподобный Максим Грек написал эпитафию, находясь в заключении в Тверском Отроче монастыре в 1550–1551 годах. Вначале он написал её на греческом языке в традиционном сочетании гекзаметра и пентаметра, потом попытался перевести этим же размером на русский, но безуспешно, и об этом жанре прочно забыли. Стихотворная эпитафия пришла на Русь только во второй половине XVII века. Создателем этого жанра можно считать Симеона Полоцкого, белорусского монаха, переехавшего в середине столетия в Москву и ставшего первым придворным поэтом. Он же ввёл слово «эпитафия» в русский язык. Симеон Полоцкий реформировал русское стихосложение, введя 12-сложную строку (своего рода аналог греческому гекзаметру). Привычные нам стихотворные размеры при этом отсутствовали, а строки соединяла парная рифма. Такой стих называется силлабическим. Первая реальная эпитафия (то есть высеченная на надгробной плите) появилась в 1675 году на могиле Епифания Славинецкого, справщика московского Печатного двора. Её автором был инок Евфимий Чудовский, также справщик печатного двора. Силлабическая эпитафия стала популярной, высекалась на надгробиях и писалась красками на портретах почивших епархиальных архиереев вплоть до времени Екатерины II, несмотря на то что в это время благодаря реформе стихосложения М.В. Ломоносова уже употреблялся силлабо-тонический стих.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Максим Грек, 16-17 век. Фото: общественное достояние

2. «Преставился раб Божий!»

Прозаические эпитафии, широко распространившиеся на Руси после 1492 года, были сухи и формализованы. Они только сообщали об имени и статусе умершего и дате его кончины. Только со второй половины XVII века их содержание стало разнообразнее: появились сведения о числе прожитых лет и дне тезоименитства (на Руси днём рождения считали день крещения). Есть эпитафии, где пространно излагались обстоятельства кончины. В XVIII веке европеизация культуры привела к коренным изменениям в содержании эпитафий. При этом традиции допетровского времени сохранялись достаточно долго  даже в Санкт-Петербурге. Самые яркие показатели – церковнославянский шрифт с отменённой Петром I буквенной цифирью, традиционные формулы «преставися раб Божий (или раба Божия)». Полный переход к современной эпитафии произошёл лишь в XIX веке. Вообще XIX век – время расцвета русской эпитафии. В прозаические эпитафии стараются вместить как можно больше информации об умершем, отразить скорбь от потери и надежду на встречу в лучшем мире. Стихотворная эпитафия превращается в моду и становится своего рода жанром письменного фольклора. Хотя эпитафии писали Гаврила Державин, Александр Пушкин и другие именитые поэты, их творения можно встретить в разных вариантах на многих кладбищах не только в столицах, но и в провинции, которая никак не хотела отставать от моды. Один из самых популярных текстов – моностих Державина «Покойся, милый прах, до радостного утра».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Портрет Гавриила Державина, художник Владимир Боровиковский. Фото: wikimedia.org

3. «Опустела без тебя Земля»

Советское время для эпитафии оказалось во многом бесплодно: отношение к уходу человека из жизни стало механистичным, а сам факт смерти – обыденной реальностью ½ ХХ века. Прозаические эпитафии вновь становятся формализованными, сообщая лишь о времени жизни человека. Некое возрождение жанра эпитафии наметилось только после Великой Отечественной войны. При этом где-то до середины 60-х годов было важно отразить статус человека: профессор, студент, полковник, врач. Позже возобладают семейные ценности: любимый муж, незабвенный сын и т.п. Возрождается стихотворная эпитафия. Появляются тексты, написанные родственниками – непрофессионально, но от души. Становятся популярными строки известных песен: «Опустела без тебя Земля», «Отцвели уж давно хризантемы в саду», «Неправда – сын не умирает, он рядом быть перестает».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Стихотворная эпитафия на Преображенское кладбище в Москве. Фото: Александр Авдеев

4. «Помним, любим, скорбим»

В наши дни Интернет погубил стихотворную эпитафию, поскольку погребальные конторы предлагают стандартный набор данных произведений. Лидером «проката» на городских и сельских кладбищах стала строка: «Из жизни ты ушёл внезапно, а боль оставил навсегда», не говоря уж о безликой прозе «Помним, любим, скорбим». Что же касается необычных кладбищ, стоит привести в качестве примера небольшое кладбище на окраине Нежина (совр. Черниговская обл. Украины): возникло оно во второй половине ХХ века, и вместе с первыми надгробиями приобрело устойчивую традицию стихотворных эпитафий, причём каждое следующее надгробие стремилось быть не хуже других. На кладбище их не меньше сотни. И если в советское время эпитафии были русскоязычными, теперь появляются стихотворные эпитафии (пусть и в ничтожном количестве) на украинском языке. Что интересно, по большей части эти тексты – авторские: люди ещё стараются сказать своё слово в связи с важнейшим моментом – уходом близкого человека из жизни.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Стихотворная эпитафия на Даниловском кладбище в Москве. Фото: Александр Авдеев

 

Включить уведомления    Да Нет