×

Забытая битва Смутного времени

Дню народного единства посвящается…
+

Память о Смутном времени и о войне с поляками, закончившейся в 1612 году, для современных россиян является чем-то таким абсолютно далеким – как древнегреческие мифы или фэнтезийные битвы эльфов с гномами. Поэтому и День народного единства, посвященный изгнанию поляков из Москвы, никто не хочет воспринимать как полноценный праздник – дескать, ну придумали новый «красный день календаря» вместо годовщины Октябрьской революции, ну и ладно. Между тем, военные действия эпохи Смуты были полны самого неподдельного героизма и самопожертвования. Одно из таких незаслуженно забытых сражений – осада Троице-Сергиевой лавры, которая продолжалась более полутора лет.

Вдумайтесь, читатели: 16 месяцев немногочисленный гарнизон из казаков и немногочисленных монахов оборонял монастырь, отбрасывая один штурм за другим. Подобного героизма и стойкости в то время не знала ни одна крепость мира…

Итак, все началось с того, что 25 июня 1608 года московская дружина Василия Шуйского в битве на Ходынском поле нанесла польско-литовской дружине Лжедмитрия II весьма чувствительное поражение, остановив поход самозваного царя на Москву. И тогда поляки решили взять Москву в кольцо, отрезав город от всяких связей с внешним миром. Важным пунктом этого плана было взятие Троце-Сергиева монастыря, стоявшего на стратегической дороге, идущей в северные регионы. Фактически, именно захват монастыря обеспечивал полную блокаду Москвы.

Литограф М. Гадалов, Осада со взрывом, 1853 год Медиапроект s-t-o-l.com

Литограф М. Гадалов, Осада со взрывом, 1853 год

Кроме того, захват сокровищ монастыря позволял укрепить финансовое положение Лжедмитрия II, а привлечение на свою сторону влиятельной монастырской братии сулило окончательное крушение авторитета царя Василия Шуйского и последующее венчание самозванца на царство.

Но взять тихую обитель преподобного Сергия Радонежского оказалось не так-то просто: в монастыре ко времени осады находилось 609 человек ратников из детей боярских, казаков и стрельцов, 300 человек монастырской братии, около 1000 русских беженцев, собравшихся со всей округи. Таким образом, общее число защитников монастыря составляло около 2500 человек. Позже в дополнение к ним были присланы около восьми сотен дворян и детей боярских и около сотни стрельцов во главе с окольничим князем Григорием Борисовичем Долгоруким-Рощей и московским дворянином Алексеем Ивановичем Голохвастовым.

Штурмом руководил родовитый шляхтич Ян Сапега, который, подойдя с войском к стенам монастыря, дважды посылал парламентеров с предложением сдаться, но оба раза получал решительный отказ. И тогда поляки, окружив монастырь осадными орудиями, начали методично уничтожать монастырскую обитель вместе с защитниками.

13 октября с наступлением ночи начался первый штурм монастырских стен, но осаждённые мужественно встретили нападавших, — атаки были отбиты, а утром были сожжены осадные орудия, оставленные врагом у стен монастыря. В ночь на 24-е октября был отбит еще один приступ, а 26 октября была совершена ещё одна вылазка, в ходе который была истреблена рота поляков, а их командир — ротмистр Брюшевский — был взят в плен.

Тем не менее, несмотря на военные успехи, положение защитников монастыря было по-настоящему тяжёлым. Несмотря на то, что они были обеспечены рожью, молоть её не представлялось возможным, поскольку мельницы находились за стенами монастыря. Теснота вынуждала людей жить на открытом воздухе. Беременным женщинам приходилось рожать детей при чужих людях, и «никто со срамотою своею не скрывался».

В ноябре 1608 года из-за недостатка продовольствия в монастыре началась цинга. Сначала в сутки умирало 10 человек, потом по 50 и даже по 100. Как следовало из перехваченных писем, «цинга ежечасно уносит десятки жизней, и гарнизон монастыря дальше держаться не может».

В свою очередь, воеводы Василия Шуйского попытались поддержать осаждённых, направив в монастырь обоз с грузом в 20 пудов пороха, в сопровождении 70 казаков и 20 монастырских слуг. Полякам удалось захватить гонцов, которых старший этого обоза направил в монастырь для координации плана действий. Под пытками гонцы раскрыли известные им сведения. В результате в ночь на 26 февраля 1609 года обоз попал в одну из засад, охранявшие обоз казаки вступили в неравный бой. Услышав шум боя, воевода Долгорукий-Роща предпринял вылазку. В результате засада была рассеяна, ценный обоз прорвался в монастырь. Раздосадованные неудачей поляки приказали наутро вывезти под стены монастыря и зверски казнить захваченных гонцов и взятых в ночном бою четырёх пленных. В ответ Долгорукий-Роща приказал вывести на стены и зарубить всех имевшихся в монастыре пленных — 61 человек, в большинстве своём казаков-тушинцев и наёмников. Итогом стал бунт тушинских отрядов среди осаждавших, обвинявших поляков в гибели своих товарищей. С этого времени раздоры в лагере осаждавших стали усиливаться.

205158_600 Медиапроект s-t-o-l.com

К лету силы гарнизона уменьшись более чем втрое с начала осады, и Сапега, узнавший от лазутчиков об истинной численности защитников крепости, стал готовить третий штурм. За счет присоединения действовавших в окрестностях отрядов тушинцев, он довёл численность своего войска до 12000 человек. На этот раз атака должна была осуществляться со всех четырёх сторон, чтобы добиться полного раздробления ничтожных сил гарнизона. Сигналом для атаки был пушечный выстрел, от которого начнётся пожар в крепости, если пожар не возникнет — то второй выстрел, а если и тогда пожар не возникнет — то третий выстрел независимо от результатов. Штурм был назначен на 7 августа 1609 года. Видевший приготовления к нему воевода Долгорукий-Роща вооружил всех крестьян и монахов, приказал вынести на стены весь порох, но шансов на успех сражения практически не было.

Осажденных могло спасти только чудо, и оно произошло. Запутанная система сигнала к штурму сыграла свою роковую роль: одни отряды бросились на штурм после первого выстрела, другие — после последующих. В темноте порядки штурмующих смешались. В одном месте немецкие наемники услышали за спиной крики русских тушинцев и, решив, что это — вышедшие на вылазку осажденные, вступили с ними в бой. В другом месте при вспышках выстрелов польская колонна увидела заходящий на неё с фланга отряд тушинцев и также открыла по нему огонь. Артиллерия осаждённых открыла огонь по полю сражения, усиливая суматоху и возникшую панику. Сражение между осаждавшими перешло в кровавую резню друг друга. Численность перебитых друг другом составила сотни человек.

Несогласованность атакующих стала переломным моментом в борьбе за монастырь. Давние разногласия между тушинцами с одной стороны, поляками и наемниками — с другой, вылились наружу. В войске осаждавших произошёл раскол. Многие атаманы тушинцев увели свои войска от Троице-Сергиевого монастыря, в оставшихся отрядах дезертирство приобрело массовый характер. Вслед за тушинцами лагерь Сапеги покинули иностранные наёмники. Осаждённые, напротив, были уверены, что чудесное спасение монастыря стало результатом Божественного заступничества и что конец осады близок.
И действительно: в октябре 1609 года на помощь осаждённым пришли ярославцы, костромичи и галичане, всего около 900 человек. Запасов, принесенных ими, хватило еще на 12 недель.

22 января 1610 года осада Троице-Сергиевого монастыря была полностью снята, а польско-литовские отряды «оккупантов» отошли от монастыря в сторону Дмитрова. Там они были настигнуты и разбиты русским отрядом воеводы Ивана Куракина. В результате Сапега привёл обратно к Лжедмитрию II немногим более 1000 человек. Осада наконец была снята. Говорят, когда поляки ушли на запад, то защитники обители еще 8 дней не решались покинуть стен – так они боялись, что враг вернется.