×

Уничтожить и забыть

С архивами в нашей стране настоящая беда. Более двадцати миллионов ценных документов могут быть уничтожены в ближайшее время, но «Архивный дозор» борется за их спасение
+

«Архивный дозор» на страже истории

Пенсионный фонд России решил, что хранить выплатные пенсионные дела на умерших граждан России нет смысла. Было подписано соответствующее распоряжение, касающееся «сокращения дефицита площадей». Это значит, что в нынешнем году нужно будет очистить 30 %, в следующем – 60 %, ну а в 2023 году полностью ликвидировать все «бумажки».

По факту, ПФР попытался спровоцировать так называемую третью макулатурную волну. Первая произошла в 1920–1930-х годах, то есть когда советская власть укрепилась. Тогда были уничтожены важнейшие церковные архивы. Вторая волна накрыла нашу страну в период с 1980-го по 2000 годы. Хаос перестройки «сожрал» архивы предприятий, военкоматов. При этом вторые экземпляры метрических книг, которые хранились в ЗАГСах, также были уничтожены. А вот теперь нависла угроза третьей волны, способной «смыть» и выплатные дела умерших людей, живших в период с 1890-го по 1950-е годы, то есть более 20 миллионов документов. Ликвидации подлежит абсолютно всё, в том числе реальные «похоронки», военные дела, личная информация фронтовиков, их семей и так далее.   

Для непосвящённых может показаться, что ничего страшного не произойдёт. Подумаешь, какие-то старинные бумажки. Но на самом деле под этими «бумажками» скрывается полный портрет советского гражданина. По ним виден и понятен весь ход его жизни: где учился, работал, когда женился. Интересно вот что: каждый регион волен поступать с архивными документами так, как ему виднее. Никаких конкретных указаний нет, главное – в положенный срок освободить площади.

– Да, людям нужно объяснять, для чего необходимы архивные данные. Дело в том, что там есть информация о каждом человеке. А после массовой утилизации всё это исчезнет. Те же документы, которые уцелеют, через некоторое время пропадут из-за отсутствия реставрации, – поделился руководитель «Архивного дозора» Виталий Семёнов. – Нам пришлось научиться говорить на народном языке, чтобы донести до людей нужную информацию. Раньше, например, меня постоянно спрашивали о том, как составить генеалогическое древо, что такое генеалогия и так далее. Сейчас же вопросы касаются именно архивного мира. Значит, работа была проделана не зря. Запрос на архивные данные есть, и он растёт благодаря как раз и «Архивному дозору».

Возможно, инициатива ПФР прошла бы тихо и незаметно, но вмешался «Архивный дозор» во главе с Виталием Семёновым. Активисты встали на защиту важных документов.

– Всё началось с Архнадзора. Тогда, лет 20 назад, в Москве и по всей России началось бесконтрольное уничтожение старых зданий, – рассказал Виталий Семёнов. – Стало понятно, что если люди не объединятся, то будут жить среди новостроек и торговых центров. То же самое произошло и с архивным миром примерно 2 года назад. Тогда прошли первые громкие судебные дела. А  в 2019 году появился «Архивный дозор».

По словам Семёнова, раньше архивы представляли собой отдельно взятый мир. И чтобы туда добраться, требовались свои люди, всё решали связи. Прошли годы, исчез Советский Союз, но сотрудники архивов не хотели перестраиваться. А в генеалогию пришло много новых людей, и такое положение вещей их сильно раздражало.

– Ещё хуже дела обстоят в музеях, – поделился Семёнов, – где тоже хранятся важные документы. Нам, например, в одном из музеев удалось обнаружить паспортизацию воинских захоронений, которая была проведена на несколько десятков лет раньше, чем та, которая доступна в онлайн-базах.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Трудовые книжки. Фото: facebook.com/groups/arhizorro

   

Архивы под семью печатями

Виталий Семёнов рассказал, что ситуация с архивами в мире неоднозначная. Например, в восточных странах дела обстоят ещё хуже, чем у нас. В Узбекистане любые документы засекречены, а посторонний человек в архив может попасть только в том случае, если добро на это даст МИД. Такая же ситуация и в Туркменистане. А в Казахстане постепенно становится лучше – «Архивный дозор» активно сотрудничает с представителями этой страны. В Европе дела обстоят гораздо лучше.

– У них на 80 % реализовано то, за что мы боремся в России, – рассказал Семёнов. – Люди могут свободно копировать те документы, которые им нужны. Просто достали телефон и скопировали. И им не нужно заполнять миллиард бумажек, ждать несколько недель. А копирование у нас стоит дороже, чем в Европе. Это старый советский формат, которым российские архивы очень дорожат. Кстати, копировать бесплатно у нас в стране нельзя. Госархив не может этого разрешить на законных основаниях. Этот факт сильно влияет на количество научных работ. Например, в Волгоградской области копирование одной странички стоит 120 рублей. Такой же прайс и в Тверской области. Вообще чем беднее регион, тем выше цены на копирование. Плюс это создаёт неудобства по времени: всё очень долго, поскольку на эти манипуляции выделяется определённое количество часов в неделю. Можно заказать копирование в самом архиве, но тогда придётся ждать от 6 месяцев до полутора лет.

Такую нерасторопность архивов Виталий Викторович объясняет тем, что в советское время они относились сначала к НКВД, затем к Совету министров. Соответственно, на протяжении многих лет там не было посторонних людей. А те люди, которые сейчас во главе Росархива, как раз вышли из той среды. И они не умеют и не хотят работать в современных условиях. «Они мечтают вернуть 1988 год. Но этого не будет», – заверил Семёнов.

Но неужели всё так плохо и просвета не видно? Виталий Викторович так не считает. Он уверен, что постепенно ситуация с архивами в нашей стране станет лучше.

– У нас те архивы, которые мы заслужили, – уверен Семёнов. – Сейчас проходит очень много различных мероприятий, посвящённых генеалогии. Но никто, кроме «Архивного дозора», долгое время не поднимал болезненную тему состояния архив. Про генеалогию говорили так, как будто мы живём в прекрасной маленькой стране. А человеку, заниматься генеалогией нужно не в этих архивах. Но теперь ситуация начинает постепенно меняться, поскольку этим заинтересовались массы.

Сейчас ситуация во многом зависит от людей, поскольку «архивные дяденьки» и «тётеньки» никому не обещали быть хорошими. В нашей стране проблем хватает чуть ли не во всех сферах, поэтому наивно полагать, что с архивами будет всё в порядке. Люди – важная сила. Чем больше будет образованных, неравнодушных граждан, интересующихся архивным миром, тем лучше. Когда десять, сто, тысяча человек спросят у губернатора, почему нет в регионе реставрационной мастерской, тем быстрее станут меняться архивы. Само государство их лучше, к сожалению, не сделает. Это могут сделать люди, а их должна интересовать эта проблема.

«Архивный дозор» ведёт борьбу по многим направлениям, касающимся сохранности архивов. Написано много писем, в том числе Владимиру Путину и Сергею Шойгу. Работа ведётся едва ли не с каждым регионом. И поводов для отчаяния нет. Постепенно, по чуть-чуть, но «Дозору» удаётся спасать важные архивные документы.

– По Пенсионному фонду, думаю, удастся остановить уничтожение архивов. Получится наладить дела и по другим направлениям деятельности «Архивного дозора», – рассказал Виталий Викторович. – На мой взгляд, такое целенаправленное уничтожение бумажной памяти о нашей стране само подводит нас к конспирологическим версиям о том, что недокументированным прошлым проще управлять и делать его простым, удобным. Если углубляться в эту конспирологию, можно превратиться в сумасшедшего профессора Фоменко. Но если представить, что это спецоперация, – исполняется она гениально.

Включить уведомления    Да Нет