×

Трагедия! Покаяние? Февраль 1917

На пресс-конференции в медиацентре «Российской газеты» в пятницу, 20 января, говорили о покаянии нашего народа за события столетней давности
+

Наступает время, когда строки Бориса Пастернака «Февраль. Достать чернил и плакать! Писать о феврале навзрыд» наполняются смыслом, который в 1913 году автор не мог  задумать. До столетия Февральской революции осталось чуть больше месяца. Один из проектов уже заявил о себе. Программа «Памяти погибших. Февраль. Трагедия. 1917 год», как объявили ее организаторы, открывает череду мероприятий, посвященных столетию русской революции, на первое из которых 18 февраля 2017 года в зале церковных соборов Храма Христа Спасителя соберутся известные ученые, историки, общественные деятели, представители старейших дворянских родов России, деятели культуры с тем, чтобы «попытаться осмыслить трагические уроки прошлого и дать правдивую и по возможности взвешенную оценку противоречивым событиям столетней давности».

Kap_04 Медиапроект s-t-o-l.com

Организаторами программы, благословленной патриархом Кириллом, выступают Фонд Людвига Нобеля, Императорское православное Палестинское общество и Императорский исторический клуб.

Инициатива создания проекта, посвященного Февральской революции 1917, принадлежит патриарху Кириллу, как заявил бывший директор ФСБ и председатель правительства России, а ныне председатель Императорского Палестинского общества Сергей Степашин.

– Мне представляется, что именно уроки истории для нас необычайно важны. Мне это (февральский переворот 1917 года. – О.Г.) напоминает события 1991 года, мы почему-то не называем август 1991 года революцией, но последствия в 1991 году были еще более жесткие. Мы потеряли страну, поменялся строй, все изменилось, – заявил Степашин.

Разговор об уроке истории или просвещении россиян открытием фактов о русской революции 1917 года и стал основным сообщением брифинга, пока слово не взял граф Петр Петрович Шереметев, ректор Парижской консерватории имени Рахманинова:

– Мы виновны в революции, я говорю это смело. Но вы должны знать и понимать, что Германия, Англия, Америка тоже виновны в подготовке этой революции. Я уже открыл свои глубокие мысли, – продолжил граф, – что мы не одни виновники. Нам нужно думать о возрождении нашей страны.

Граф Шереметев ( в центре) Медиапроект s-t-o-l.com

Граф Шереметев (в центре)

Продолжая презентацию, другой потомок древнего дворянского рода князь Александр Трубецкой, исполнительный президент Ассоциации «Франко-Российский диалог», сказал, что виновны и те, кто совершал, но и те, кто допустил эту «великую катастрофу».

– Как мы можем совместить духовные корни русской культуры с богоборчеством?! Как мы можем совместить 1000-летнюю государственность с 70-летним советским экспериментом, который развалился как карточный замок, без единой попытки защитить свою систему?! Я читал, что Владимир Путин заявил, что «без терпимости, примирения и покаяния не может быть народного единства». Я очень заинтригован, заинтересован словом «покаяние»…

Князь Трубецкой вспомнил, что первый многострадальный представитель Русской православной церкви патриарх Тихон говорил: «Зовите народ к покаянию: да омоется покаянными обетами и святыми тайнами, да обновится верующая Русь». То же, но другими словами сказал патриарх Алексий Второй во время канонизации новомучеников: «Мы призываем к покаянию весь наш народ».

Именно общее покаяние народа, причем не только находящегося в РФ, но и тех тридцати миллионов людей во всем мире, носителей русского языка и культуры могут быть залогом возрождения России и могут влиять на судьбу всего мира, считает Александр Трубецкой, в подтверждение приводя слова святого праведного Иоанна Кронштадтского:  «Если не будет покаяния у русского народа, – конец мира близок. Бог отнимет у него благочестивого Царя и пошлет бич в лице нечестивых, жестоких, самозваных правителей, которые зальют всю землю кровью и слезами».

Однако прежде «смело» сознавшийся в «нашей вине» граф Шереметев осторожно предложил не говорить о покаянии, но сначала только о примирении:

– Мы виновны, мы все виновны, но покаяться – это большой подход, религиозный. А примирение – это общество примиряется, простые люди как ты и я. Патриарх услышал это мое предложение и поднял руки кверху и сказал, слава Богу, я это поддерживаю. Так мы свои раны сможем успокоить.

Князь Александр Александрович Трубецкой Медиапроект s-t-o-l.com

Князь Александр Александрович Трубецкой

На эту тему удалось отдельно опросить участников брифинга. Возможно ли сегодня покаяние и каким образом? И возможно ли примирение без покаяния в нашем народе?

Александр Трубецкой ответил, что надо сперва понять, что означает слово покаяние.

– Покаяние – это осмысление, помогающее прийти в себя, понять ситуацию. Это и приведет к примирению, а не наоборот. Я хочу еще напомнить слова митрополита Иоанна Снычева: «Всенародное покаяние должно заключаться в глубоком покаянии не только за свои деяния, но и за деяния своих предков». То есть он призывает допустить, что у наших предков тоже есть грех и мы должны это осмыслить. Что касается того, как может происходить это покаяние, у меня есть одна идея. Во-первых, надо напомнить людям, что после Смутного времени в 17 веке русская православная церковь создала и служила Чин покаяния, для того чтобы «закрыть» вопрос Смутного времени. Этот чин появился в 1607 году, так что такой прецедент существует. Если мы Русской православной церковью будем служить Чин покаяния, то по подобию Бессмертного полка люди пусть выйдут на крестный ход с иконами Новомучеников или Иконой Державной Божьей матери. Это и может быть такая акция примирения через покаяние.

А Степашин неожиданно заявил, что каяться просто некому:

– Я благодарен, поколение Шереметевых и Трубецких лучше знает русский язык, чем мое поколение и лично я. Слово осмысление и покаяние я абсолютно поддерживаю. Но кто сегодня будет каяться за 17-й год? Их уже нет. Геннадий Андреевич (Зюганов, председатель ЦК КПРФ. – О.Г.) что ли будет каяться? Он тут ни при чем. Его бы товарищ Сталин давно расстрелял за оппортунизм, между нами говоря. Уроки истории – это и есть покаяние и осмысление, чтобы больше этого не повторилось, я ведь не зря привел аналогию февраля 1917 и августа 1991.

Пенсионер задающий вопрос на конференции Медиапроект s-t-o-l.com

***

На вопрос, кто должен каяться, такой неясный Сергею Вадимовичу Степашину, есть, по-моему, простой ответ: всякий, кто видит дурное, должен назвать его таковым и отказаться от него. Может, не многие его видят? Но пусть кается тот, кто видит. В отношении видения зла в наших переворотах-революциях таких людей немало, как показал и этот брифинг. Так должно быть и во мне, и в моей семье, если она у меня есть, и в моей компании друзей, если есть такая компания, и в моем народе, если я принадлежу какому-то народу, и в моей идеологической (политической) партии, если я ее апологет. Так, по счастью не расстрелянный Иосифом Виссарионовичем за оппортунизм Геннадий Андреевич может покаяться, что по вине их общей компартии были уничтожены миллионы людей в нашей стране и не только в нашей, истреблены разные религиозные конфессии, разграблены произведения искусства, являвшиеся национальным достоянием, уничтожен цвет русской нации, а сама коммунистическая идея оказалась не состоятельной ни политически, ни экономически, национально/интернационально, ни просто как хорошая идея.

Не важно, сейчас это дурное происходит или произошло давно – назови его, отринь и, если можешь, утешь пострадавших от него.