×

«С Украиной будет чрезвычайно больно»  

Отношения трёх народов – белорусского, русского и украинского, которые принято было называть братскими, – всё более становятся предметом политических раздоров и просто бытовых споров. «Стол» в годовщину смерти Александра Солженицына, тесно связанного со всеми тремя, подобрал наиболее острые и пророческие его высказывания о белорусах, русских и украинцах
+

«…Сам я – едва не наполовину украинец и в ранние годы рос при звуках украинской речи… Украинское и русское соединяются у меня и в крови, и в сердце, и в мыслях… Я вырос в совместном влиянии этих обеих культур и никогда не видел и не вижу антагонизма между ними… А в скорбной Белоруссии я провёл большую часть своих фронтовых лет и до пронзительности полюбил её печальную скудость и её кроткий народ. К тем и другим я обращаюсь не извне, а как свой…»

* * *

«Не сбылись предсказания Передового Учения, что национализм увядает. В век атома и кибернетики он почему-то расцвёл. И подходит время нам, нравится или не нравится, – платить по всем векселям о самоопределении, о независимости, – самим платить, а не ждать, что будут нас жечь на кострах, в реках топить и обезглавливать». 

* * *

«Великая ли мы нация, мы должны доказать не огромностью территории, не числом подопечных народов, – но величием поступков. И глубиною вспашки того, что нам останется за вычетом земель, которые жить с нами не захотят». 

* * *

«С Украиной будет чрезвычайно больно. Но надо знать их общий накал сейчас. Раз не уладилось за века – значит, выпало проявить благоразумие нам. Мы обязаны отдать решение им самим – федералистам или сепаратистам, кто у них кого убедит… Пусть поживут, попробуют. Они быстро ощутят, что не все проблемы решаются отделением…. Не вся Украина в её сегодняшних формальных советских границах есть действительно Украина. Какие-то левобережные области безусловно тяготеют к России. А уж Крым приписал к Украине Хрущёв и вовсе с дубу».

* * *

«Никто никого не может держать при себе силой, ни от какой из спорящих сторон не может быть применено насилие ни к другой стороне, ни к своей собственной, ни к народу в целом, ни к любому малому меньшинству, включённому в него, – ибо в каждом меньшинстве оказывается своё меньшинство». 

* * *

«Топнуть ногой и крикнуть “моё!” – самый простой путь. Неизмеримо трудней произнести: “кто хочет жить – живите!”»

* * *

«В моём сердечном ощущении нет места для русско-украинского конфликта, и если, упаси нас Бог, дошло бы до края, могу сказать: никогда, ни при каких обстоятельствах, ни сам я не пойду, ни сыновей своих не пущу на русско-украинскую стычку, – как бы ни тянули нас к ней безумные головы».

* * *

«Да народ наш и разделялся на три ветви лишь по грозной беде монгольского нашествия да польской колонизации. Это всё – придуманная невдавне фальшь, что чуть не с IX века существовал особый украинский народ с особым не-русским языком. Мы все вместе истекли из драгоценного Киева, “откуду русская земля стала есть”».

* * *

«Одни и те же князья правили нами… И такое же единство в служении митрополитов. Народ Киевской Руси и создал Московское государство. В Литве и Польше белорусы и малороссы сознавали себя русскими и боролись против ополяченья и окатоличенья. Возврат этих земель в Россию был всеми тогда осознаваем как воссоединение». 

* * *

«Коммунизм – и русские, и украинцы испытали на своей шее в застенках ЧК с 1918 года... Он (коммунизм) выгреб в Поволжье даже семенное зерно и отдал 29 русских губерний засухе и вымирательному голоду 1921–22 года. И тот же самый коммунизм предательски затолкал Украину в такой же беспощадный голод 1932–33. И вместе перенеся от коммунистов общую кнуто-расстрельную коллективизацию, – неужели мы этими кровными страданиями не соединены?»

* * *

«В Австрии и в 1848-м галичане ещё называли свой национальный совет – “Головна Русска Рада”. Но затем в отторгнутой Галиции, при австрийской подтравке, были выращены искажённый украинский ненародный язык, нашпигованный немецкими и польскими словами, и соблазн отучить карпатороссов от русской речи, и соблазн полного всеукраинского сепаратизма, который у вождей нынешней эмиграции прорывается то лубочным невежеством, что Владимир Святой “был украинец”, то уже невменяемым накалом: нехай живе коммунизм, абы сгубились москали!»

* * *

«Отделять Украину – значит резать через миллионы семей и людей: какая перемесь населения; целые области с русским перевесом; сколько людей, затрудняющихся выбрать себе национальность из двух; сколькие – смешанного происхождения; сколько смешанных браков – да их никто “смешанными” до сих пор не считал. В толще основного населения нет и тени нетерпимости между украинцами и русскими».

* * *

«С дружелюбием и радостью должен быть распахнут путь украинской и белорусской культуре не только на территории Украины и Белоруссии, но и Великороссии. Как формулировал М.П. Драгоманов: “Неразделимо, но и не смесимо”». 

* * *

«Когда на Западной Украине валят памятники Ленину (туда им и дорога!), – почему же западные украинцы страстнее всех хотят, чтобы Украина имела именно  л е н и н с к и е  границы, дарованные ей батюшкой Лениным, когда он искал как-то ублаготворить её за лишение независимости – и прирезал к ней от веку Украиной не бывшие Новороссию (Югороссию), Донбасс (оторвать бассейн Донца от донских “контрреволюционных” влияний) и значительные части Левобережья. (А Хрущев с маху “подарил” и Крым.) И теперь украинские националисты броней стоят за эти “священные” ленинские границы?»

* * *

«Те, кто во Львове и Киеве наконец-то валят памятники Ленину, – почему же поклоняются как священным фальшивым ленинским границам, на кровавой заре советской власти во многих местах прочерченным лишь для того, чтобы купить стабильность коммунистическому режиму? При решимости Украины полностью отделиться, на что её право несомненно, – такой валовой подсчёт голосов в этих границах может оказаться непоправимым для судьбы многих миллионов русского населения. И создадутся напряжённые зоны на будущее».

* * *

«После московского августовского сокрушения коммунизма – для республик впервые открылась реальная возможность становиться отдельными государствами… Дай Бог каждому новому государству стать на ноги благополучно… Однако не будет добра, если первые же шаги независимостей сопроводятся подавлением частей населения – новообразующихся национальных меньшинств. …Не лишат ли меньшинства права обучать своих детей на родном языке, как коммунисты лишали? Наш общий горький советский опыт достаточно нас убедил, что никаким государственным смыслом нельзя оправдывать насилие над людьми. Всем должна быть обеспечена нестеснённая спокойная жизнь».

* * *

«Россия ни в какой форме не смеет равнодушно предать многомиллионное русское население на Украине, отречься от нашего единства с ним».

* * *

«Соседями нам быть – всегда. Будем же соседями добрыми… Мы вместе перестрадали советское время, вместе попали в этот котлован – вместе и выберемся».

Вперёд
Homo sanatorium
Включить уведомления    Да Нет