×

Архимандрит Сергий (Акимов): Церковь выше политики

Интервью для проекта «Студенты революции» дал ректор Минской духовной академии архимандрит Сергий (Акимов)
+

– В XIX – начале XX вв. семинарии нередко становились рассадниками вольнодумства и либеральных, если не революционных идей. Сам Иосиф Сталин был недоучившимся семинаристом. Протестные настроения – постоянная черта людей, изучающих церковные дисциплины, или это особенность того времени? Сейчас такая проблема актуальна?

– Представляется, что само сравнение семинарий начала ХХ века и семинарий начала XXI века в принципе неверно. Семинарии прошлого столетия – это фактически средние учебные заведения, где учились несовершеннолетние юноши, большей частью духовного сословия, которые зачастую по финансовым соображениям не могли позволить себе обучение в гимназиях. Это учебные заведения, в которых практиковались такие воспитательные средства, как карцер или голодный стол, отмененные только после волнений 1905 года. Современные семинарии формально больше соответствуют дореволюционным духовным академия, а в академиях, между прочим, такого брожения не было.

Конечно, молодые люди, которых воспитывали с ориентацией на высокие христианские идеалы, в повседневной жизни и практике воспитания далеко не всегда видели воплощение этих идеалов. Это, безусловно, влияло на усиление протестных настроений.

Следует отметить, что в дореволюционных семинариях нередко обучались люди, лишенные мотивации к получению религиозного образования. Еще несколько десятилетий назад, начиная со второй половины 40-х годов ХХ века, поступление в духовные школы для молодого (и не только молодого) человека было своеобразным подвигом, требовало решимости связать свою судьбу с негласно преследуемой со стороны государства Церковью. Но и теперь, после прекращения гонений, поступление в семинарию – это результат свободного выбора человека, а не следствие отсутствия других альтернатив. Альтернатив же в наше время более чем достаточно. Например, в Республике Беларусь большая часть выпускников школ обеспечена местами в высших учебных заведениях. Однако духовные учебные заведения не испытывают нехватки абитуриентов.

А вообще, из почти 20-летнего опыта работы в духовных школах Республики Беларусь могу отметить, что протестные настроения, если они и имеют место, практически не связаны с политическими мотивами.

– В постсоветский период Русская церковь неоднократно подчеркивала, что не ведет политической деятельности и не может поддерживать какую-либо партию. Однако у многих семинаристов есть политические убеждения. Насколько свободно они могут их выражать, и какую грань здесь переступать нельзя?

– Церковь не связывает себя с конкретной государственно-политической моделью, но ее члены могут иметь свободу в сфере политической ориентации. Именно поэтому пастыри (а студенты являются будущими пастырями) не должны открыто участвовать в политических процессах. Церковь Христова не должна ассоциироваться с деятельность той или иной партии. Она выше политики. И если пастырь будет открыто выступать за ту или иную политическую партию, это может спровоцировать внутрицерковные конфликты. Хотя как гражданское лицо пастырь может иметь свои политические убеждения. Также и студенты духовных школ могут иметь различные политические пристрастия или симпатии. Эти симпатии могут становиться предметом конструктивных дискуссий. Впрочем, из личной практики работы в духовных школах могу сказать, что в среде белорусских студентов духовных школ нет обострения политических разногласий.

Нужно помнить, что государство, политики призваны обеспечивать внешнее благосостояние общества, однако материальное благосостояние в христианской системе ценностей стоит далеко не на первом месте. Конечно, важно, чтобы в обществе соблюдались принципы социальной справедливости, укреплялись идеалы любви, прощения, милосердия, бескорыстного служения ближним. Если этого нет, то, безусловно, Церковь должна возвышать свой голос. Для Церкви важнее вопросы религиозно-нравственной жизни, а не политического устройства. Слава Богу, ныне мы живем в эпоху, когда в России и Беларуси нет гонений на веру и Церковь, поэтому мы должны ценить имеющуюся свободу, мир и доброе отношение к нам со стороны государства.

– Современные молодые люди нередко очень незрелы. Может быть, им лучше столкнуться с реальностью сейчас (например, побродить по митингам без лозунгов и воззваний), оценить последствия и стать мудрее, чем потом оказаться среди противников Церкви?

– Мне кажется, что студенты наших белорусских духовных школ не имеют особого желания и стремления принимать активное участие в политических процессах, во всяком случае, об этом говорит мой многолетний опыт преподавательской и административной работы.

– На Ваш взгляд, семинаристы сегодня достаточно образованы исторически и ответственны как граждане? Что делается в рамках вашего учебного заведения?

– На протяжении всего периода обучения в духовных школах студенты изучают церковную историю в контексте истории гражданской, при этом мы стремимся научить студентов извлекать духовные выводы и усматривать действие промысла Божия в событиях минувших времен. А вообще, лучшее противоядие против радикализма и протестных настроений – грамотно построенное христианское воспитание, при котором слова воспитателей не расходятся с их делами и их повседневной жизнью.

_____

Материал подготовлен специально для проекта «Студенты революции».