×

Левиафан всплыл

Фильм, который обсуждают уже целый год, вышел на пик популярности за месяц до премьеры у себя дома. Виновата ли в этом премия «Золотой глобус» или утечка ленты в сеть – разбирался «Стол»
+

Итак, кино про ужас и тлен. Шлейф новостей тянется за картиной Андрея Звягинцева «Левиафан», начиная с 2013 года. Приз за лучший сценарий на Канском фестивале в 2014 году открыл череду побед фильма. Премия за премией, номинация за номинацией, и вот он становится первой российской работой, которая взяла «Золотой глобус». Был ещё Бондарчук и его «Война и мир» в 1969, но та картина номинировалась под флагом СССР.

zvyagintsev Медиапроект s-t-o-l.com

Режиссер Андрей Звягинцев

А дома «Левиафана» принимали иначе. Скандал на 36-м Московском кинофестивале, где картину сняли из-за матерной ругани, проблемы с прокатным удостоверением, конфликт с законом о запрете нецензурной лексики в кино, неоднозначные впечатления министра культуры – все это внушало твердую уверенность в старой и, очевидно, забытой истине: нет пророка в своем отечестве.

Пока Звягинцев мял в руках американскую золотую статуэтку (не Оскар, хотя на эту премию он тоже выдвинут), в России пираты выложили ленту в сеть. И началось.

«Левиафан» отвратительный. «Понять сюжет через поток матерщины, конечно, несложно, но противно все это смотреть и слушать. Мерзкий выблевок самого мерзкого, что только можно придумать про нашу жизнь», –  пишет один провинциальный священник.

«Левиафан» прекрасный. «Абсолютно точное, верное, нужное кино о том, как мы живем. Немного карикатурное, чернушное? Ну, если хотите, то да», –  пишут с другого идеологического берега Facebook.

Левиафан – это мифический библейский зверь, дракон, олицетворяющий стихию моря и выступающий противником Божественного замысла. Он всплывает не только в текстах Писания и восточной мифологии. Томас Гоббс увидел этого зверя в государственной машине. «Дракон» Евгения Шварца – это тоже  Левиафан. «Лучший способ избавиться от дракона – это иметь своего собственного» – помните? И вот, пожалуйста.

Левиафана надо бы вытащить из киселя Баренцева моря, где у одного берега его обзывают либералом, неприлично склоняя это слово, а с другого – хвалят хотя бы за то, что «не как все», и за количество наград. Но Зверь на то и мистическое чудовище, чтобы не выползать оттуда на свет, а заманивать всех в пучину бездарных споров.

Поэтому «Левиафан» пророческий. В фальшивой и неумело показанной церковной линии (не потому, что церковники там плохие, а потому, что они не такие) нет указаний на спасение из угнетающего сумрака картины. Все слова – ложь. Но пророк говорит не от себя и порой не знает, что пророчествует. Чтобы спастись, нужно измениться. Чтобы измениться, нужно что-то понять и во что-то поверить.  Цитаты:

– Опять в церкви сидел?
– Ну, да.
– Смотрите, досидитесь там.
– До чего досидимся?
– До чего-нибудь досидитесь!

Ведь правда? Если в Церкви просто сидеть, то придут Pussy Riot и будут молиться по-своему. Если же выходить с вилами на неверующих и оправдывать террористов, которые стреляют в людей за карикатуры, то чем мы отличаемся от Pussy Riot?

Или фраза главного районного мента Степаныча:

– Нынешним время ещё не пришло. Мало исторического зазора. Пускай на стенке ещё повисят.

Тут без комментариев.

Все кончается плохо? Нет. Там ничего не кончается. Прототип главного героя – Иов – это долгая история. Есть ли выход? Да. В финальных кадрах, где епископ с кафедры проповедует о правде и истине, он говорит правильные слова. В которые сам, конечно, не верит.

– Познайте истину, и она сделает вас свободными.

А свободному человеку не нужно, чтобы другой человек горел в аду, чтобы другая страна превращалась в ядерный пепел и чтобы сила довлела над личностью.

В фильме есть ещё один малозаметный эпизод, в котором священнический хлеб отдают свиньям в корм. Так вот, если не кормить Левиафана и правильно питаться самому, то все будет хорошо.