Последний помпеец, первый русский
Замысел олигарха провалился, но Россия обрела мировой шедевр