×

«Зелёная сила»: экология как запретная тема в СССР

О «зелёной» проблеме в СССР говорить было нельзя. Техногенные катастрофы, происходившие с завидной регулярностью, замалчивались. Но в начале 90-х произошёл экологический бум
+

Никогда такого не было, и вот опять

29 мая на территории ТЭЦ-3 Норильско-Таймырской энергетической компании произошло ЧП. В результате аварии случилась разгерметизация резервуара с нефтепродуктами, начался пожар. И хотя возгорание ликвидировали быстро, утечку топлива предотвратить не удалось. Примерно 15 тысяч тонн дизельного топлива разлилось по территории площадью около 350 квадратных километров. И нефтепродукты попали в Норило-Пясинскую водную систему. Сейчас полным ходом идут работы по сбору топлива как с поверхности рек, так и с грунта.

Конечно, подобные техногенные катастрофы происходят не только сейчас. Нередкими они являлись и во времена Советского Союза. Например, первая радиационная катастрофа в СССР произошла в 1957 году на заводе «Маяк», расположенном в закрытом городе Челябинск-40 (в наше время — Озёрск). Из-за того, что из строя вышла система охлаждения одного из контейнеров для хранения ядерных отходов, произошёл мощный взрыв. Взрывная волна подняла в воздух высокотоксичные радиационные отходы, а ветер отогнал облако в сторону Тюмени. В зоне заражения оказались несколько сотен тысяч людей, но власть не спешила вводить режим ЧС. Наоборот, чиновники делали всё возможное, чтобы скрыть аварию. Правда, на Западе о ней узнали довольно быстро – весной 1958 года. А вот советская власть взрыв на «Маяке» не признавала аж до 1989 года.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС), образовавшийся в результате Кыштымской аварии

Затем было ещё несколько инцидентов, которые тщательно скрывались. Даже когда произошла авария на Чернобыльской АЭС в апреле 1986 года, информацию не предавали огласке. И официально о катастрофе объявили только спустя некоторое время. Чуть позже – летом 1989 года – произошла Ашинская трагедия. Когда два поезда встретились в 11 километрах от города Аши, что в Челябинской области, грянул мощный взрыв. Оказалось, что трубопровод, тянувшийся вдоль железнодорожных путей, был повреждён. Произошла утечка лёгких углеводородов. Трагедия унесла жизни нескольких сотен людей. И о ней также молчали.

Почему же так происходило? Ради чего скрывалась правда? Причин такого поведения несколько. Но среди них есть две главные. Во-первых, в СССР всё хорошо, и Запад должен был в это свято верить. Во-вторых, проблема экологии становилась всё актуальнее, а решать её не было ни сил, ни желания.

Делалось всё это с оглядкой на Кремль, поэтому учёные банально рисовали в своих докладах «правильные» цифры

Советский Союз в послевоенное время встал на рельсы индустриализации. Промышленное развитие повлекло за собой массу экологических проблем. Например, загрязнение водоёмов. И чем больше возводилось предприятий, тем острее становилась «зелёная» проблема. И в 80-х годах прошлого столетия стало окончательно понятно, что с экологией нужно что-то делать. А тут ещё и техногенные катастрофы, которые лишь усложняли и без того непростую ситуацию. Но вплоть до конца 80-х – начала 90-х годов касаться этой темы было официально запрещено. Понятно, что экологи проводили исследования, предоставляли отчёты, но… Делалось всё это с оглядкой на Кремль, поэтому учёные банально рисовали в своих докладах «правильные» цифры.

Советские экологи признавали то, что правительство целенаправленно стремилось сэкономить на экологии ради достижения куда более важных политико-стратегических целей.  Правдивые доклады об экологической обстановке в СССР не проходили цензуру, поэтому некоторые учёные публиковали их за границей. Например, автор под псевдонимом «Борис Комаров» издал книгу «Уничтожение природы».

«Зелёное» оружие

Когда же Михаил Сергеевич Горбачёв в 1985 году объявил Перестройку, то ситуация с освещением «зелёных» проблем начала резко меняться. В СССР обрело силу массовое экологическое движение. И Кремль ничего уже не мог с этим поделать. Во-первых, государство откровенно выдохлось. Былые рычаги воздействия на общественные инициативы банально не работали. Во-вторых, изменение политического курса в стране подразумевало бо́льшие свободы. И этим власть подтолкнула бурное развитие эколого-культурные движения. Экологические организации стали появляться с завидной регулярностью в разных городах огромной, но уже одряхлевшей страны. Например, в 1987 году значилось несколько десятков научно-производственных объединений экологической направленности, а к 1991 году их насчитывалось уже свыше тысячи.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Марка СССР. Сохраним родную природу, Волга, 1991 год

«Зелёное» движение обрело силу, причём впечатляющую. О проблемах экологии говорили уже открыто. Казалось бы, хорошее дело. Но —  «хотели как лучше, а получилось как всегда». Уже в начале 90-х годов «зелёных» начали обвинять во всех смертных грехах. Например, в помощи одним бизнесменам в борьбе с другими. Бывало и так, что экологические организации обвиняли в работе на иностранные разведывательные службы, ведь они чуть ли не разглашали государственные тайны. Всё это привело к тому, что в начале 90-х годов экологи то и дело оказывались на скамье подсудимых. Борьба за правое дело обернулась «чернухой».

Надо сказать, что некоторые экологические организации действительно вели антисоветскую пропаганду. Особенно частыми эти явления были в союзных республиках. Дул ветер перемен. Ощущение того, что жизнь и страна вскоре изменятся, были очень сильны. И «зелёные» стали мощным оружием.

Самый яркий пример активной пропаганды – голодомор в Украине. Некоторые «зелёные» организации использовали эту трагедию как доказательство преступления Москвы против всего украинского народа. Так плодоносило большевистское межевание раннего СССР. Советские окраины ощутили возможность обрести собственную государственность и начали активно отталкиваться от России.  Казахи не отставали. Местные экологи пугали народ «страшными последствиями покорения целины». Рассказы заворачивались в обёртку вредительства экосистеме Казахстана, на что Кремль пошёл осознанно. При этом о голоде в Поволжье умалчивалось.

Не остались в стороне, конечно, и прибалтийские экоактивисты. Наиболее ярким персонажем являлся Леннарт Мери – эстонский писатель, режиссёр и госдеятель, который даже занимал кресло президента своей страны с 1992-го по 2001 год. Мери, хотя и являлся заслуженным писателем Эстонской ССР, был во главе движения за независимость Эстонии.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Леннарт Мери был одним из лидеров движения за восстановление независимости Эстонии от Советского Союза. Фото: Jaan Künnap

Так вот он ещё в 80-х годах бурно протестовал против разработки фосфоритных месторождений в Эстонии. По мнению местных «зелёных», это должно было привести к катастрофическим последствиям для экологии страны. На этом, кстати, базировалась целая агитационная программа эстонцев. Правда, разработка всё равно началась — и ничего, страна не превратилась в пустыню. Но это стало ясно потом, в 80-х пропаганда сработала на ура. И таких примеров можно привести ещё много.

При этом, что интересно, несмотря на мощное экодвижение, рядовые советские граждане довольно плохо представляли себе «зелёную» проблему. Вроде с «экологией непорядок» — и на этом всё. Соответственно, у влиятельных людей, дёргавших за ниточки экоактивистов, был огромный простор для «творчества».

Горбачёв и его окружение вроде бы понимали опасность ситуации, но попытки просвещать народ в экологическом направлении были слишком нерешительными. Недостаток знаний, манипуляции и качественная пропаганда привели к тому, что экология стала чуть ли не одной из причин распада Советского Союза. «Зелёная» проблема в умелых руках превратилась в мощный политический аргумент и инструмент в классовой борьбе. А власть реагировала шаблонно и архаично. Из Кремля говорили, что всему виной Запад, а экологический кризис только усугубится, если пойти по рыночному пути развития. Естественно, эти доводы просто утонули в «зелёном» шуме. А вскоре Советского Союза не стало. И в этом далеко не последнюю роль сыграло пренебрежение экологией.