×

Ловозёрские саамы

Ловозерские саамы в фотопроекте Киры Голиковой
+

 Медиапроект s-t-o-l.com

Саамы – малочисленный финно-угорский народ, проживающий на территории Норвегии, Швеции, Финляндии и России. Всего в этом регионе, включающем в себя Кольский полуостров, насчитывается примерно 50–60 тысяч саамов. По данным переписи населения 2010 года, в России проживает 1 771 представитель этой национальности.

Основой традиционного уклада жизни саамов вплоть до 1930-х годов были погосты. В них входили не только места постоянного и временного проживания общины, но и маршруты перекочёвок, родовые угодья и промысловые территории.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Изнаночная сторона коврика из оленьих шкур

В 1930–1970-е годы в результате коллективизации, развития военной отрасли и промышленного освоения Кольского полуострова бо́льшая часть саамских погостов была закрыта. Саамов переводили на осёдлый образ жизни и переселяли в центральную часть Мурманской области – в частности, в село Ловозеро, где с конца XIX века также проживали коми-ижемцы и ненцы.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Татьяна Кожевина, мастер традиционного саамского рукоделия, руководитель отдела ремёсел Ловозерского национального культурного центра

Переселенцы испытывали трудности, связанные с жильём и трудоустройством, потерей имущества, отрывом от родных мест. Русский язык становился языком межнационального общения; саамам приходилось переходить на методы, характерные для ижемской системы оленеводства.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Карта Воронинского погоста, который был затоплен в 60-е годы в связи с постройкой ГЭС

Авторы исследования «Переселённые группы кольских саамов» считают, что с указанными событиями связаны многие социальные, демографические и этнокультурные проблемы малого народа, в том числе значительная утрата родного языка и культуры, высокий уровень смертности, рост диспропорции в гендерной структуре саамского общества, высокий уровень безработицы по сравнению с другими жителями области.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Геннадий Лукин, работал в оленеводстве с 1970-го по 2014 год: «Для меня тундра никогда не была дикой. Я всё время весной уезжал. Начиная с 70-го года я ни разу весной в селе не был, когда грязь. В тундре постепенно тает, и всё чисто. Я с 70-го по 12-й год ни один отёл не пропустил, ни один просчёт не пропустил, даже здоровье не подводило»

 Медиапроект s-t-o-l.com

Алла Васильева, мастер традиционного саамского рукоделия: «Я родилась в Воронье, два года там прожила, нас потом оттуда выселили. Поселок Воронье был саамским, где говорили только на саамском языке. Даже когда в школу приезжали учителя, им приходилось изучать саамский язык, потому что они не могли преподавать: дети приходили со знанием саамского языка, без русского»

 Медиапроект s-t-o-l.com

Антонина Антонова ведёт факультативы по саамскому языку для детей школьного и дошкольного возраста

 Медиапроект s-t-o-l.com

Оленьи копыта. Используются в традиционном саамском рукоделии

 Медиапроект s-t-o-l.com

Мария Николаевна Калмыкова, мастер традиционного саамского рукоделия: «Нас переселили в 56-м году с Инги в Ловозеро. Отец всю жизнь в тундру ходил. Потом, когда на пенсию вышел, здесь была рыболовецкая бригада, он был бригадиром. Я ездила в тундру до 13 лет»

 Медиапроект s-t-o-l.com

Отрезы оленьих шкур, используются в традиционном саамском рукоделии

 Медиапроект s-t-o-l.com

Зинаида Маркова, сотрудница отдела по культурно-массовой работе Ловозерского национального культурного центра: «Весь мой род, Юрьевский, Железняковский, – они все занимались оленеводством. Отец у меня тоже оленевод. Всегда мы собирали ягоды, грибы, занимались рыбалкой. Я росла в тундре. В бригаде, где работал мой отец (это шестая бригада была), в основном все были саамы, и речь была, поддерживались традиции. У меня и бабушка с дедушкой – они оба саамы».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Полина Савинова, жительница города Ревда Ловозерского района

 Медиапроект s-t-o-l.com

Село Ловозеро

 Медиапроект s-t-o-l.com

Гаврил Кирилов, житель села Ловозеро, оленевод: «Я родился здесь, в Ловозере, а через месяц меня уже в тундру увезли. На оленях – раньше же не было вездеходов. Мама чумработницей была, помогала по хозяйству: они там обшивают, готовят, помогают по хозяйству».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Наталья Губанова, сотрудница Ловозерского национального культурного центра

 Медиапроект s-t-o-l.com

Оленьи рога

 Медиапроект s-t-o-l.com

Яков Яковлев после службы в армии вернулся в село Ловозеро. Работает в саамском танцевальном коллективе «Таввял Иннк» (в переводе «Северная душа»)

 Медиапроект s-t-o-l.com

Ольга Севастьянова, жительница города Ревда Ловозерского района: «Я чисто говорю на саамском языке. Знаю саамский язык как „Отче наш”. Даже в школу пошла, русский не знала. Где воспитывалась? В тундре. Всё детство было в тундре»

 Медиапроект s-t-o-l.com

Кабинет в Северном национальном колледже, село Ловозеро

 Медиапроект s-t-o-l.com

Валентина Кириллова работала диктором на Кольском саамском радио, занималась подготовкой материалов на саамском языке

 Медиапроект s-t-o-l.com

Александр Совкин, житель села Ловозеро

 Медиапроект s-t-o-l.com

Танцевальный зал в Ловозерском центре развития культуры и досуга

 Медиапроект s-t-o-l.com

Пётр Николаевич Галкин, оленевод, сейчас на пенсии

 Медиапроект s-t-o-l.com

Серафима Терентьева, сотрудница отдела ремёсел Ловозерского национального культурного центра: «Я понимаю, что я тоже саами, хоть и не на сто процентов чистокровная. Если посчитать, то двадцать пять процентов есть, может быть. Но я всё равно чувствую себя ближе к их культуре, саамской. Мне она нравится, и я в ней есть. Много кто в Ловозере у нас говорит: ну что ты, какая ты саамка. Я говорю: я же занимаюсь этой культурой, как-то продвигаю, пытаюсь. Почему я не могу считать себя саами, если у меня хоть что-то есть»

 Медиапроект s-t-o-l.com

В таком виде сушится внутренний олений жир, который позже топится на огне и употребляется в пищу

 Медиапроект s-t-o-l.com

Евгений Сапельников, сотрудник Ловозерского национального культурного центра