×

«И мы тянулись туда, как растение к теплу»

Музею-усадьбе Абрамцево 100 лет
+

11 августа 1920 года отдел музеев и охраны памятников искусства и старины Наркомпроса принял усадьбу Абрамцево в своё ведение и утвердил «смету на 70 000 рублей на устройство музея». Правда, сначала Абрамцево назвали «Музеем писателя Аксакова» – всё-таки автор «Аленького цветочка» был, очевидно, более идеологически близок, чем последний владелец усадьбы промышленник Савва Мамонтов. Но как бы то ни было, это уникальное место, притягивающее к себе как магнит таланты, вдохновившее многих гениев на создание шедевров, было сохранено.

Для того, кто попадёт в Абрамцево впервые, многое кажется знакомым, будто не раз виденным: и речка Воря с таинственными берегами, и роща, и пруд, и беседка «на курьих ножках». Всё это неоднократно описано в книгах, картинах, вплетено в наш культурный код.

Васнецовская Алёнушка задумалась у абрамцевского пруда, здесь же Тарковский снимал одну из сцен «Соляриса». На картине «Видение отроку Варфоломею» Нестерова виден берег реки Вори, а из окна столовой, где сидит девочка с персиками, – усадебный парк. Писатель Сергей Аксаков именно здесь, вдохновившись этим пейзажами, написал и «Аленький цветочек», и  «Детские годы Багрова внука», а гостивший у него частенько Гоголь – второй том «Мёртвых душ».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Музей-заповедник Абрамцево. Фасад кухни на фоне цветущего жасмина. Фото: Flickr / Nickolas Titkov.

«И дом годится хоть куды»

Впервые Абрамцево (тогда Обрамово) упоминается в 1504 году в грамоте Ивана III. Название своё сельцо получило из-за рельефа: обрамоком называли кусок пустоши, окружённый с трёх сторон лесом и с одной стороны рекой.

Сергей Аксаков, приобретя усадьбу в 1843 году, посвятил ей восторженные стихи, так она ему пришлась по душе:

«Вот, наконец, за всё терпенье

Судьба вознаградила нас:

Мы, наконец, нашли именье

По вкусу нашему, как раз».

Но дело тут, видимо, не только в том, что всё в Абрамцеве было хорошо: «прекрасно местоположенье», «и дом годится хоть куды». Какая-то удивительная благостная и в то же время деятельная атмосфера притягивала сюда таланты, давала им импульс, вдохновляла: спрятанное от глаз густой рощей небольшое селенье в 50 верстах от Москвы на протяжении многих десятилетий  было культурной меккой, точкой притяжения интеллектуалов, центром современного искусства.

В гостеприимный дом Аксаковых на знаменитые «субботы» приезжал весь интеллектуальный цвет: здесь бывал Иван Тургенев, актёр Михаил Щепкин  (Аксаков был знатоком театра), философ-богослов Алексей Хомяков, братья Киреевские – публицисты-славянофилы, историк Михаил Погодин. Абрамцево превратилось на долгие годы в литературно-философский салон, где не утихали споры о литературе, истории и судьбах родины (преимущественно славянофильского толка).

 Медиапроект s-t-o-l.com

С.Аксаков диктует свои сочинения дочери Вере. Усадьба Абрамцево.

Но главным гостем в Абрамцеве был Николай Гоголь. Как вспоминают современники, Аксаков боготворил его и считал, что именно Гоголь сделал его писателем. Николай Васильевич тоже весьма высоко ценил литературные труды хозяина: о его книгах об охоте, например, говорил, что был счастлив, если бы мог так же живо описывать характеры своих героев, как Аксаков пишет о птицах.

Отношения в ту пору у писателей были очень тёплые: зная, что страстный грибник Аксаков из-за плохого зрения с трудом уже видит добычу, по утрам Гоголь уходил в лес, собирал корзину белых и рассаживал их вдоль тропинки у дома.

 «Это просто идеал»

После смерти Сергея Аксакова в 1859 году на долгие годы жизнь в усадьбе замирает, пока в 1870-м её не покупает Савва Мамонтов. И тут литературный период Абрамцева сменяется художественным, не менее блестящим и плодотворным.

Вокруг мецената в Абрамцеве складывается круг художников, который так и войдёт в историю под названием «Абрамцевский кружок». Здесь подолгу жили и творили Василий Поленов, братья Васнецовы, Илья Репин, Михаил Врубель, Константин Коровин, Марк Антокольский…

 Медиапроект s-t-o-l.com

Виктор Васнецов. Букет. Абрамцево.

«Он создал первую русскую богему – Абрамцево – наш Барбизон», – говорил Кузьма Петров-Водкин о Мамонтове. Сам будучи человеком невероятной энергии, разнообразных талантов и отменного вкуса, Мамонтов собрал вокруг себя весь цвет культуры, он мечтал превратить Абрамцево в центр современного искусства. И ему это удалось: именно здесь были написаны «Демон», «Три богатыря» (в роли Алёши Поповича – сын Мамонтова Андрей) и  «Девочка с персиками», для которой позировала дочь Веруша.  В Абрамцеве Репин начинает работу над своими большими полотнами – «Крестный ход в Курской губернии» и «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», пишет множество пейзажей и портретов.

Художники не только много рисовали усадьбу, её обитателей и окрестности, но и открывали, вдохновившись творческой энергией этих мест, новые таланты в себе. Например, Михаил Врубель заведовал майоликовой мастерской Мамонтова и делал декорации для постановок «Частной оперы Мамонтова». Он придумал эскиз костюма Царевны Лебеди для певицы Надежды Забел, которая вскоре станет женой художника.

Как-то Илья Репин и Василий Поленов, гуляя в окрестностях Абрамцева, нашли старую резную доску, поразились изяществом узора, стали работать над ним –  так появился новый вид деревянной резьбы, которую называют абрамцево-кудринской, или попросту кудринкой.  В Абрамцеве появилась столярно-резчицкая мастерская, изделия которой участвовали во многих выставках, включая Всемирную Парижскую 1937 года.

Супруга Мамонтова Елизавета Григорьевна вместе с художницей Еленой Дмитриевной Поленовой собрала в Абрамцеве уникальную коллекцию народных промыслов. По её инициативе здесь строят мост, больницу, школу и церковь, которая считается первым образцом русского архитектурного модерна.

Первоначальный проект разработал Василий Поленов, вдохновляясь архитектурой храма Спаса-на-Нередице, затем работу продолжил Виктор Васнецов. Мамонтов занимался резьбой по камню, Врубель – изразцами для церковного камина, Поленов делал эскизы внутреннего убранства и писал икону «Благовещение», Репин – образ Спаса Нерукотворного, Виктор Васнецов – иконы Сергия Радонежского и Богоматери. По его же эскизам был выполнен мозаичный пол с растительными орнаментами.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Церковь Спаса в Абрамцево. Фото: Михаил Щербаков.

«Твой дом, как и сердце Твоё, был открыт для всех нас.

И мы тянулись туда, как растение к теплу. Не Твоё богатство манило нас…, а то, что в Твоём доме мы, художники, чувствовали себя объединёнными, отогретыми, бодрыми духом…», – так с благодарностью вспоминал о Мамонтове и его Абрамцеве скульптор Марк Антокольский.

В 1918 году младшая дочь Саввы Мамонтова Александра подписала акт о приёме на хранение четырёх комнат дома, картин, скульптур, мебели, книг по искусству, образцов деревянных и керамических изделий. Почти два года спустя в Абрамцеве был открыт музей. К началу 1920-х годов коллекция музея насчитывала около двух тысяч экспонатов, сегодня в собрании музея заповедника хранится более 25 тысяч экспонатов: живопись, графика, скульптура, произведения декоративно-прикладного и народного искусства, а также фотографии и архивы бывших владельцев усадьбы.

В 1932 году для посетителей музей был закрыт (вплоть до 1950 года), а на территории усадьбы организован дом отдыха для работников искусства.  И вновь Абрамцево стало творческой мастерской: здесь работали художники Игорь Грабарь, Илья Машков, Пётр Кончаловский, скульпторы Вера Мухина, Борис Королёв  – правда жили они уже на другом берегу Вори, где был построен посёлок художников «Ново-Абрамцево».

«Я склонен думать, что Абрамцево – лучшая в мире дача; это просто идеал!..», – писал летом 1877 года Илья Репин, гостя у Мамонтова, своему детскому другу Адриану Прахову. Сегодня усадьба – это музей творческого духа, вдохновения и таланта.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Вид сверху на усадьбу Абрамцево. Фото: Вадим Разумов.