Почему в России преследуют Свидетелей Иеговы*

Минюст внёс в список экстремистских материалов приложение для Свидетелей Иеговы* «JW Library», а в регионах продолжают приговаривать последователей этого движения к реальным срокам заключения. «Стол» побеседовал с экспертом правозащитного центра «Сова»** Марией Кравченко о том, почему в России с особой жестокостью преследуют этих людей и стоит ли ожидать спада репрессий в связи с недавним постановлением Верховного суда

Собрание Свидетелей Иеговы. Фото: DroitTJ/wikimedia.org

Свидетели Иеговы религиозное движение, основанное американским проповедником Чарльзом Расселом в 1870-е годы. Источником вероучения является труд Рассела «Исследование Писаний». В отличие от христиан, Свидетели Иеговы не принимают учения о Троице, хотя и считают Иисуса Христа сыном Бога. Они отрицают почитание креста (считают, что Иисус был распят на столбе) и икон, не празднуют Рождество Христово и Пасху, но при этом верят, что с 1914 года Иисус Христос начал незримо править как царь небесного правительства. Также они верят в воскрешение мёртвых после Второго пришествия, в то, что грешники будут осуждены на уничтожение, а часть праведников (144 тысячи) получит новые духовные тела и вознесётся на небо, а другие в обновленных физических телах будут жить «райской жизнью» на Земле. В 1950 году Свидетели Иеговы осуществили перевод Библии на английский и другие языки. Их перевод известен как «перевод нового мира», имя Бога в нём везде приведено как Иегова. 

Чарльз Тейз Расселл. Фото: Eric Patterson/wikipedia.org

С 2017 года в России возбуждено около 600 уголовных дел против последователей Свидетелей Иеговы. Дела возбуждают в том числе против потомков верующих, репрессированных советской властью, которые ещё помнят, как их вместе с родителями выселяли и высылали. Некоторые из этих людей, уже очень пожилых, умерли под следствием. Известны случаи применения пыток к последователям движения – как при задержании, так и к уже задержанным в здании Следственного комитета.

Эксперт центра «Сова» Мария Кравченко:

– Центр «Сова» считает преследование Свидетелей Иеговы неправомерным. Критерии, которые мы применяем для оценки правомерности преследования, основаны на международном праве – Европейской конвенции о правах человека, Пакте о гражданских и политических правах, решениях ЕСПЧ. 

К сожалению, в российском законодательстве немало неудачных формулировок, в том числе и в федеральном законе о противодействии экстремистской деятельности 2002 года. Под «экстремистской деятельностью» закон понимает набор очень разных деяний: это и терроризм (хотя у нас есть отдельный закон о противодействии терроризму), и, например, демонстрирование запрещённой символики, и такие деяния, за которые с точки зрения международных стандартов вовсе не должны преследовать. Всему этому даётся одно сильное определение – «экстремизм». И под действие этого закона подпадают и люди, совершающие теракты, и люди, которые рисуют свастику на заборе, и мирные верующие – последователи религиозных направлений, которые власти относят к «нетрадиционным для России», – все они «экстремисты». Уже здесь заложена большая проблема. 

Свидетели Иеговы вообще несимпатичны авторитарным режимам, это старая история. Их преследовали в нацистской Германии, их преследовали при советской власти, и сейчас, в период закручивания идеологических гаек, им тоже досталось. Чего опасаются российские власти? Общины Свидетелей Иеговы – довольно закрытые сообщества. У них своя иерархия, своё распределение ролей, пусть они и не осуществляют какие-то практики, представляющие опасность для общества. Ещё власти указывают на то, что штаб-квартира Свидетелей Иеговы находится в США, а значит, это управляемая извне организация: прикажут, мол, им завтра из Америки – и они пойдут подрывать ЛЭП. Это глубокая мысль, учитывая, что Россия не является родиной религий: практически всё, что у нас есть, не здесь зародилось. Третье, что не нравится власти, – это то, что Свидетели Иеговы к властям относятся довольно скептически и стараются поменьше с ними взаимодействовать, поскольку верят в наступление Царства Божьего на земле, где уже не будет места светской власти. При этом они законопослушные люди, для их веры важна идея непротивления злу насилием, они пацифисты, и поэтому, в частности, отказываются от службы в армии. 

Эксперт центра "Сова" Мария Кравченко. Фото: Общественное телевидение России/youtube.com

Кроме того, в отношении Свидетелей Иеговы существует ряд предрассудков, основанных на популярных мифах. Например, говорят о смерти детей из-за отказа от переливания крови. Это мифология, такая же, как рассказы антисемитов про «кровь христианских младенцев». Ни одного доказанного случая смерти в России ребёнка из-за отказа его верующих родителей от переливания крови не зафиксировано. Это невозможно, в частности, потому, что российские врачи никого не будут слушать, если надо переливать кровь. И даже если бы такая проблема существовала, она решаема – на этот случай может быть предусмотрена срочная санкция суда. Что касается обвинения в «разрушении семей», то любые сильные религиозные убеждения могут сказываться на семейной жизни. То же самое можно сказать про людей, которые «уходят с головой в православие». Православный может быть прекрасным семьянином, а может в монастырь уйти, продать квартиру и деньги отдать на церковь. И у Свидетелей Иеговы семейная жизнь по-разному складывается.

Если посмотреть на социологические данные, в том числе на статистику посещения храмов, то видно, что хотя люди и относят себя к верующим, очень религиозных людей в России мало. Максимум 10 % включены в регулярную религиозную практику, на самом деле меньше. Понятно, что в этой сфере есть конкуренция. В частности, Русская православная церковь рассматривает Свидетелей Иеговы, активных проповедников, как своих конкурентов. Например, глава ОВЦС митрополит Иларион Алфеев, когда Свидетелей Иеговы запретили как экстремистскую организацию, сказал следующее: «То, что сектанты останутся, будут свою деятельность продолжать, в этом трудно сомневаться… Но то, что по крайней мере они перестанут себя открыто приравнивать к христианским конфессиям, то есть, иначе говоря, на рынке существующих христианских конфессий этот продукт теперь не будет больше представлен, я думаю, что это к лучшему». В общем, влияние РПЦ на судьбе Свидетелей Иеговы тоже в какой-то степени сказалось.

Ещё у них в руках было довольно много недвижимости. Поскольку Свидетели Иеговы, как и другие религиозные объединения, собирают с единоверцев деньги, их управленческий центр в России был довольно богатой организацией. Например, они владели большим участком земли с комплексом зданий в поселке Солнечное Ленинградской области. Всё это у них отняли.

Как же удалось Свидетелей Иеговы запретить? В определении экстремистской деятельности в рамочном законе есть слова о пропаганде превосходства или неполноценности человека по признаку отношения к религии. Наши суды трактуют это как запрет на пропаганду превосходства собственной религии над другими. Но такая пропаганда присуща любой религии, поскольку верующий человек считает именно свою религию истинной, это вполне естественно, и имеет право заявлять об этом своём мнении. Если в его словах нет пропаганды ненависти по отношению к другим верующим, почему его нужно в этом ограничивать? Тем не менее этим элементом определения экстремистской деятельности российские власти стали активно пользоваться и применять его к разным неугодным религиозным направлениям мирного свойства. Сначала под предлогом борьбы с пропагандой религиозного превосходства стали в судебном порядке запрещать литературу, в частности журналы и брошюры Свидетелей Иеговы. Это явление коснулось не только их, но и, к примеру, ряда мирных направлений в исламе, и отчасти саентологов – их тоже пытались обвинять в экстремизме, книги Рона Хаббарда пополнили Федеральный список экстремистских материалов. Поскольку Свидетели Иеговы продолжали распространять свою литературу, в том числе и признанную экстремистской, власти стали запрещать их общины; ещё до полного запрета в конце 2017 года было запрещено несколько общин. К запрещённой литературе, кстати, относится и Библия в переводе Свидетелей Иеговы. Её запрету был посвящён отдельный судебный процесс – в Выборге, один из самых позорных процессов по делам об экстремизме. В основу этого запрета легла совершенно феерическая экспертиза, в которой в подтверждение тому, что Библия Свидетелей Иеговы возбуждает религиозную и национальную ненависть, эксперты ссылались, скажем, на общеизвестные ветхозаветные эпизоды о первородном грехе, об уничтожении Вавилона, хананеев и вероотступничестве израильтян после смерти Иисуса Навина. Ещё был аргумент: раз Свидетели Иеговы ждут конца света – значит, они хотят свергать конституционный строй. В общем, полное безумие. А в итоге головной офис Свидетелей Иеговы в России и с ним все их местные общины были запрещены – за распространение экстремистской литературы. 

Проповедническая деятельность Свидетелей Иеговы. Фото: wikipedia.org

Когда организацию объявляют экстремистской, в дело вступает статья 282.2 УК РФ о продолжении деятельности запрещённой организации. Там несколько частей: организация такой деятельности, вовлечение в неё и участие в ней. Статья эта прекрасна тем, что под неё легко подводятся любые действия. Вот у людей была организация, и теперь она запрещена. Они могут собраться вместе выпить чаю? Они могут молиться вместе, общаться друг с другом? Непонятно, это закон никак не разъясняет. Во время громкого процесса над датчанином Деннисом Кристенсеном в Орловской области, в частности, говорилось о том, что он продолжал экстремистскую деятельность как руководитель запрещённой общины, потому что открывал калитку, когда верующие собирались на молитву. За это он получил семь лет лишения свободы. Получается, что люди могут заниматься деятельностью совершенно некриминального характера, неопасной для общества, и это будет истолковано как продолжение деятельности запрещённой организации. Из-за этого у нас в стране преследованию подвергается большое число людей, среди них, кстати, представители не только религиозных организаций, но и разных других. Очевидно, что такой статьи, как ст. 282.2 УК РФ, просто не должно быть, потому что непонятно, как её применять. Вообще запрещать следует организации, насаждающие насилие, ненависть и дискриминацию, и преследовать их участников нужно именно за такие общественно опасные деяния.  

Естественно, и международные, и российские правозащитные организации выступали в защиту Свидетелей Иеговы, в том числе СПЧ при президенте. 28 октября Верховный суд наконец выступил с очередными рекомендациями по применению уголовных статей о преступлениях экстремистской направленности. Это было фактически ответом на президентское поручение по итогам прошлогодней встречи СПЧ с президентом, когда правозащитники поднимали вопрос о Свидетелях Иеговы. Самая важная поправка в этом постановлении гласит: «При производстве по уголовному делу о преступлении, предусмотренном статьёй 2822 УК РФ, судам следует устанавливать, какие конкретные общественно опасные действия совершены виновным лицом, их значение для продолжения или возобновления деятельности организации, в отношении которой судом принято и вступило в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремизма, а также мотивы совершения данных действий.

В случае признания религиозного объединения экстремистской организацией и её ликвидации или запрета её деятельности действия лиц, не связанные с продолжением или возобновлением деятельности этой экстремистской организации и состоящие исключительно в реализации своего права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе посредством индивидуального или совместного исповедания религии, совершения богослужений или иных религиозных обрядов и церемоний, сами по себе не образуют состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 2822 УК РФ».

Оставляя в стороне вопрос о том, насколько обязательны рекомендации Верховного суда к исполнению и насколько последовательно они применяются, надо сказать, что эта формулировка не худшая, хотя она и не вполне способна исправить ситуацию. Прокуроры, конечно, могут заявлять, что религиозная практика Свидетелей Иеговы (например, чтение литературы) всё равно имеет экстремистский характер: я предвижу, что тут начнутся дискуссии. Но это разъяснение позволяет судам настаивать на том, что Свидетели Иеговы имеют право на реализацию свободы совести и свободу вероисповедания. По крайней мере такая возможность теперь появилась, есть на что опереться. У судов, рассматривавших многочисленные дела Свидетелей Иеговы в последние годы, конечно, возникал вопрос о том, как же им быть, если есть конституционное право на свободу вероисповедания и одновременно есть запрет на продолжение деятельности религиозной организации. Они здесь были в ловушке. Этот вопрос постоянно возникал, его ставили адвокаты Свидетелей Иеговы. Посмотрим, как будут развиваться события. Опыт показывает, что тот или иной суд ссылается или не ссылается на разъяснения Верховного суда по применению законодательства об экстремизме в зависимости от того, в какой степени он хочет ориентироваться на запрос правоохранительных органов.

 

*Организация признана экстремистской и запрещена в России.

**Организация признана Минюстом РФ иностранным агентом.


 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ