×

Джокер. Ода «К безумию»

Неожиданная кинорецензия на нового «Джокера» для тех, кто уже посмотрел фильм
+

– Не могу понять, весь мир сошёл с ума? Или со мной что-то не так? – медленно произнёс Артур через затяг помятой сигареты. 

– Да, вокруг происходит много нехороших вещей, – ответила усталым голосом женщина-соцработник. 

Этот разговор – начало начал в картине. Весь фильм «Джокер» Тодда Филлипса определяется вопросами, болью и танцами главного героя. Вопросы он задаёт сам себе, потому что никому вокруг Артур неинтересен. «Мир сошёл с ума?», «Я существую?», «Кто я?» – вот логика развития сценария, каждая глава которого переворачивается носком старого ботинка, когда клоун танцует.  

Драму в сюжете задаёт социальный протест. Для российского кинопроката начать с мусорных забастовок – хороший ход, но вряд ли сценаристы думали об этом, когда прорабатывали обстановку в Готэме –  городе, где развиваются события. Протест против боли и одиночества, против лжи и предательства – к этому приходит и Артур, когда впервые вкушает силу убийства и получает перерождение в ритуальном танце на кафельном полу грязного общественного туалета. И в этом протесте – главная проблема фильма. Он заставляет всю психологию героя плавать в верхних водах сюжета, не погружаясь в тайну, в глубину рождения зла. 

Да, актёр Хоакин Феникс решал нетривиальную задачу, когда брался за роль Джокера, уже прославленную Джеком Николсоном и  Хитом Леджером. Он должен был превзойти бывшие образы, ведь картина целиком посвящена лишь одному злодею, в городе ещё нет ни Бэтмена, ни женщины-кошки, ни прочих комикс-героев. Фениксу это удалось, можно готовить место для Оскара на пыльной полке.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Хит Леджер в фильме «Темный рыцарь» и Джек Николсон в фильме «Бэтмен»

Да, режиссёр Тодд Филлипс сделал работу из комикс-мира DC, в которой нет экшена, все разговоры медленные, много крови и душно от нескончаемой депрессии. Это была интересная творческая задача, с которой он безусловно справился. 

Да, операторская работа, монтаж и цветовые решения в разных сценах выполнены на высшем уровне. Синий тон – это цвет одиночества клоуна. Жёлтый огонь, коричневые коридоры, красная тёплая кровь – цвета общения Артура. Но это специфическое общение, где он не только говорит или слушает, но ещё его бьют или он кого-то убивает. Белый тон – цвет безнадёжной реальности, стен психиатрической лечебницы.  

Но всё это мастерство не погружает зрителя в глубинные вопросы о человеке. Вся игра остаётся на уровне чувств. Вполне может впечатлить трюк, когда от брезгливости и жалости к Артуру режиссёр приводит нас к сочувствию Джокеру, серийному убийце, маньяку и психопату, которого поддерживает бушующая толпа, и мы где-то среди них. 

В этом фильме любовь, нежность и смех – всё болезненно зудит, и потому ничего не хочется взять с собой, кроме чувства триумфа злого клоуна в прокуренном красном костюме. 

Поэтому картина «Джокер» будет интересна прежде всего тем, кто следит за трендами развития лёгких комиксов в сложные и дорогие психологические киносюжеты. Удовольствие могут испытать и те, кому нравится тяжёлое кино о психопатии, утрате надежды и обретении нового себя где-то на нижних ярусах ада. Именно этот путь нашёл Артур, когда выбирал между добродетелью терпения и пьедесталом признания заведённой от крови толпы. Это фильм про великий соблазн власти, славы и пресловутой самореализации. 

 Медиапроект s-t-o-l.com

Хоакин Феникс в роли Джокера. Кадр из фильма «Джокер»

Сказал безумец в сердце своём: Бога нет… А значит, и надежды нет, и выхода нет. Кто я? Зачем я здесь? Тот, кто по-существу имеет в себе вопросы, заданные комиком Артуром Флеком, загнанным больным человеком из сомнительной скоморошьей индустрии, ответов в фильме не найдёт. 

А в логике протеста ответ может быть такой: если людей устраивает отсутствие ответов на самые жизненные вопросы или – больше того – они не задают таковых, то из их среды выйдет безумец с ограниченной социальной ответственностью, который дойдёт в этой логике до конца и поразит всех своей мощью, беспринципностью и злом. Привет, большевики! Ура Сталину! Хайль, Гитлер! Соусдэй, красные кхмеры! 

К слову, Джокер – революционер, альтер эго Бэтмена – рушит устои не ради наживы, а именно потому, что считает всё традиционное гадким и устаревшим, нуждающимся в тотальном разрушении. Готэм – это город, в котором постоянно всё хотят перевернуть, но тестостероновая машина в костюме летучей мыши всегда побеждает и кладёт злу предел. И тогда получается, что порядок и сила – это хорошо, а анархия и пламя стихии – это… безумие. Да, здесь режиссёру не хватило смелости своего коллеги Ларса фон Триера, чтобы провести сочувствующих преступнику зрителей до конца. Протест оказывается упакован в кандалы и спрятан в стерильных мягких стенах психиатрической лечебницы. Выводы, как говорится, делайте сами. 

 Медиапроект s-t-o-l.com

Кадр из фильма «Джокер»

Что мы получим в развитии киноиндустрии из комикс-вселенной, остаётся только догадываться. Но пока складывается впечатление, что все бутафорские герои в плащах, пластмассовых трусах и нелепых трико будут наполняться сложными противоречиями и человеческими слабостями. Непобедимые герои умерли, наступила эпоха заката блистающих богов.