А был ли Патрик?

В 2017 году РПЦ впервые на общецерковном уровне отпразднует память одного из самых популярных на Западе святых – святого Патрика. «Стол» попытался реконструировать подлинную биографию нового православного подвижника, отделяя факты от чудес

Имя святого Патрика окружено таким множеством легенд, что некоторые историки даже высказывают предположение, что это собирательный образ, сложившийся из жизнеописаний нескольких христианских миссионеров, подвизавшихся в Ирландии.

Впрочем, среди множества разрозненных фактов и мифов, неизбежных при составлении житий, всё же можно различить сведения, похожие на биографию «настоящего» Патрика. Тем более что до нас дошёл ценный документ той эпохи – «Исповедь», принадлежащая перу некоего Патрика, которого и принято считать тем самым легендарным святым, крестившим Ирландию. И хотя биографических сведений в этом источнике не так много, расставить основные вехи в жизнеописании миссионера он позволяет.

Родился будущий святой в Британии в богатой и знатной семье дьякона Кальпурния, который, в свою очередь, был сыном священника Потита. Сведения о дате рождения Патрика сильно разнятся, но, вероятнее всего, это последняя четверть IV века. Есть свидетельства, что Патрик – имя, приобретённое им уже взрослым, а в детстве у него было два других имени: Суккат – кельтское, данное при рождении, и Магон – латинское, наречённое при крещении.

В юности Магон, по его собственным словам, не отличался набожностью и благочестием и был непослушен священникам. «Я не познал ещё истинного Бога», – пишет он. И то, что с ним случилось в 16 лет, святой считает справедливым воздаянием за свои грехи и неверие. Произошло событие, перевернувшее всю его жизнь: на загородную усадьбу семьи Магона напали разбойники, похитили хозяйского сына и «со многими тысячами» отвезли в Ирландию.

В рабстве, которое продолжалось шесть лет, Магон был поставлен пасти овец. Именно к этому времени относят появление его третьего имени – Патрик. Хозяин Магона как бы в насмешку над аристократическим происхождением своего пастуха дает ему прозвище Cothrige, что означало на местном наречии «знатный человек». Со временем это прозвище было переведено на латинский и получилось Патриций, или Патрикий, а коротко – Патрик.

По словам Патрика, только в плену он наконец смог узреть свои грехи и обратиться всем сердцем к Богу. Об этом периоде своей жизни, связанном с покаянием, святой подробно пишет в «Исповеди». «Дух мой побуждал меня к тому, что за день я произносил до ста молитв и почти столько же ночью, – и так даже тогда, когда находился в лесу или в горах, и я просыпался до восхода, чтобы молиться», – говорит он. Патрик вспоминает, что молился «в снегу, на ледяном холоде, под дождем», ни разу не поленился – и ни разу не заболел. «Ибо, как я вижу теперь, дух полыхал во мне в те дни», – пишет он.

Уже в старости святой вспоминает годы плена как самое светлое и благодатное время в своей жизни. Возможно, поэтому прозвище Патрик, данное пастуху, чтобы его унизить, юноша полюбил как свое новое имя, знаменовавшее начало новой жизни, в «Исповеди» упоминает уже только его, с ним же и прославлен в лике святых.

Из плена Патрику удалось бежать через шесть лет. Пройдя около двухсот миль, беглец достиг побережья, где попросился на отбывавший корабль. Неясно, как долго плавал он с моряками вдоль необитаемых берегов Британии и Галлии (современной Франции), но в итоге Патрик оказывается дома.

Не успели, однако, родные до конца осознать свою радость – ведь никто уже и не надеялся увидеть Магона живым, – как вернувшийся из плена молодой человек получает во сне откровение вернуться в Ирландию к своим мучителям и проповедовать там Христа распятого и воскресшего.

Дальнейшая жизнь Патрика, связанная с принятием епископского сана и возвращением в Ирландию в качестве миссионера, в «Исповеди» отражена очень скудно – в виде косвенных упоминаний и намёков. О ней принято судить, опираясь на другие источники, которые, во всяком случае, не противоречат отрывочным сведениям, изложенным в этом документе.

Известно, что в Ирландию Патрик отправился не тотчас после полученного откровения. Первым делом он едет в Галлию к Герману, епископу Осерскому, где проходит обучение и становится служителем церкви. Есть упоминания о рукоположении его Германом в дьяконы, а затем (вероятно, им же) в епископы. Святой Герман Осерский, кстати, тоже вошёл в месяцеслов РПЦ наряду с Патриком и ещё 13 западными святыми.

Сам Патрик до конца жизни был невысокого мнения о своей учёности, так как в «Исповеди» то и дело называет себя «невеждой», «грешным неучем» и т.п. И действительно, текст «Исповеди» написан на довольно плохой латыни. Это, однако, не помешало успеху его миссии в Ирландии.

Святой Патрик обращается к королям Ирландии. Витраж в Успенском Соборе в Карлоу

Туда Патрик едет уже в епископском сане в 432 году. Миссионерское путешествие святого по этой стране настолько мифологизировано, что вычитать реальные факты биографии в череде стандартных чудес довольно сложно. Можно судить о том, что племена друидов встретили христиан довольно враждебно. Слух о скором появлении миссионеров, видимо, прошёл здесь заблаговременно, и первая попытка высадиться в Ирландии окончилась неудачей: местные жители стали забрасывать прибывших камнями. Британцы не стали вступать с ними в бой и вернулись на корабль.

Вторая высадка в устье реки Бойн оказалась более успешной. Жители тех мест с интересом слушали проповедь. Успех миссии был обусловлен, в частности, тем, что проповедь звучала на ирландском языке, а не на латыни, непонятной большинству.

В своей «Исповеди» святой упоминает о крещении тысяч людей в ирландских землях. Большинство из них, судя по описаниям, были рабами, женщинами и молодыми людьми. В других источниках говорится, что удавалось обращать и богатых землевладельцев, и местных вождей. Один из таких обращённых вождей, по преданию, пожертвовал просторный амбар для устройства в нём первого храма.

После первых успехов своей миссии в Ирландии Патрик со своими спутниками направляется во владения бывшего своего хозяина. Однако обратить ко Христу своего обидчика святому не удалось. Решив, что бывший раб вернулся, чтобы отомстить ему, вождь заперся в доме, собрав всё своё добро и поджёг его.

В «Анналах четырёх мастеров» (исторических хрониках средневековой Ирландии) говорится об основании Патриком на острове 600 церквей и крещении лично им более 120 000 ирландцев.

Учитывая, что большинство местных вождей поддерживали жрецов-друидов и были ярыми противниками Патрика, насаждать христианство «сверху», опираясь на авторитет правителя, не получалось. В «Исповеди» Патрик признаётся, что в целях миссии подкупал иногда королей и судей подарками. Не исключено также, что святому действительно (как о том рассказывают легенды) приходилось состязаться с языческими жрецами, доказывая преимущество и «эффективность» веры во Христа по сравнению с местными верованиями. Отсюда и предание о пасхальном огне, который Патрик демонстративно разжёг в ночь, когда по всей стране было строго запрещено зажигать огни, – до того, как запылал первый факел во дворце короля. Так отмечался языческий праздник Тара.

Знаменитый трилистник, ставший символом святого Патрика, также, скорее всего, свидетельствует о попытке вдохнуть христианский дух и смысл в языческие традиции и священные знаки. Считается, что миссионер использовал его для объяснения друидам догмата о Троице.

Предположительное место захоронения святого Патрика

В ирландских анналах сохранилось несколько дат смерти святого Патрика. Места захоронения также разнятся. Поэтому и существует гипотеза о двух или трёх миссионерах Патриках, чьи жизнеописания на каком-то этапе слились воедино. Как бы то ни было, днём смерти святого (а следовательно, и днём его памяти) считается 17 марта по современному календарю. Православная церковь будет вспоминать его 30 марта (17 марта по юлианскому календарю).

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ