×

Люди, молчащие о себе

Вышла книга воспоминаний об отце Михаиле Шике и его жене Наталии Шаховской-Шик
+

В издательстве КПФ «Преображение» вышел двухтомник о священнике Михаиле Шике и его супруге Наталии Шаховской-Шик. Название – «Перевернуть мир» – это цитата из воспоминаний Натальи Дмитриевны «Послание к детям»: будучи гимназисткой, со свойственным юности максимализмом она мечтала «о подвигах и славе». Но потом поняла, что переворачивать мир не нужно, это давно сделал Христос. Задача человека же – ежедневно, ежечасно переворачивать самого себя, чтобы познавать цену вещей. Эта мысль ярко отражает суть личностей, которым посвящена эта книга, и путь их семейной жизни.

Настоящее издание является продолжением двухтомника «Непридуманные судьбы на фоне ушедшего века», содержащего переписку священника Михаила Шика (1887–1937) со своей супругой Натальей Дмитриевной Шаховской-Шик (1890–1942), дочерью князя Дмитрия Ивановича Шаховского, внука декабриста, внучатого племянника Чаадаева, расстрелянного в 1939 году. Эта «Искалка неугомонная», как называл Наталью отец,  и её супруг – священник Михаил Шик – нашли в результате свой путь: «тихое служение, упорная работа, бескорыстие, высокая требовательность к себе и милосердие к людям», что в те годы было не меньшим подвигом, чем громкое и признанное властями общественное служение.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Двухтомник «Перевернуть мир», о священнике Михаиле Шике и Наталии Шаховской-Шик. Фото Издательство: КПФ «Преображение»

Малоярославец, где большая семья Шаховских-Шик поселилась в 1931 году, стал центром жизни «101-го километра», убежищем для тех, кому нельзя было приближаться к Москве менее чем на сто километров.  Дом их стал центром притяжения: здесь собрались родные, друзья, сюда приезжали духовные чада отца Михаила. Он тайно продолжал служить вплоть до своего ареста: сначала в его кабинете была устроена домовая церковь, потом для богослужений сделали специальную пристройку.

Сохранилось свидетельство Валерии Пришвиной, которая приезжала в Малоярославец: «Я увидела людей, молчащих о себе и светящихся лаской к человеку. Это были праведники». 27 сентября 1937 года отец Михаил был расстрелян на Бутовском полигоне.

В результате получилась настоящая «сага» о христианской семье на фоне эпохи

Важную часть издания составляют воспоминания детей – а их в семье было пятеро – о родителях, о детстве, доме и окружении. Книга «Перевернуть мир» сознательно  готовилась как сборник документов, свидетельств, а не как литературное произведение. Тем не менее в результате получилась настоящая «сага» о христианской семье на фоне эпохи.

«Эта переписка показывает нам, какую силу и в то же время смирение даёт жизнь по Вере и заповедям Христовым. И как это позволяет сохранить и приумножить в себе человеческий образ, а значит, образ Божий», – пишет  о книге священник Георгий Кочетков.

Автор предисловия к первому тому писательница Людмила Улицкая была очень близка семье Шаховских: её муж, скульптор Андрей Красулин, дружил с художником Дмитрием Шаховским, сыном отца Михаила. Людмила Евгеньевна рассказала «Столу», что значит для неё выход книги о людях, которые стали ей практически семьёй, и о том, какую важность представляют эти воспоминания сегодня для всех нас.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Людмила Улицкая. Фото: sfi.ru

– Я очень рада, что вышла эта книжка. История нашей страны время от времени проходит цензуру: в школе мы учили одну историю, мои дети – другую, думаю, что внуки изучают третью. Единственная история, которая не фальсифицирована, – это история личная. Когда история страны просматривается через биографию человека, она достоверна.

– Чувство собственного достоинства советскому человеку было неведомо, оно было истреблено, оно было лишним и неудобным для управления

Чувство собственного достоинства советскому человеку было неведомо, оно было истреблено, оно было лишним и неудобным для управления. В этом смысле книга «Переворачивая мир» – учебник нравственности. Отец Михаил Шик и Дима были люди-компасы, которым можно было задать вопрос и не сомневаться, что ответ будет правильный.

Каждого, с кем они общались, они в какой-то степени формировали. Это были люди безукоризненно правильного поведения.

Когда мы познакомились с Димой Шаховским, а это было очень давно, 50 лет назад, я ему сильно не нравилась.  Для меня это было некоторым испытанием: я к нему относилась с уважением, он мне казался образцовым человеком. Тогда я для себя решила проблему не взаимной любви: я понимала:то, что он ко мне критически относится, не должно влиять на моё восхищённое отношение. И так прошло лет двадцать. А потом настал момент, когда он мне позвонил и сказала: «Люськ, я хотел с тобой посоветоваться…». И тут я поняла, что отношение его ко мне давно изменилось, он принял меня в круг своих друзей. Дима был для всех нас нравственным образцом. Во всех отношениях это был удивительно точный человек, было всегда ощущение, что он знает то, чего мы не знаем. В каждом сообществе всегда есть центр кристаллизации. И Дима был такой точкой для многих людей. Его мнения, даже невысказанные, всегда для нашего круга были чрезвычайно важны. Он был, с одной стороны, очень сдержан (эмоциональных реакций я от него не помню), но точен. Точность его высказывания, жеста была совершенно уникальной, как и в его художнической работе.

Книга «Перевернуть мир» посвящена священнику Михаилу Шику и Наталье Шаховской-Шик – это Димины родители. Конечно, мы никого из них не застали. Димин отец был расстрелян в 37-м году, а мама умерла в 1942-м, так и не узнав об этом. В те годы присылали после ареста бумажку, где было написано «10 лет без права переписки». Тогда ещё не знали, что это означает уже совершенный расстрел. Она жила надеждой, что он жив. В этой книжке есть потрясающее письмо, оно незаконченное, прерванное – как раз кончается на той ноте, что она ждёт этой встречи. И письмо это имеет некоторый подтекст, потому что о том, где произойдёт эта встреча, ничего не сказано. Они были глубоко верующими людьми, и я думаю, что их надежды не были обмануты и где-то в том пространстве, о котором мы ничего не знаем, они всё-таки смогли друг друга увидеть. На это уповаем. Теперь, когда Димы тоже нет, можно только думать, что в том неопределённом пространстве наши любимые близкие люди если нас не ожидают, то о нас помнят.

Как сохранить память сегодня? Книга – самое крепкое, надёжное доказательство того, что человек есть. Человек умирает – текст остаётся.

– Эта книга, как выяснилось, оказалась гораздо более значимой для Запада, который понял что-то о жизни России, и гораздо менее – для России

В книге «Перевернуть мир» воспоминания о людях, чьи имена были вычеркнуты из русской культуры. И сейчас они вернулись. Но, к моему большому огорчению, это оказалось не так значимо, как когда-то было для нас. Книги Флоренского или Бердяева были драгоценностью, которая передавалась из рук в руки, а когда они появились в магазине, оказалось, что все, кому надо её прочитать, её уже прочитали. В особенности это касается «Архипелага ГУЛАГ» Солженицына. Эта книга, прочитанная нами тогда, во многом перевернула сознание. А в начале 90-х этого не произошло. Эта книга, как выяснилось, оказалась гораздо более значимой для Запада, который понял что-то о жизни России, и гораздо менее – для России. Она была плохо прочитана. Если бы она была прочитана хорошо, то сегодня руководил бы нашей страной не человек родом из КГБ, а кто-то другой: из другой структуры, с другим мировоззрением и мировосприятием. Это большая наша национальная беда, что «Архипелаг ГУЛАГ» не был прочитан.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Встреча, посвященная священномученику Михаилу Шику и Наталии Шаховской, на выставке non fiction в Москве, 26 марта 2021 года. Фото: sfi.ru

Но у нашего поколения, нашего круга есть личный опыт прикосновения к этой мучительной истории страны: Димин отец расстрелян, мать умерла в больнице, мои оба деда отсидели в лагерях.

Сегодня об этом пишут воспоминания, и, по-моему, они опять не доходят до сознания людей, которым это адресовано. К сожалению. Последнее время мы встречаемся с молодыми людьми, у которых Советский Союз вызывает симпатию, интерес и некоторую ностальгию. Причём забавно, что ностальгию испытывают люди, которые не жили в то время. Откуда психологически это происходит – я не понимаю. Может быть, это малое чтение, может, отсутствие интереса, может, поглощённость сиюминутной жизнью. Потому что надо сказать, что сегодняшняя жизнь во многом отличается от нашей жизни лет  50 тому назад. Для нас единственным развлечением было чтение, изредка театр, очень редко кино. Очень многие вещи интересные для нас были под запретом. Сегодня море информации, даже не море, а поток, который на тебя направлен, и тебя просто сносит. Очень трудно выбрать из этого то, что питательно, отделить важное от неважного и ориентироваться на что-то более высокое. Аналогия такая: приходит человек в магазин покупать еду и долго рассматривает коробочку: дату изготовления, что там содержится, столько жиров, белка. Этот же самый процесс должен происходить над каждой книгой: что мы берём в руки, чем загружаем мозг. Это экология сознания, потому что мусора на рынке чтения огромное количество. Экология чтения – очень важная вещь.

Включить уведомления    Да Нет