×

Сто лет позади

110 лет назад наш прославленный ученый Дмитрий Менделеев выпустил книжку «К познанию России»
+

Речь в ней шла не о химии, а о демографии – той самой, которая и сейчас волнует наших чиновников и заставляет их то отменять аборты, то вводить нормы ГТО. Открытия химика в непрофильном предмете оказались революционными

Идея Дмитрия Ивановича была проста: он взял официальные данные переписи 1897 года, дополнил их финской переписью 1905 года и разнообразной международной статистикой и решил таким образом трезво оценить плоды российской социальной политики. Как живет народ-то? Открытия ученого в то время взбаламутили российское общество, отрезвляют они и сейчас.

Первым делом Менделеев заметил, конечно, отставание. Какой показатель ни возьми – в США и Европе дело лучше, чем в России. В Европе минимальное количество земли, нужное крестьянину для благополучного ведения хозяйства, считалось равным 4 десятинам, если меньше – требовалось людей расселять. У нас же 2/3 крестьян не имели положенных 4 десятин, в Рязанской, Орловской, Тамбовской, Воронежской и других областях на одного крестьянина приходилось не более 2,25 десятин земли. В Польше и Украине людей уплотнили еще сильнее, оставив каждому земледельцу по 1,25 и 1,75 десятин соответственно. Менделеев – человек далекий от сельского хозяйства – искренне удивлялся, как в таких условиях деревня вообще еще жива. Эх, видел бы он коллективизацию!..

Потом химик озаботился проблемой образованности русского народа. Выяснилось: пока в США уже почти половина населения грамотная, в Европе – треть, в России начальное школьное образование получили только 20 процентов населения. 80 процентов ни писать, ни читать не умели, живя «первобытно-устным образом».

С переездом в города тоже дела обстояли плохо. В европейских странах уже четверть, а то и треть населения – горожане, в России только 13,25 процентов человек живут не в сельской местности.

Обеспеченность населения, естественно, ниже среднего. Менделеев все скрупулезно подсчитал. «Оценивая производимое и потребляемое крестьянами, – писал химик, – никак нельзя считать на душу годовой достаток большим, чем в 50–60 рублей, тогда как достаточно указать на то, что, разделив годовую ценность товаров, производимых фабриками и заводами, для США получим на каждого жителя в среднем 350 рублей в год, не считая производимого такими первичными промыслами, как сельское хозяйство, рыбная ловля и т.п., равно как и того, что дает прямо горная добыча».

А как же производительность труда? Оказывается, потратив 9817 млн долларов инвестиций, в 1900 году американские фабрики и заводы произвели и продали товаров на сумму 13004 млн долларов (или 25 млрд рублей). Россия в то же время произвела товаров на 2,5 млрд рублей, вложив примерно столько же инвестиций.

Квалифицированных служащих не хватало. Вообще «лиц, занятых разными профессиями», во всей стране было менее 0,5 процента. Причем большая часть из них оказалась «людьми духовного звания» или сотрудниками религиозных заведений.

И вот, окинув взглядом всю картину народной жизни, Менделеев пришел к выводу, что, ничего не меняя в демографической политике, Россия гарантированно получит социальные потрясения, бунты и войны – вне зависимости от идеологической подоплеки и политической повестки дня. «Большинство жителей России находится в таком же положении, в каком три или четыре столетия тому назад находилось большинство жителей стран Западной Европы, – рассуждал химик. – Это положение вызвало там свои исторические события (религиозные войны, бунты, революции Наполеона и т.п.)… Часть совершающихся у нас ныне событий, без сомнений, должно приписать такому же положению». А значит, предупреждал химик, нельзя жить по старинке и воспевать патриархальный быт в эпоху, когда он обеспечивает людям только скудную жизнь и не обеспечивает никакого будущего. Нужна модернизация…

Больше ста лет прошло – от Запада мы отстаем по-прежнему, и, что характерно, в демографической политике – та же архаика. Вот уже директор Института демографии НИУ ВШЭ Анатолий Вишневский в своей только что вышедшей книге «Время демографических перемен» берется повторять мысли Менделеева: какие «традиционные ценности», какая многодетная семья в XXI веке?.. Эти политические лозунги идут вразрез с реальной демографической ситуацией, где прогресс страны все больше зависит от сокращения уровня смертности, а не от африканского уровня рождений. Выбирая «особый путь» народосбережения, мы как-то опять не замечаем демографических законов. Менделеев, мастер изящных решений и систематизации, за всеми сложностями экономики, социологии и внутренней политики Российской империи – смог-таки разглядеть людей. Понял, где стартовый капитал страны и с чего бы следовало начинать развитие – во избежание взрывов и реакций (в которых химик уж точно кое-что понимал). Ведь чтобы получилось что-то человечное, и начинать всегда приходится с людей.

Вперёд
БОРЗ