×

«Я ожидал своего ареста и даже хотел»

27 ноября 1937 года на Бутовском полигоне был расстрелян отец Георгий Извеков – человек, до конца оставшийся верным Христу, просвещённый и образованный, талантливый композитор-новатор и собиратель народных песен.
+

Свадебные песни Калужской губернии

Георгий Извеков с детства увлёкся народным песенным творчеством: он изучал фольклор, собирал песни, обрабатывал их и аранжировал («Свадебные песни Калужской губернии»). А потом сам начал сочинять музыку. Однако о его музыкальном образовании нам ничего не известно: сведений не сохранилось.  Был ли этого его природный дар или же Георгий Яковлевич этому научился – неизвестно. Известно только, что его издания духовных и светских музыкальных произведений до революции печатались в Петербурге и Европе. Исследователи его творчества утверждают, что отец Георгий не просто был знаком с музыкальной грамотой, но и имел прекрасное профессиональное образование.

В произведениях будущего священника сочетались народная традиция и оригинальный композиторский талант. Как отмечают музыковеды, «многие сочинения Георгия Извекова написаны в новой манере творчества ХХ века: усложнённая гармония, драматизм, экспрессия, при этом в них сохранён дух старинного пения». Помимо своих сочинений, Извеков, находясь в этнографических экспедициях от Географического общества, занимался собиранием народных песен деревенских глубин Российской империи и стран ближнего зарубежья. Потребность пополнять церковный репертуар побуждала его к созданию нетрудных для исполнения хоровых образцов обиходного склада. Он также стремился к обновлению музыкального языка церковных песнопений и оставил немало ярких опусов, в которых применял разнообразные средства хоровой и гармонической выразительности, соединявшие в себе опыт Московской и Петербургской школ «нового направления».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Автограф Георгия Извекова. Источник: www.eparhia-saratov.ru

Георгий Яковлевич не единственный композитор в семье Извековых. Его старший брат Сергей Яковлевич стал профессиональным музыкантом и преподавал в Московской консерватории, опубликовал учебник и несколько духовных композиций, служил учителем в Калуге.

Известность молодого композитора возрастала, но всё же главным для него было пастырское дело, а своим призванием он считал церковное служение.

Кандидат богословия, историк, псаломщик, законоучитель

Георгий Яковлевич Извеков родился в 1874 году в Калуге. Он был из рода православных священников, уходящего корнями в глубь веков. Одним из его дальних родственников был патриарх Пимен. Дед будущего отца Георгия, Фёдор, был священником, как и его отец Яков (Иаков) Фёдорович, кандидат богословия, окончивший Московскую духовную академию. Его предками были авторитетные православные деятели Калужской губернии.

С детства маленькому Егору была уже понятна его судьба и избрание. Семья и род послужили ему в этом поддержкой и опорой. Сначала в его жизни было Калужское духовное училище, которое он окончил, а после окончания учебы в Калужской духовной семинарии Извеков продолжил образование в Киевской духовной академии и окончил её в 1898 году со степенью кандидата богословия.  Он был единственным выпускником Калужской семинарии, которого отправили в академию и которого зачислили на казённую стипендию после сдачи экзаменов. Его обширная курсовая работа «Учительное Евангелие Никифора Каллиста» (650 страниц) получила высокую оценку, а сам он был рекомендован Синодом для преподавания в духовных семинариях гомилетики и церковной истории.

Семейная история и служение в Европе

Несмотря на перспективы в преподавании в 1899 году будущий отец Георгий попадает в Прагу, где служит в храме Николая Чудотворца при посольстве псаломщиком.

О семейной жизни отца Георгия Извекова известно мало. Он женился в 1902 году на старшей дочери ректора Вифанской семинарии Софье Андреевне Беляевой. У них было трое детей, но, к сожалению, ни один из них потомства не оставил. (Младший сын Игорь погиб на войне, дочь Ксения скончалась в 1986 году в полном одиночестве. Старший сын Ростислав был разработчиком ртутных ламп на Военном заводе имени Куйбышева и умер сразу же после окончания войны.)

В марте 1905 года Георгий Извеков перешёл в Сумское духовное училище, но это назначение было вскоре отменено, и его послали псаломщиком в церковь в Гааге.  В 1906 году его назначили законоучителем в Петербургском Александровском женском институте, а с 1913 года ещё и в Свято-Владимирской женской церковно-учительской школе. Затем он становится регентом Регентского училища, учреждённого композитором С. Смоленским в Петербурге. А с 1914-го по 1916 год служит вторым священником в Берлинской посольской церкви.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Георгий Извеков за границей. Фотография из сборника Троице-Сергиевой Лавры. Фото: www.pravoslavie.ru

Во время войны отец Георгий несёт пастырское послушание при госпитальном поезде. В 1917 году он награждён камилавкой и наперсным крестом от Святейшего Синода.

Перловская юдоль: попытка спасти храм любой ценой

В статусе педагога и регента отец Георгий встретил 1917 год и Октябрьский переворот. Он переехал из Питера в Москву и поселился вместе со своей семьей на полустанке станции Перловка (ныне Мытищинский район) в доме по улице Семашко, 37.  Этот дом был снесён в 2006 году, а на его месте появилась новостройка, и сегодня о месте жизни священника свидетельствует лишь липовая аллея, посаженная во время его жизни. Рядом находился храм Донской иконы Божьей матери, в котором Георгий Извеков был возведён в сан протоиерея и где служил в 1926–1930 годах.

Отец Георгий пытался спасти общину и храм как только мог. Начавшийся голод в Поволжье требовал сбора средств. И в Перловку прибыл некий Петухов, для того чтобы изъять из храмов церковную утварь и все ценности. Отец Георгий понимал, что иконы могут быть изъяты, а утварь вывезена, и описал имущество храма, строго указывая размер, местоположение, сознательно занижая при этом ценность. Обычный умывальник он оценил в рубль, а уникальные иконы – в копейки! Он пытался спасти храм от разорения, думая о том, что уж на копеечное имущество никто не покусится. Однако в 1922 году из церкви было вывезено и то немногое, что там было. А сам храм был превращён в коммунальную квартиру и затем разрушен. Благочестивые прихожане, зная, что ждёт эти иконы (их бы просто сожгли) разобрали их по домам, а кто-то донёс до церквей, которые были ещё открыты. Донская икона Божьей матери оказалась в храме Косьмы и Дамиана в Болшево. Она и по сей день там находится.

Последняя строчка в описи отца Георгия гласит: «Сии описанные предметы не имеют ценности, ни художественной, ни материальной, ни исторической, только религиозную, культовую».

В 1929 году вышло постановление ВЦИК о регистрации церквей, и отец Георгий, человек высококультурный, умный и понимающий, близкий к руководству Православной церкви, создаёт Устав и правоустанавливающие документы для НКВД, но к концу года эти документы пропадают. Храм снова подаёт документы, и 1 января 1930 года храм был зарегистрирован как организация православных верующих.

Помимо деятельности в храме отец Георгий продолжает писать музыку, занимается обработкой и сочинением церковных песнопений по заказу регентов Москвы. Его работы пользуются спросом, этим он зарабатывает себе на жизнь и содержание семьи.

Безбожники против отца Георгия

…Его арестовали прямо в собственном доме в апреле 1931 года. Сдала его НКВД соседка. В начале XX века между поселками Тайнинка и Перловка у железной дороги находился клуб «Пролетарий». В нём собирались люди, которые называли себя Организацией Союза безбожников. Возглавлял её некий Сергеев. Туда приходили учителя, студенчество. На собраниях говорилось, что рядом находящуюся Донскую церковь пора закрывать, организовать там спортивный или пионерский клуб, школу ликбеза. С населения (даже у детей первого класса) собирали подписи под прошением. На собраниях безбожников выступали многие, среди них и та самая соседка отца Георгия.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото во время первого ареста. 18 апреля 1931. Фото: Wikimedia Commons

Заключённый в Бутырскую тюрьму отец Георгий заявил на следствии со всем мужеством и верностью пастырскому служению: «Я ожидал своего ареста и даже хотел. Мне как священнику было неудобно, что другие страдают за веру Христову и идут за Него в ссылку, а я не испытываю лишений; поэтому я готов пострадать и даже умереть за имя Христово». А по поводу того, в чём его обвиняют, – агитация против советской власти, желание уничтожить евреев – просто отказался давать показания, а в протоколе допроса приписал: «Обвинения за собой не признаю».

Он был осуждён 30 апреля за «систематическую антисоветскую агитацию и деятельность, выражающуюся в организации нелегальных «сестричеств» и «братств», оказание помощи ссыльному духовенству» по статье 58–10 УК РСФСР. Его приговорили к  3 годам ссылки в Северном крае – Котласе, Великом Устюге и Усть-Сысольске, где в 1933 году закончился срок его заключения.

В 1934 году отец Георгий вернулся к своей семье и в свой храм. Он не сломался. Дух его был силен, хотя плоть, конечно, была подорвана ссылкой. Священник и композитор по-прежнему занимается обработкой духовной музыки по заказам храмов Москвы и других епархий. Зарабатывает переписыванием нот.

«Церкви закрывают, священников арестовывают и ссылают»

Но в 1937 году священника арестовывают повторно. Предполагается, что причиной этого послужила информация или донос о посещениях им Патриаршего местоблюстителя Московского митрополита Сергия (Страгородского). Судя по документам НКВД, священника допрашивали единожды. «Мне думается, что я был арестован только из-за того, что все священники уже отбывали наказание и дошла очередь пострадать мне», – так он объяснял свой первый арест на допросе.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Протоиерей Георгий Извеков, 1935г. Фото: www.pravoslavie.ru

В ответ на слова следователя на этом же допросе 16 ноября отец Георгий заявил открыто и прямо: «…Да, среди окружающих меня лиц я говорил, что в СССР существует притеснение верующих, церкви закрывают, священников арестовывают и ссылают, нам приходится терпеть всевозможные лишения – всё это нам послано в наказание за наши грехи».  После этого допросов больше не было. Судьба выдающегося духовного композитора, талантливого пастыря и исповедника была предрешена.

23 ноября 1937 года отцу Георгию вынесли приговор: по обвинению в «контрреволюционной фашистской агитации» приговорён Особой тройкой УНКВД по Московской области к расстрелу. Выдающийся духовный композитор и священник был канонизирован и прославлен в лике святых постановлением Священного Синода от 24 декабря 2004 года.

«Музыка в своих высших формах должна прийти на помощь церкви»

До сих пор не существует никакого сколько-нибудь полного собрания сочинений этого автора, ни исследования его обильного и многостороннего творчества. Не существует также никакого личного архива Извекова – ни дореволюционного, ни послереволюционного.

Но творчество его для нас остаётся невероятно важным и ценным. Вот что писал о нём Компанейский: «Извеков – настоящий музыкально образованный композитор и сразу должен быть поставлен в ряд с Гречаниновым, Кастальским, Лисицыным и другими им подобными. Изложение его мысли контрапунктическое, а не гармоническое, причём замечается изящный музыкальный вкус, изобретательность и вдохновение».

А сам отец Георгий оставил в наследие статьи-размышления о музыке и о её месте в церкви. Вот одна из его цитат: «Нужно бороться с растущим в обществе сектантством, индифферентизмом и неверием. Не словом церковным только, но и художественными средствами. Чтобы привлечь, нужно заинтересовать. Музыка в своих высших формах, подобно поэзии и художеству, должна прийти на помощь церкви».

Херувимская песнь, «Благообразный Иосиф…», «Хвалите имя Господне» –высокохудожественные сочинения Георгия Извекова, которые верно и точно передают душевное состояние верующих. Особенную ценность предоставляет «Благообразный Иосиф…» – глубоко молитвенное переложение, так верно передающее душевное состояние верующего в утро Великой Субботы.

Включить уведомления    Да Нет