Медиапаства – не бараны

Специально для «Стола» о том, каким должен быть современный православный контент, рассказала журналистка и телеведущая Елена Жосул

Фото: Shutterstock

Какой должна быть информация о православии? Боже, до чего же опостылевший за все эти годы медийной активности церкви вопрос! Неужели он для кого-то ещё актуален, неужели ещё не все копья сломались в фейсбучных баталиях? Это всё равно что спросить: какой должна быть еда в московских ресторанах?

Да разной должна быть эта еда на любой вкус, кошелёк и диагноз. С максимально широким диапазоном выбора от пельменной до мишлена и с одним-единственным общим знаменателем: «осетрину» всё-таки, будьте любезны, подавайте первой свежести, а не второй и далее. 

Разной должна быть и потребляемая современным человеком пища духовная, облечённая в удобоваримый для него формат медиапродукта. Ведь совершенно очевидно уже, что сегментов в нашей православной медийной аудитории что языков в древнем Вавилоне, и далеко не всегда интересы их способны сойтись в общей теле- или радиоточке. Не будут постоянные читатели «Русской народной линии» ежедневно мониторить «Ахиллу», равно как и подписчики «Церквача» в большинстве своём готовы будут слушать «Ответ священника» только под угрозой расстрела. Медиапаства в последние годы сегментирована как никогда прежде, и собирается она вокруг избранных медиапастырей от о. Андрея Ткачёва и о. Павла Островского до о. Владимира Головина, зачастую по тому же принципу, что в анекдоте про две синагоги на необитаемом острове («Вот в этой я молюсь, а вот в эту не пойду никогда в жизни!»).

 Протоиерей Андрей Ткачёв. Фото:  Протоиерей Андрей Ткачёв/Youtube

Среди потребителей церковного или процерковного контента есть и «эллины», и «иудеи», рассеянные по множеству виртуальных «обителей». Только вот у многих ли православных медиаменеджеров присутствует сегодня внятное осознание этих сегментов, чёткое понимание их принципиально различной политической ценности, степени их пассионарности и влияния на будущую жизнь Церкви? И как следствие выверенная стратегия работы с данными сегментами, в зависимости от их приоритетности, их социального капитала?

И мгновенный спойлер: нет.

Уже затёртая до дыр в православных телеэфирах комсомольская фраза: «Занимаясь воспитанием молодёжи, мы обеспечиваем будущее страны и церкви»... Кто бы ещё по-другому поставил вопрос: «Выходя с нашей аудиторией на честный разговор в СМИ, мы обеспечиваем нашей Церкви свободу, устойчивость, внутреннюю солидарность и повышаем доверие к священноначалию». А точнее будет сказать мы проделываем всё это, обращаясь непосредственно к нашему главному целевому сегменту православной аудитории: тому самому лояльному Церкви общественно активному ядру, к интеллектуальному образованному классу людей, принимающих решения, обеспечивающих любому обществу силу и гражданственность. К той самой пресловутой «закваске», без которой социум киснет, становится аморфным.

Что ж. Как показывает время и мой личный опыт непосредственной работы в данной сфере в течение многих лет, подобный прямой разговор сегодня всё менее возможен на официальных медийных церковных площадках. Его нишей всё отчетливее становятся ютуб и блогосфера. Максимально неформальное пространство, где можно, оставаясь строго в рамках каноничности и церковной традиции, искать ответы на самые непростые вопросы.

А что же должно быть главным предметом этого прямого разговора?

Ответ невозможно прост: это БОЛЬ. 

Боль + правда = высоченные охваты

Программа «RE:акция» уже почти год не выходит в эфир телеканала «СПАС», но мне до сих пор прилетают в личные сообщения во всех соцсетях недоуменные вопросы о том, куда же программа пропала. И я прекрасно понимаю причину такого запроса. «RE:акция» была единственным цельным продуктом на православном медиаполе, в котором в формате открытой и спокойной дискуссии (это важный аспект) регулярно предпринималась попытка смотреть сквозь христианскую призму на самые острые моменты и сюжеты в социально-политической сфере, которые происходят вокруг. Это была попытка честной христианской рефлексии, причём в формате дискуссии (и это на официальном-то церковном телеканале!), по поводу главных социальных болей, которые тревожат современных верующих людей.

Кадр программы «RE:акция». Елена Жосул в центре. Фото: Телеканал СПАС/Youtube

Именно за это программу и смотрели. Смотрел тот самый сегмент рефлексирующей православной аудитории, для которого важно уметь оценивать мир политического в русле христианской традиции, но при этом желательно в очищенном от чрезмерной идеологизированности формате. Для ответа на социальную боль, поступающую извне, будь то чудовищные известия о пытках в российских колониях, планы социальной сегрегации в виде QR-кодов или угроза войны на границе России и Украины, христианину необходима опора, и эту опору невозможно обеспечить отсылкой к написанным в 2000 году «Основам социальной концепции» или к другим официальным документам на сайте Патриархия.ру. «Человеку нужен человек», а не официоз, и прямой и честный, почти психотерапевтический, разговор о наболевшем.

Есть, разумеется, и обратная тенденция и не она ли сегодня, вольно ли или невольно, выходит в мейнстрим? «Уберите политику со “СПАСа”! Не место политике на православном телеканале, мы хотим только о духовном»… Читая периодически подобные комментарии под выпусками «RE:акции», я словно чувствовала запах постных капустных пирожков из монастырской трапезной. О этот специфический запах типиконного благочестия под звуки магнитофонного акафиста в монастырской книжной лавке, под обсуждение «чудотворных чудес» от блаженного старца. Когда вся возможная политика сводится лишь к обсуждению вышек 5G и жидких чипов от Билла Гейтса. Да и это тоже очень отчетливый сегмент православной аудитории, влиятельный прежде всего своей массовостью. Какое же место данный сегмент как отдельный субъект медиапроцесса занимает в церковной медиаполитике? Не является ли он непроизвольным «заказчиком», диктующим свой собственный стиль, темы, спектр интересов всему православному информационному полю?

Простите мне, конечно, мой снобизм с этими трапезными пирожками, но я категорически не хочу видеть свою Церковь только такой, облечённой в ризы малообразованного середнячка, коллекционирующего сборники «Список 400 грехов к исповеди». Но что есть мой частный голос против мнения массового большинства с его канонически выверенным «соборным благочестием»... 

Православные блогеры – это новый чёрный

Впрочем, реалии объективно меняются. В мире, где самые актуальные и трендовые процессы уже давно происходят не в официальных медиа, а в телеграм-каналах, смена расстановки сил и центров влияния на православном медиаполе тем паче неизбежна. И у независимого православного блогинга в данном отношении гигантский и очень сильно недооценённый потенциал.

Не зря самая живая и интенсивная на сей день православная интернет-площадка это инстаграм священника Павла Островского с его 550К подписчиков. При всём искреннем профессиональном уважении к бывшим коллегам со «СПАСа» с его миллионом подписчиков на ютуб но один священник с полумиллионной аудиторией намного более впечатляет, нежели миллион у целого телеканала. И как бы ни обвиняли Островского в хайпожорстве и троллинге, но покоряет он свою аудиторию в первую очередь готовностью обсуждать любые насущные проблемы из новостной повестки и говорить о них с пастырской позиции. Православный священник, который не боится писать в своих постах фамилию «Навальный» и не делает вид, что проблем на данном фланге не существует, да ещё и выходит со своей аудиторией на прямой контакт, в «одно касание» через лайк и комментарий в соцсети, вот наиболее ожидаемый и востребованный сегодня типаж медийного пастыря. Сам себе медиа в рясе и никакое свидетельство о регистрации от Роскомнадзора ему не требуется.

Священник Павел Островский. Фото: instagram.com/pavelostrovski

Многие ли священники решатся повторить путь Островского? Очевидно, что нет, подавляющее большинство ограничено страхами быть не понятыми епархиальным начальством, отсутствием навыка общаться в интернете максимально непринужденно но при этом держаться пастырских рамок и т.п. И как результат ярких православных независимых медиазвёзд у нас сегодня практически нет, за исключением пары-тройки фамилий. Аудитории наплевать на корпоративные предписания и медийную непросвещённость епархиального архиерея, который считает какой-то блажью все эти ваши блоги. Аудитория хочет, чтобы её любимые пастыри честно и прямо говорили с ней о больном и точка. И в этом убеждает меня в том числе и бурная реакция (практически re:акция) людей на наш недавний ютуб-разговор с архимандритом Саввой (Мажуко) под заголовком «QR-коды: где здесь христианство?». Люди устали от бескомпромиссной, принудительно насаждаемой официальной повестки и хотят слышать прямую речь, не скованную рамками бюрократической цензуры.

«А почему нас, православных, лишают права думать и говорить о политике? Мы же не бараны, чтобы за нас можно было всё решать другим», написала мне как-то одна дама в ответ на мои размышления в инстаграм-сториз о том, а так ли уж в самом деле нужна верующим людям политическая дискуссия. Для меня такие комментарии всякий раз отрадны они про то, что тот самый пресловутый сегмент, интеллектуальное думающее рефлексирующее православное ядро, никуда не делся. И будет существовать он вне зависимости от конъюнктуры, редакционной политики и бюджетов церковных СМИ. Важно лишь научиться грамотно и честно с ним работать.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ