«Что делать священнику, которого предал епископ?»

Канонизированный в 2000 году о. Сергий Мечёв на момент своей смерти 6 января 1942 года – под Рождество – уже 10 лет как был отлучён от церкви, оставаясь Ей верен

Отец Сергий Мечёв. Фото: fond.ru

У НКВД было достаточно данных на него: сын «служителя религиозного культа» отца Алексея Мечёва в 1929 году был обвинён в создании антисоветской группы, арестован и выслан из Москвы вместе с двумя священниками и девятью прихожанами. Затем в 1931-м указом Священного Синода «отлучён от православной церкви и запрещён в священнослужении» весь приход и клир храма, где служил о. Сергий, – в церкви Святителя Николая в Клённиках (Маросейка, красный храм, находящийся у метро с верхнего Китай-Города). В 1933 году судим по 58-й статье, после чего отправлен на 5 лет в исправительно-трудовой лагерь. Ссылку отбывал сначала в Кадникове и Архангельске, затем в Свирлаге, потом на  строительстве Рыбинской плотины (станция Переборы Ярославской области). Несмотря на противодействие со стороны властей, всё больше людей собиралось вокруг о. Сергия Мечёва.

Церковь Святителя Николая в Клённиках. Фото: Ludvig14 / Wikipedia

Отец Сергий всегда поддерживал связь со своей духовной и кровной семьей:

– Дорогим моим милым деткам шлю сердечный привет. Земно кланяюсь каждому в отдельности и прошу прощения за всё. Не плачьте, не тоскуйте. Радоваться нужно, что и мне Господь уделил нечто из общей чаши страдания. Бог даст, найдутся и у вас, и у меня силы перенести это новое испытание. Душа моя всегда с вами… Теперь и слепые-то начинают видеть. Зачем же видящим терять очи?

В кротости, смирении, терпении идите на предлежащее вам как детям отца вашего. Не покидайте его своим единомыслием, и Господь даст ему возможность утешиться этим в труднейшие минуты грядущих лет. Ведь и ему трудно. Простите, милые. Простите, дорогие, простите, любимые. Нездоров сейчас, поэтому пишу несвязно. Сердца же ваши любящие связуют слова мои воедино. Христос с вами. Помню, люблю, молюсь.

– Помолитесь за меня в этот великий день, попросите и за меня у Батюшки прощения. Верю, что нет на земле пространственной дальности. Христос силен и расстоящаяся собрать в соединение. В этот день будем духом вместе, и вы, уходя из дома Божия, припадите к моим преподобным – земному моему Ангелу и моему покровителю, прося их принять ваше покаяние. Господь же обновит мою память, и я отсюда благословлю каждого. Вы же простите тогда припадающего к вашим стопам, просящего у вас прощение отца вашего грешного и недостойного иерея Сергия.

Отец Сергий Мечёв. Фото: fond.ru

Дома о. Сергий почти не бывал: жена – матушка Евфросиния Николаевна, трое дочерей и сын его почти не видели, физического воссоединения всей семьи так и не произошло. В 1932 году матушку также арестовали и выслали в Кадников, куда она приехала с младшей дочкой Аней. Матушка Евфросиния, о. Сергий и дочка Анна пробыли вместе совсем недолго. Попечение над старшими тремя детьми, оставшимися в Москве, взял брат матушки – Глеб Николаевич.

– Вы – мой путь ко Христу. Как же теперь пойду без вас? С глазами, полными слёз, шепчу слова молитвы: «Да будет, Господи, воля Твоя и во мне, грешнем». Не забывайте меня! Помните, чему учил вас, хотя и недостойно (Из письма духовной общине).

Особенно  тяжело далось пребывание в Свирлаге, где отбывали срок в основном уголовники. Они постоянно обкрадывали отца Сергия, поэтому, по его же воспоминаниям, ему часто приходилось ходить без верхней одежды и босым. Матушка с детьми даже приезжала к нему, пытаясь снимать жильё где-то неподалеку. Однако о. Сергий не позволил им находиться вблизи этого места, семья вернулась в Москву.

Кроме физических издевательств, на него ещё давили морально. Точнее, в первую очередь  морально. Сохранились записи от 1935 года врача-психиатра, который обследовал о. Сергия в Свирлаге: «Первым был мною освидетельствован известный всей Москве профессор-протоиерей о. Сергий Мечёв. У него оказалось реактивное состояние после допросов, на которых ему сообщили о расстреле его жены и детей. Мне удалось содействовать его отправке в тюремную больницу им. Гааза на испытание к гуманному профессору Оршанскому, который, как я надеялся, смог бы устроить о. Сергию свидание с его родными. Я был убеждён, что его родные не расстреляны, а ложным сообщением об их смерти только мучили священника». Психиатр, слава Богу, был прав.

Когда же в 37 году срок заключения заканчивается и матушка с детьми оказываются дома, в Москве, о. Сергию, естественно, запрещают к ним возвращаться. Батюшка решает поехать работать фельдшером (светское образование – незаконченное медицинское, затем филологическое) в город Калинин Тверской области. Отец Сергий ни в каком состоянии не забывает о духовной общине: переписка идёт практически всё время. Находясь в бегах, прихожане маросейской общины разбросаны по всей территории СССР, отчего о. Сергий чувствует необходимость дополнительного попечения над ними. Для этого нужно было рукоположить в священники старших в общине, чтобы те могли жить более целостным и спокойным церковным чином (по мере возможности в тех условиях) в период отсутствия о. Сергия. О своих планах он рассказывает, как ему кажется, доверенному лицу из соседнего села Завидова Калининской области епископу Мануилу (Лемешевскому), который мог бы рукоположить прихожан общины. Он также отсидел 5 лет на Соловках и 4 года в Мариинских лагерях. Но епископ тайно сотрудничал со спецслужбами. Когда же 1 мая 1939 года владыку пришли арестовывать, он дал подробные показания об о. Сергии. «Что делать священнику, которого предал епископ?» – размышляет о. Сергий. 

Оптинский старец и большой друг семьи Мечёвых отец Нектарий Тихонов говорил: «Ты знала отца Алексея? Его знала вся Москва, а отца Сергия пока знает только пол-Москвы. Но он будет больше отца». 

Священномученик Сергий Мечёв с членами «маросейской» общины. Фото: sfi.ru

7 июля 1941 года, на Рождество Иоанна Предтечи, за ним пришли и заключили в тюрьму Ярославского УНКВД. Причина звучала так: «Ведёт работу по созданию подпольных т.н. “катакомбных церквей”, насаждает тайное монашество по типу иезуитских орденов и на этой основе организует антисоветские элементы для активной борьбы с Советской властью». 22 ноября Военный трибунал войск НКВД Ярославской области обвинил его по статьям 58-2, 58-11 УК РСФСР как «руководителя антисоветской организации». Приговор: высшая мера наказания – расстрел «без конфискации имущества за отсутствием имущества у осуждённого». После долгих пыток 6 января 1942 года о. Сергий Мечёв был расстрелян. Никого из общины он не выдал.

Погребён в общей могиле, его тело до сих пор не найдено. Евфросиния Николаевна пережила батюшку на 17 лет. По рукописным воспоминаниям их дочери Елизаветы Сергеевны, матушка не разрешала брать вещи о. Сергия,  приговаривая: «А старичок вернётся, что он будет носить?».

Обложки книг о. Сергия Мечёва «Друг друга тяготы носите». Фото: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет

Отрывки взяты из книги о. Сергия Мечёва «Друг друга тяготы носите», а также из рукописного труда «Письма общине из ссылки»

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ