×

«Главное было свалить хедлайнера Линдеманна» 

Интервью с бизнесменом Максимом Лариным о том, как полиция пришла к фронтмену группы Rammstein, о монархии и о бизнесе в регионе 
+

К сожалению, Тверской регион часто попадает в федеральную повестку дня со скандалом. Очередной сюжет удивил бы писателя Виктора Пелевина. Накануне губернаторских выборов к фронтмену группы Rammstein Тиллю Линдеманну, который приехал в Тверь, чтобы выступить с концертом, пришла полиция предъявить претензии по поводу ношения масок и нарушений в миграционных документах. Администратора Линдеманна задержали, самого артиста фактически посадили под домашний арест. Рыцарь немецкого металл-рока пострадал не за свой орден и даже не за отечество, а в перекрёстном огне местных политических баталий. 

О том, как всё это происходило, «Стол» поговорил с организатором фестиваля «МакЛарин за Родину» бизнесменом Максимом Лариным.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Бизнесмен Максим Ларин. Фото: vk.com/maclarin

– Торжества, о которых шла речь в публикациях о случившемся скандале, были посвящены одновременно вашему личному юбилею и сорокапятилетию работы холдинга «Афанасий», которым вы руководите. Но вы отмечали свой день рождения в июле, а дата основания холдинга – это апрель. Почему всё-таки торжества решили проводить в конце августа? 

– Да, всё верно. Мы отмечали сорок пять лет холдингу 1 апреля, но на эту дату невозможно было вообще никого пригласить, потому что тогда действовали очень жёсткие антиковидные меры по всей стране. На двадцать третье июля я не сумел пригласить свою любимую группу «БИ-2», потому что они были заняты, и они назначили самую близкую возможную дату, это оказалось двадцать девятое августа – всё. 

Все эти события находились в одной цепочке pr-развития нашего бренда «Макларин», который мы разработали несколько лет назад. Под ним мы выпускаем пиво, напитки, молоко, колбасы, сыры, прочие продукты питания. В этом году мы повели мощную рекламную кампанию, были в кубке Гагарина, потом на чемпионате мира по хоккею с Ковальчуком, потом на чемпионате Европы по футболу, а финалом должен был стать этот несостоявшийся концерт.

– Кроме бизнеса, связанного с продуктами питания, у вас есть иные активности. Вы занимаетесь организацией патриотического лагеря. И вот вопрос: что превращает обычный детский в лагерь патриотический? 

– У нас есть два направления, которыми мы занимаемся в этой области. Первое направление мы называем «Сто шагов от неандертальца до дворянина». Эта практика описана в книжке, где содержатся пятьдесят уроков или правил культурного человека и там же пятьдесят уроков самообороны. Этот проект мы ведём с позапрошлого года, у нас тренируются пятьдесят детей, а патриотизм тут только в части любви к Родине, там есть и такие уроки. Сам лагерь, о котором вы говорите, – это, скорее всего, школа выживания, где дети учатся сами добывать себе еду, разводить костёр, готовить, преодолевать всякие разные препятствия, сплачиваться, и там тоже осуществляется пропаганда любви к нашей Родине. 

– Настоящий человек – это тот, кто может преодолевать трудности, преодолевать себя, это саморазвивающийся индивидуум. Этому надо учить людей. Без этого они будут простыми диванными критиками

– Про этот лагерь вы пишете: «В сложных условиях борьбы за выживание развивается настоящий человек». Значит ли это, что любому человеку необходимы в жизни сложные условия или есть какие-то другие пути развития?

– Я приверженец теории, что человек развивается только в борьбе за выживание. Как только человек оказывается в ситуации, где ему не к чему стремиться, начинается деградация. Поэтому настоящий человек – это тот, кто может преодолевать трудности, преодолевать себя, это саморазвивающийся индивидуум. Этому надо учить людей. Без этого они будут простыми диванными критиками.

– Я полагаю, что сейчас в связи с  напряжённой ситуацией вокруг концерта у вас идёт пик развития.

– Вы правы. Наш холдинг в принципе всегда находится в борьбе с рынком, с чиновниками, с рейдерами  –  это постоянно. У нас работать достаточно сложно, не все выдерживают такого напряжения, но трудности нас сплачивают. 

– «У нас» — это в Твери или в России?

 Медиапроект s-t-o-l.com

Сцена фестиваля «МакЛарин за Родину». Фото: facebook.com/maclarin.tver

– В холдинге «Афанасий».   

– Если я правильно понимаю хронологию развития событий, то первый тревожный сигнал поступил 11 августа. Тогда планировался концерт, но что-то не срослось, вы написали пост в социальных сетях, в комментариях стали звучать слова поддержки и критика губернатора, а потом вы этот пост убрали. Что случилось 11 августа?

– Я, честно говоря, не помню, что было одиннадцатого августа, но БИ-2 отказались выступать, сославшись на то, что им запретила наша администрация. То есть губернатор запретил им выступать буквально за неделю. И это было точно не 11 августа, где-то в 20-х числах. 

– Какого рода запреты поступали БИ-2? Ваших коллег тоже приглашали для беседы в управление внутренних дел? Это было что-то серьёзное?

– Нас уведомили, чтобы мы соблюдали все антиковидные меры, что мы и так делали. Но мы не знали, что наезжают на артистов. Им говорили, мол, мы вас запрессуем, отправим в кутузку, задержим на двое суток, вы выступать не будете не только у нас, но нигде и никогда. Это всё на словах, разумеется, без каких-либо официальных бумаг. 

Я не разрывал контракт с ними, но вы видели, как всё происходило в эти дни: любого человека, иностранца, гражданина, любую звезду можно на двое суток кинуть за решётку до выяснения обстоятельств. Вот такие методы. БИ-2 отказались от выполнения обязательств, ссылаясь на постановление губернатора о антиковидных мерах, и вернули деньги нам за несколько дней до 29 августа. 

– Какого уровня люди решали эти вопросы? От кого исходили запреты?

– Все документы, которые у меня есть, опубликованы на моих страницах. Я не помню, какой начальник их подписывал. Да и не важно, с какой бумажкой приходит полицейский. Вы в 12-м часу находитесь у себя в номере, хотите спать, а к вам приходит полиция и заявляет: «Мы хотим с Вами говорить. Вам придётся с нами проехать в участок, мы там пообщаемся. У меня есть право задержать вас на 48 часов». Артистам говорят, мол, я запрещаю проводить концерт у «Афанасия». А когда им возражают, что у музыкантов есть контракт, просят показать запрещающую бумагу, им отвечают, что никакой бумаги не нужно, но если договориться не получится, то создать трудности в работе, экстрадировать из России – это запросто. 

– Кто-нибудь фиксировал их разговор с Линдеманном?

– Нет. Это пересказ событий со слов очевидцев и участников. 

– То есть вы лично не присутствовали там, когда происходило всё это?

– Меня там не было.

– А потом у вас была возможность поговорить с Тилем или списаться с ним?

– Нет, не было. Все переговоры шли через адвоката или через его администратора. Бумага, которая опубликована, сейчас чётко и ясно объясняет отказ от сотрудничества, ссылаясь на пункт №9 договора, в котором написано про обеспечение безопасности артистам. А я не могу обеспечить им безопасность. От кого я должен их защитить? От государства? У меня нет таких ресурсов. 

Конечно, мы могли бы провести Лидеманна, могли его спрятать, но полиция нам  показала, как они легко проникают на частную территорию, пролазят. И что мне с ними делать? Связать что ли? 

Эти стражи порядка наших подрядчиков-белорусов, которые монтировали концертные декорации, задержали на пять часов. Им сказали прямо: «Наша задача сорвать монтаж сцены». Вот и всё, что с этим сделаешь?

– Вы писали, что подъезд и выезд артистов заблокирован. Там танки поставили или как это было сделано?

– Там поставили машины ДПС везде. Каждую машину, что ехала на завод, тормозили. И мы понимали, что если Тилль поедет, то ему быстро устроят проверку миграционных документов. Его продюсер, например, к нам по гостевой визе попал. И его реально задержали, доставили в центральное РОВД, посадили в камеру предварительного заключения или какая там камера. Он просидел сутки-вторые, а потом его с трудом вызволил адвокат.

– А Тилль где был всё это время?

– В своей гостинице, в Завидово. Ему сказали: «не суйся никуда», он и не вышел. Он же немец.

– В различных публикациях на эту тему и в социальных сетях в этом конфликте вас противопоставляют губернатору Рудене. Вы же Игоря Михайловича никак не упоминаете. Потому что он реально к этому не причастен, потому что не хотите его упоминать или потому что у вас нет оснований это делать? Непонятно кто представитель власти в данном случае, кроме полиции, которые действовали как исполнители.

– Да, мы с вами знаем, что полиция только исполняет поручения. И мы видим, что Игорь Михайлович на каждом шагу этого скандала «висит» красным флагом. Как, к слову говоря, его предвыборные плакаты висят на каждом углу без какого-либо намёка на конкуренцию. Я обратился к нему прямо, попросил разрешения Линдеману выступить. Он не разрешил. 

– Почему не разрешил?

– Я не знаю, это вы у него спросите.

– Десятки тысяч людей, которые не попали на концерт, понимают, что причина срыва – губернатор

– У вас был личный разговор или переписка?

– Я публично обратился к нему ВКонтакте, отметив в публикации Белорусова (Министр региональной политики Тверской области  –  АВ) как его представителя и его политолога Ищенко. Они это прочитали. 

Я не знаю, чем они думают и как. Может быть, они опасались, что «Макларин» прогремит везде и затмит «Единую Россию»? Но они сделали гораздо хуже. 1500 моих сотрудников, коллег и соратников, которые три месяца старались, чтобы сделать праздник, теперь озлоблены на губернатора и на «Единую Россию». Десятки тысяч людей, которые не попали на концерт, понимают, что причина срыва – губернатор. Мы потеряли огромные деньги и не получили праздник.

– А как вам удалось в принципе раздобыть Тилля Линдеманна для вашего праздника? 

– Ничего сложного нет, мы ранее снимали ролик с ним.

– То есть это личное знакомство?

– Можно так сказать.

– Всё-таки напряжение, связанное с губернатором, связано с близостью выборов, а вас ассоциируют с поддержкой партии «Родина».

– Да. Если бы этот концерт был двумя месяцами раньше или хотя бы на мой день рождения, то я думаю, что ничего бы не случилось. А теперь уже ничего не докажешь. 

При этом мы сперва хотели сделать вход по QR-кодам, как в Москве, но потом изучили постановление губернатора, и оказалось, что всё равно, привитый ты или нет, больной или не очень, просто нельзя собираться более чем 500 человек и всё. Поэтому на последнем шаге борьбы за праздник мы предложили выступить артистам на пустой площадке с трансляцией на сайт, чтобы людям вокруг было слышно, а кто-то мог бы и через интернет посмотреть. Этого тоже не разрешили.

– Почему не разрешили на пустой площадке?

– Мне никто на эти вопросы не ответил.

– Никаких письменных обоснований не было?

– Не было. Всё, что есть, опубликовано на моих страницах.

– С ваших слов получается, что причины сугубо политические. Но я тогда ещё уточню ваше политическое кредо. Вы у себя в facebook пишите: «Если хотите моё мнение о политике, то я всегда был и остаюсь за монархию, ибо демократия приводит к революции». Почти все монархии пали в связи с революциями. К тому же монархию в современной России представить себе невозможно. Это фантазия или у вас есть планы?

– У меня никаких планов нет.  Я просто считаю, что в нашей стране далеко не все люди доросли до демократии. Помните, Черчилль еще говорил, что хуже демократии ничего нет, но лучше никто не придумал. Я считаю, что монархия для России лучше тем, что царь будет думать о людях и служить им всю жизнь, передавая то, что он сделал, своему сыну. Сыну ведь никто плохого не хочет? Сейчас же наша псевдодемократия вызывает неоправданные ожидания у людей. Вот раньше царь сказал, как надо сделать, и всё, не обсуждается. Сказали бы, никаких праздников, и нет вопросов. А то ссылаются на предостережения, но по факту просто применили полицию, как в 90-х братков для пресечения. 

Еще проблема нашей демократии в том, что у людей не воспитывается желание зарабатывать. Такая злость в обществе, что до революции недалеко. А бизнес и революции плохо сочетаются. Я плачу 200 млн рублей налогов в месяц. При монархии, я думаю, мне бы помогали зарабатывать и платить больше налогов в разы. Ведь деньги нужны для России, а не для карманов больших чиновников. Я ратую за Россию, за сильное государство. Кстати, не буду скрывать, что я голосовал за поправки в конституцию. Увидел в ней признаки монархии.

– На момент нашего интервью сайт фестиваля maclarin-fest.ru «лежал». Как у вас всё прошло в итоге?

 Медиапроект s-t-o-l.com

Площадка фестиваля «МакЛарин за Родину». Фото: facebook.com/maclarin.tver

– Было несколько тысяч человек за день. Очень многие приехали издалека, не прочитав ничего об изменениях, ждали выступления Линдеманна, остались весьма разочарованы.  Торговля шла полным ходом, выступали тверские музыканты, им никто претензий не предъявлял, хотя полиции в штатском было очень много. Главное было убрать хедлайнера. 

Трансляция всего праздника была до самого закрытия, до лазерного шоу. Я лично смотрел.

– Как вы оцениваете теперь перспективу развития и продвижения вашего бренда и вашего бизнеса в нашем регионе? 

– А что изменилось? Разве раньше наши власти нам помогали? У нас с ними были тёплые отношения? Такого никогда не было. У нас налоговая просто живёт, постоянно идут проверки, все пожарники всегда у нас, не знаю, бывают ли они где-то ещё. Ну теперь, может быть, полиция будет нас пасти. Людей могут задерживать и даже арестовывать. На мне два уголовных дела висят, это нормально, мы так всегда живём. 

– С чем связан такой общественно-политический климат в нашем регионе?

– Я не могу сказать. В принципе, меня всё устраивает. Я привык так жить и ничего необычного сейчас не испытываю. Я привык, что власть всегда мешает, препятствует, всегда хочет что-то отнять.

– Всё же я хочу понять ваши мотивы. Вы просто хотите делать свой бизнес, считаете, что стрессовые условия – это залог развития или у вас есть ещё какие-то дополнительные установки?

– Мне в этом году исполнилось 50 лет. Я не планировал родиться так, чтобы через полвека мой юбилей совпал с выборами губернатора. Нельзя было предположить, что я на свой день рождения на своей закрытой территории не смогу пригласить друзей. Но это случилось, для меня это нонсенс. 

– Какие у вас планы, может быть, в связи со всем произошедшим?

– Дальше работать, зарабатывать, справиться с двумя уголовными делами, не сесть в тюрьму.

– При этом коллеги с издания ura.ru пишут, что вас «втягивают в политическое противостояние». Дескать, в сети были неподтвержденные слухи о том, что предприниматель и сам претендует на должность губернатора. Как вы прокомментируете этот текст? Действительно втягивают? Или вы сами сознательно участвуете в этих «спаррингах»?

– Я не собирался и не буду участвовать более в политике. Двигать своих буду, но кресло губернатора я себе не хотел и не соглашусь на него, хоть стреляйте. Я плохо работать не умею, а если идти в политику, то всё придётся переделывать. Увольте, мне хватает холдинга.

Включить уведомления    Да Нет