×

 «Террор явился совершенно неожиданным…»

65 лет назад – 19 февраля 1954 года – Никита Хрущёв передал Крым из РСФСР в состав Украинской ССР
+

В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 года причинами передачи полуострова под контроль Киева назывались общность экономик, территориальная близость и тесные хозяйственные и культурные связи Крыма и УССР. Дескать,  ещё в 1950 году на правительственном уровне было принято постановление о строительстве Северо-Крымского канала – на тот момент крупнейшей в Европе оросительной системы. В сентябре 1951 года вышло Постановление Совета министров СССР «О строительстве Каховской ГЭС на реке Днепр, Южно-Украинского и Северо-Крымского каналов и об орошении земель южных районов Украины и северных районов Крыма».

Здесь и встал вопрос: кто конкретно будет управлять всеми гидротехническими работами на этой «великой стройке коммунизма»?

 Медиапроект s-t-o-l.com

Северо-Крымский канал

По уже сложившейся практике, общее руководство стройкой осталось в руках союзных ведомств, а вот оперативное управление строительством было решено отдать республиканскому Министерству строительства – вернее, тресту «Укрводострой».

Но тут возникли новые вопросы, связанные с прокладкой Северо-Крымского канала, который брал своё начало на территории УССР (от Каховского водохранилища), а заканчивался на территории РСФСР (в Крыму). Но Совмин УССР никак не мог руководить работами на территории РСФСР, равно как и российское министерство не могло ничего строить в УССР.

И Хрущёв решил не мелочиться, а просто передать Крымскую область в состав Украины

Конечно, обычно в подобных ситуациях все вопросы передавались на общесоюзный уровень – например, в трест союзного уровня, который и мог бы руководить работами хоть во всех союзных республиках, вместе взятых, как это, к примеру, было при прокладке железных дорог и магистральных газопроводов.

Но тут подвернулся праздник: как раз летом 1954 года готовились отпраздновать 300-летие Переяславcкой Рады, объединения России и Украины. И Хрущёв решил не мелочиться, а просто передать Крымскую область в состав Украины.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Никита Хрущев на открытии Северо-Крымского канала в октябре 1963 года

* * *

Кроме того, была ещё одна причина для передачи Крыма. После смерти Сталина к февралю 1954 года прошло меньше года, в Кремле шла ожесточённая грызня за власть. С одной стороны, страной правил триумвират «технократов»: председатель Совмина СССР Георгий Маленков и два сталинских маршала – Клим Ворошилов и Николай Булганин. С другой стороны, была партия и Никита Хрущёв. Естественно, перед решающей схваткой Хрущёв захотел заручиться поддержкой украинского номенклатурного клана. И потому отдал им Крым – богатейшую область.

Собставенно, и сам Хрущёв хотел видеть Крым «украинизированным». В мемуарах его зятя Аджубея есть любопытный момент о путешествии Хрущёва в Крым в 1953 году. Осматривая села, опустевшие после Великой Отечественной и сталинской депортации крымских татар, он не раз восклицал:

– Здесь южане нужны, кто любят садочки, кукурузу, а не картошку!

Под «любителями картошки» он подразумевал переселенцев из российских областей.

Хрущёвский план «украинизации» Крыма сорвали сами украинцы, не желавшие переезжать от своих «садочков» на новые места

Однако хрущёвский план «украинизации» Крыма сорвали сами украинцы, не желавшие переезжать от своих «садочков» на новые места. В итоге канал были вынуждены строить переселенцы со всех концов СССР, они-то и составили костяк  будущего населения Крыма.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Бригада переселенцев, сформированная из жителей СССР для освоения крымских земель

* * *

Крым передавали в спешке. Согласно закону, вопрос тогда должны были вынести на открытое обсуждение Верховного Совета РСФСР, выяснить на референдумах мнение жителей обеих республик – и самого Крыма – и только потом провести общесоюзный референдум.

Но обошлись без этого: 19 февраля 1954 года собрался Президиум Верховного Совета РСФСР, причём из 27 его членов присутствовали только 13. Кворума не было, однако за «величайший дружественный акт, свидетельствующий о безграничном доверии и любви русского народа к украинскому народу», проголосовали единогласно.

Про статус Севастополя вообще не вспомнили. В 1948 году он был отнесён к категории городов республиканского подчинения, а значит, выведен из состава Крымской области. Об этом, однако, «просто забыли». Вопрос был урегулирован только в 1978 году при принятии Конституций УССР и РСФСР: в украинскую конституцию Севастополь вписали, а в российскую – нет, хотя «акта приёма-передачи» подписано так и не было.

Хрущёвский указ о передаче Крыма просто завершил тот процесс по отрыву Крымского полуострова от тела российской цивилизации, который начал ещё Ленин

Впрочем, бумажные формальности здесь не особенно важны. Хрущёвский указ о передаче Крыма просто завершил тот процесс по отрыву Крымского полуострова от тела российской цивилизации, который начал ещё Ленин со своими подручными.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Черноморский флот в Севастополе Источник: etoretro.ru

* * *

После Октябрьского переворота Крым был одним из первых регионов бывшей империи, который открыл мрачную страницу террора. Уже в декабре 1917 года здесь произошли первые массовые убийства «врагов революции». В дальнейшем насилие захлестывало Крым и в 1918-м, и в 1919-м годах. Но те расправы совершались в обстановке Гражданской войны, и часто жестокость носила неуправляемый, стихийный характер.

По степени жестокости и числу жертв «Крымская резня» оставила далеко позади все акты насилия, которые совершались в ходе Гражданской

Террор же 1920–1921 годов проводился после победы над белыми и представлял собой масштабную социальную «чистку». По степени жестокости и числу жертв «Крымская резня» оставила далеко позади все акты насилия, которые совершались в ходе Гражданской.

Маховик репрессий был запущен по указанию самого В.И. Ленина. Ещё в декабре 1920 года, выступая на собрании актива Московской парторганизации, Ленин заявил:

– Сейчас в Крыму 300 000 буржуазии. Это источник будущей спекуляции, шпионства, всякой помощи капиталистам. Но мы их не боимся, мы говорим, что возьмём их, распределим, подчиним, переварим!

 Медиапроект s-t-o-l.com

Агитплакаты Крыму

Для «переваривания» в Крым были направлены настоящие мастера «заплечных дел»: Бела Кун, бывший солдат Австро-Венегерской армии, ставший в русском плену пламенным большевиком, и Розалия Землячка (Розалия Залкинд), которая своей жестокостью  заслужила среди однопартийцев кличку «Демон».

Один из местных большевиков – некто С.В. Констансов – писал в Секретариат ЦК РКП(б): «В Крыму с 20-х чисел ноября с.г. установился красный террор, принявший необыкновенные размеры и вылившийся в ужасные формы.

Казалось, ничто не предвещало его, и он явился совершенно неожиданным не только для офицеров и населения, но и для партийных работников и парткомов.

Все явившиеся на регистрацию были арестованы, и затем, когда регистрация окончилась, тотчас же начались массовые расстрелы

Через два или три дня после окончания первой регистрации военных была назначена новая регистрация, которая производилась Особой комиссией по регистрации 6-й армии и Крыма; этой регистрации подлежали наряду с военными также юристы, священники, капиталисты. Все военные, только что зарегистрированные и амнистированные, были обязаны вновь явиться на регистрацию. Регистрация продолжалась несколько дней. Все явившиеся на регистрацию были арестованы, и затем, когда регистрация окончилась, тотчас же начались массовые расстрелы: арестованные расстреливались гуртом, сплошь, подряд; ночью выводились партии по несколько сот человек на окраины города и здесь подвергались расстрелу.

В числе расстрелянных оказались и офицеры, и рабочие, и врачи, и мелкие военные чиновники, и советские служащие, и больные, и здоровые – без разбора. В Феодосии были выведены на расстрел 29 человек – больных и инвалидов, положенных накануне в госпиталь Красного Креста. Расстрел был обставлен невероятно жестокими условиями: предназначенные к расстрелу предварительно раздевались почти донага и в таком виде отправлялись на место расстрела; здесь, видимо, стрельба производилась прямо в толпу. Окраины города огласились воплями и стонами раненых. Кроме того, вследствие, может быть, стрельбы в густую толпу многие из расстреливаемых оказывались не убитыми, а лишь легко ранеными: все эти лица разбегались по окончании стрельбы по окраинам города и скрывались населением.

На другой день после расстрела к месту убийства направлялись жёны, матери, отцы расстрелянных, отыскивали разные вещи, принадлежавшие расстрелянным (клочки белья, документы и пр.), рылись в грудах трупов, отыскивая своих, при этом по городу циркулировали невероятные слухи о том, что среди сваленных в яму трупов находились живые и легкораненые, которые были извлечены родственниками из-под груды трупов, и т. д. В результате всего этого по городу распространился вопль и стоны населения…»

Вопрос о количестве жертв красного террора в Крыму в начале 1920-х годов по-прежнему остаётся открытым. На этот счёт высказываются разные мнения. Минимальная цифра погибших – 12 тысяч человек. Именно эта цифра указана в наградных документах чекистов, входивших в Крымскую ударную группу. В эмигрантской литературе встречаются другие цифры: число погибших оценивается в 150 тысяч человек. При этом только число казнённых врангелевских офицеров достигает 25 тысяч человек.