×

Символ возрождения Ленинграда

В начале января 1944 года улицы, площади и набережные в историческом центре Ленинграда получили свои дореволюционные названия. Население подобную инициативу встретило на ура
+

Неожиданный поворот

Более двух десятков лет многие улицы Ленинграда (а город стал носить такое название с 1924 года) именовались в честь революционных событий и их героев. Но 13 января 1944 года некоторые из них вдруг были переименованы. В городе вновь появился Невский проспект, Дворцовая площадь, Садовая улица… Названия, прославлявшие победу пролетариата, неожиданно исчезли. Такое решение принял Исполнительный комитет Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся: «Ввиду того, что прежние наименования некоторых улиц, проспектов, набережных и площадей Ленинграда тесно связаны с историей и характерными особенностями города и прочно вошли в обиход населения, в силу чего обеспечивают нормальные внутригородские связи, Исполнительный комитет Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся решает восстановить наименования следующих улиц, проспектов, набережных и площадей города:

Проспект 25 Октября — Невский проспект; Улица 3 Июля — Садовая улица; Проспект Красных Командиров — Измайловский проспект; Площадь Красных Командиров — Измайловская площадь; Площадь Памяти жертв революции — Марсово Поле; Площадь имени Воровского — Исаакиевская площадь; Площадь имени Плеханова — Казанская площадь; Проспект имени Володарского — Литейный проспект; Проспект имени Нахимсона — Владимирский проспект; Проспект Карла Либкнехта — Большой проспект; Улица имени Розы Люксембург — Введенская улица; Набережная имени Рошаля — Адмиралтейская набережная; Проспект имени Рошаля — Адмиралтейский проспект; Улица имени Слуцкого — Таврическая улица; Советский проспект — Суворовский проспект; Проспект Пролетарской Победы — Большой проспект; Проспект Мусоргского — Средний проспект; Проспект Железнякова — Малый проспект; Площадь Урицкого — Дворцовая площадь; Набережная 9 Января — Дворцовая набережная».

Этот список был опубликован практически во всех газетах Ленинграда. Население, конечно, было сильно удивлено. Военное время, совсем недавно была снята блокада, город по факту лежал в руинах – и вдруг такое. Но удивление было радостным.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Ликующий Ленинград. Блокада снята, 1944 год

Вот что вспоминал писатель Леонид Пантелеев в своих заметках: «Сегодня в ленинградских газетах („Смена“ и „Ленинградская правда“) опубликовано решение Ленсовета „О присвоении прежних названий некоторым ленинградским улицам, проспектам и площадям“. Проспект 25 Октября — снова Невский, Садовая — Садовая, а не улица 3-го Июля. Суворовский стал снова Суворовским, Измайловский — Измайловским, Большой — Большим и т. д. Об этом много говорят в городе, и все почему-то очень радуются. Впрочем, не почему-то, конечно. Отменённые названия вообще никто никогда не признавал (кроме разве трамвайных и автобусных кондукторш). И это не консерватизм обывателя, как может кому-нибудь показаться. Нет, просто такие названия, как проспект 25-го Октября или улица 3-го Июля, не отвечают законам нашей этимологии — это перевод с французского (улица 3-го Июля — это совсем как какая-нибудь „рю дю каторз жюйе“».

В Ленинграде многочисленные революционные названия банально не прижились

«Верхи», как бы сложно им это не было, вынуждены были признать, что в Ленинграде многочисленные революционные названия банально не прижились. Горожане с трепетом относились к своему городу и его историческому наследию, поэтому и берегли всё нажитое до событий 1917 года. Причём это было явление массовое. В повседневной жизни люди никогда не называли Введенскую улицу улицей имени Розы Люксембург или Адмиралтейский проспект проспектом имени Рошаля. И хотя с момента переименования прошло два десятилетия, советские названия оставались просто официальными – не более того. Интересно вот ещё что: даже в адресных книгах, напечатанных в середине и конце 20-х годов, дореволюционные названия не исчезли. Они остались с пометкой «бывшая» или «бывший». Причём бывало и так, что после условного «бывший Литейный» следом не шло новое название.

Народ не принимал названия. И власть ничего не могла с этим поделать. Проблема существовала, и военное время стало подходящим моментом для её решения.

Советское против монархического

Как только большевики захватили власть в стране, они «приговорили» к смертной казни названия большинства улиц в городах. Им было необходимо как можно быстрее укрепить свои позиции. А одним из способов стало вытравливание прошлого страны. Поэтому названия улиц, площадей и набережных стали носить имена героев революции. Это было необходимо, чтобы горожане побыстрее привыкли к своей новой истории. Например, проспект 25 Октября напоминал горожанам о главном событии в жизни страны – начале Октябрьской революции (дата по старому стилю). А набережная 9 Января должна была напоминать людям о «кровавом воскресенье» 1905 года.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Проспект 25 Октября (Невский проспект) в блокадном Ленинграде

Интересно вот ещё что: пока был жив Ленин, в советском Ленинграде активно «рекламировали» Моисея Урицкого. Герой событий 1917 года, он возглавлял Петроградскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем. Но дожить до полной победы Моисей Соломонович не смог. Он погиб в конце августа 1918 года. И сразу после похорон в его честь были переименованы Дворцовая площадь, Лигово (пригород Ленинграда), а также одна из улиц города. Затем фамилию Моисея Соломоновича получили и табачная фабрика.

Естественно, «верхи» прекрасно знали об отношении жителей Ленинграда к новым названиям. Поначалу казалось, что пройдёт несколько лет – и горожане привыкнут. Но шло время, а привычка так и не выработалась. Люди бережно хранили свою историю. И в 1944 году главный архитектор Ленинграда Николай Варфоломеевич Баранов выступил с инициативой – вернуть некоторым улицам, площадям и набережным их исходные названия. По факту, архитектор сильно рисковал, ведь его могли «неправильно» понять. Но этого не произошло. Секретарь ЦК ВКП(б) Андрей Жданов поддержал Баранова: «Советский проспект – не очень удачное название, это что же получается – все остальные проспекты антисоветские? В каком городе нет проспекта Карла Маркса, Ленина или Свердлова? Ленинград потерял своё лицо, оригинальность городских названий. Невского проспекта больше нет нигде».

Но всё же по переименованию было проведено голосование, которое прошло в Смольном. И далеко не все из предложенных Барановым улиц обрели свои прежние имена. Например, улице имени Салтыкова-Щедрина не стали возвращать название Кирочная, поскольку её переименовали в 1939 году к 50-летию со дня смерти писателя. Наиболее горячие споры развернулись вокруг площади имени Урицкого. Противников переименования было примерно столько же, сколько и сторонников. Но последние сумели победить.

13 декабря 1944 года жители Ленинграда узнали об этом знаковом событии. Оно стало для них символом возрождения города, лежащего в руинах

После того как план по переименованию был составлен, Жданов доложил об этом на самый верх. И вскоре получил разрешение от Сталина. 13 декабря 1944 года жители Ленинграда узнали об этом знаковом событии. Оно стало для них символом возрождения города, лежащего в руинах. С точки зрения психологии ход сработал на все сто процентов. Воодушевлённый народ принялся за восстановление города.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Советские солдаты поднимают красный флаг над освобожденной Гатчиной, 26 января 1944 года

Кстати, к типично советским названиям улиц и площадей в Ленинграде вернулись примерно в середине пятидесятых годов. Город разросся, появилось много новых районов. Они-то и стали получать названия, связанные с событиями 1917 года и героями революции. Например, проспекты Большевиков и Обуховской Обороны, улицы Бабушкина и Крупской. Параллельно появлялись названия, относящиеся к Великой Отечественной войне: улицы Гастелло и Матросова, Бойцова и Смолякова и так далее. Всё это горожане воспринимали уже иначе, т.к. эти имена дописывали сложную историю Северной столицы.