×
Громкий скандал на пустом месте: книжные магазины страны в пылу борьбы со свастикой прекратили продажу знаменитого антифашистского комикса «Маус» Арта Шпигельмана, в котором рассказывается о жизни семейства польских евреев во время Холокоста
+

В итоге эта книга за считанные дни стала лидером он-лайн продаж в стране. «Стол» решил выяснить, почему эта книга, отмеченная в 1992 году Пулитцеровской премией, вызвала столь огромный резонанс.

О чем эта книга?

Родители Арта Шпигельмана – автора комикса – пережили Холокост. После окончания войны они переехали в Швецию, а затем в США. Арт вырос в Нью-Йорке, закончил Высшую школу искусства и дизайна, стал рисовать комиксы. В 1986 году он издал первый том комиксов, основанных на рассказах его отца Владека Шпигельмана, бывшего узника концлагеря Аушвиц. Также в книге есть его разговоры с выросшим сыном, которые происходят в середине 80-х годов в США – таким образом, в книге затрагиваются отношения между поколениями и проблема памяти о величайшей трагедии в истории.

В 1991 году вышел второй том «Мауса», а в 1992 году Арт Шпигельман получил за свою работу Пулитцеровскую премию. Интересно, что жюри обошло вопрос, художественная это книга или нон-фикшн, но так или иначе, произведение Шпигельмана стало первым комиксом, получившим такую важную премию, и буквально в одночасье вывело весь жанр из гетто.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Обложки первого и второго тома комикса «Маус: Рассказ выжившего». 1986 и 1992 годы

Причем здесь мыши?

«Маус» – не первая книга на тему уничтожения евреев, но одно из первых произведений, поместивших Холокост в контекст поп-культуры. Евреи в комиксе представлены в образе мышей, а немцы в образе кошек, поляки – как свиньи и т.п. Шпигельман уверен: такой прием подчеркивает примитивность мышления нацистов и их стремление стратификации людей на нации. В книге есть момент, когда в концлагерь попадает еврей, заявляющий, что он немец, – и автор не может определиться, рисовать его в виде мыши или кошки. Арт Шпигельман так объяснял свое решение: «Люди до сих пор спрашивают меня, почему я сделал “Мауса” в виде комикса. Ну а как иначе? Я рисую комиксы, это мой язык. В тот момент это казалось естественным – рассказать эту историю так. В итоге «Маус» изменил всю культурную парадигму. Комиксы перестали быть легкомысленным развлечением для детей. Я и остальные художники до сих пор расхлебываем последствия. После 1992-го все мало-мальски серьезные комиксы сравнивают с «Маусом».

У комикса, конечно, сразу появилась масса противников – его обвиняли в тривиализации трагедии, против него протестовали в Польше, поначалу его даже боялись печатать издательства.

Почему его изъяли из продажи?

Накануне Дня Победы сотрудники департамента торговли, а также департамента региональной безопасности мэрии Москвы провели рейды по магазинам на наличие товаров с нацистской символикой. Как сообщил глава ведомства Алексей Майоров, было обследовано более 1,7 тысячи торговых мест, в ходе рейда выявлено 17 товаров предположительно с элементами нацистской символики: книги, сборные игрушки и модели и шахматы. Одной из этих книг и оказался «Маус», на обложке которого была изображена свастика. Как заявили чиновники, в России запрещена публичная демонстрация нацистской символики и атрибутики. Не помогли даже доводы издательств, что схематичный символ, изображенный на обложке книги, не нарушает ни один из законов РФ – использование запрещенных символов без целей пропаганды не является нарушением закона «О противодействии экстремистской деятельности».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Арт Шпигельман. Фото: Mark Sagliocco/Getty Images)

Мнения

Арт Шпигельман:

«Это очень досадно, потому что моя книга – о памяти. Впрочем, я не думаю, что это было намеренно направлено против “Мауса”. Это очевидно. Думаю, что этот закон намеренно оказал эффект, который состоит в подавлении свободы выражения своих мнений в России. Похоже, вся цель в том, чтобы припугнуть всех, выражающих свое мнение… Я снимаю шляпу перед Днем Победы и показываю средний палец попыткам подавить выражение мнений».

Варвара Горностаева, главный редактор издательства Corpus:

«К счастью, не все книжные магазины одинаково трусливы и сервильны. Вот, например, коллеги из питерской сети “Буквоед” прислали нам трогательные слова поддержки: “Как там дела с “Маусом”? Мы – с вами, так и знайте. У нас за несколько дней распроданы почти все остатки этого графического романа”».

Как в СССР боролись со свастикой?

В 1935 году во время VII конгресса Коминтерна фотограф Лоскутов снял Иосифа Сталина и генсека исполкома Коминтерна Георгия Димитрова. Фотографию опубликовали многие советские и иностранные издания. Тем временем Главлит обнаружил на снимке фашистский символ: «На снимке пряди волос на лбу у тов. Димитрова так переплетены, что получается впечатление подрисованной свастики». Заместитель начальника Главлита Таняев запретил в дальнейшем публиковать эту фотографию.

В 1937 году бдительный товарищ Глазко, управляющий Московской областной конторы Метизсбыта, заметил, что лопасти маслобойки имеют форму свастики. В ходе расследования выяснилось, что автором этого идеологического вредительства стал начальник цеха московского завода № 29 гражданин Краузе – немец по национальности! В итоге дело на Краузе было передано в НКВД, все выпущенные «фашистские» маслобойки (таковых оказалось 60 тысяч штук)   приказали изъять и заменить новыми – с идеологически выверенными лопатками.