Собор Вселенских учителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста

12 февраля Православная церковь празднует собор вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова (Назианзина) и Иоанна Златоуста

Икона из книги

Летом 1054 года произошло одно и самых значимых событий церковной истории – формальный разрыв между Восточной православной и Западной католической церквами. Причём разрыв, поводом которого стала грубость папских легатов, прибывших в Константинополь, зрел давно – в том числе на почве исторических и политических споров. Тем не менее утрата единства стала шоком и для Востока, и для Запада.

Впрочем, вскоре – в 1073 году – возник весьма благоприятный повод для восстановления нарушенного церковного единства: в Византии после убийства императора Романа IV Диогена вспыхнула гражданская война, турки-сельджуки вторглись в Персию и Грузию и, разгромив византийскую армию, завоевали многие города Малой Азии – вплоть до Палестины и Сирии. Новый император Михаил VII Дука отправил новому папе Григорию VII призыв о помощи против неверных. Однако в Риме слабость Византии восприняли как возможность не для уврачевания раскола, но для подчинения греческой церкви. И папа принял решение двинуть на защиту византийской империи всю Западную Европу.

Но к фактическому осуществлению этого широкого плана Рим смог приступить лишь через двадцать лет – уже при папе Урбане II, организовавшем в 1096 году первый крестовый поход в Палестину.

Надо сказать, что правивший тогда император Алексей I Комнин весьма благосклонно отнёсся к военной помощи католиков – в конце концов, и сам Константинополь не раз нанимал военные дружины франкских королей. Более того, по инициативе императора Алексея в городе Бари даже прошёл собор церковных авторитетов, которые обсудили все спорные догматические пункты между православными и латинянами – и прежде всего вопрос о снисхождении Святого Духа (по католической легенде, учёные греки были побеждены диалектикой знаменитого Ансельма Кентерберийского, после чего папа Урбан произнёс анафему на всех инакомыслящих).   

Тем не менее примирения не получилось. Результатом крестовых походов в церковно-религиозном отношении явилось полное взаимное отчуждение греков и латинян.

Византийский учёный и ритор Никита Хониат писал: «Между нами и ими утвердилась величайшая пропасть вражды, мы не можем соединиться душами и совершенно расходимся друг с другом, хотя и бываем во внешних сношениях и часто живём в одном и том же доме... Иногда, соображаясь с обстоятельствами, они притворяются и нашими друзьями, но ненавидят нас, как злейшие враги. Даже и тогда, как говорят они слова ласковые, льющиеся тише и нежнее елея, и тогда слова их суть стрелы и острее меча обоюдоострого...»

И тогда Алексей Комнин начинает всемерно укреплять Православную церковь. Он принимает законы относительно содержания клира и епископата, выделяет средства на строительство новых монастырей, помогает церкви бороться с различными ересями – латинянской, павликанской, богомильской.

Именно по предложению императора в православный церковный календарь было введено и почитание Отцов церкви, внесших наибольший вклад в разгром самой первой и самой опасной для мирового христианства ереси – арианства.

Этот праздник должен был напомнить заносчивому Риму, который в те дни был побеждён арианам, что только благодаря подвигам греческих священников православие и смогло выстоять.

* * *

Личности отцов церкви поначалу ни у кого не вызывали сомнений: это была великая «каппадокийская троица» – святые Василий Великий (его память отмечается 14 января), Григорий Богослов (память 7 и 12 февраля) и Григорий Нисский (10 января). Каппадокийцами их стали называть по той причине, что все они были родом из Каппадокии – области Малой Азии, входившей в Восточную Римскую империю и населённой тогда греками. 

Икона "Василий Великий" из книги "Иконы в Благовещенском соборе Московского Кремля. Деисусный и праздничный ряды иконостаса". Фото: Московский Кремль

Согласитесь, это символично – догмат о Святой Троице отстояли трое христианских подвижников, бывших не просто земляками, но лучшими друзьями, о которых говорят «не разлей вода».

Василий родился в 330 году в административном центре области Кесарии в знатной христианской семье, его дедом был святитель Григорий Чудотворец. Григорий Нисский был его младшим братом, родившимся в 335 году, а вообще в их семье были канонизированы пятеро человек (сам Василий, его сестра преподобная Макрина, два брата-епископа Григорий Нисский и Пётр Севастийский и ещё одна сводная сестра праведная Феозва диакониса).

Григорий Богослов был на год старше Василия, он родился в 329 году возле города Назиан. Но вот подружились они в стенах Афинской академии, и их «университетская» дружба стала братством на всю жизнь.

Заводилой в этой компании был Василий – одарённый филолог, оратор, юрист, естествовед, имевший глубокие познания в астрономии, математике и медицине. «Это был корабль, столь нагруженный учёностью, сколь сие вместительно для человеческой природы, – писал о святителе Григорий Богослов. – Нами руководили равные надежды и в деле самом завидном – в учении... Он так изучил всё, как другой не изучает одного предмета, каждую науку он изучил до такого совершенства, как будто не учился ничему другому...».

Получив образование, Василий крестился, а затем отправился в путешествие в монашеские обители Египта, Сирии и Палестины. Поселился он в малоазийской пустыне для аскетических подвигов, куда привлёк и святителя Григория Богослова.

Но светильники Божьи, конечно же, не могут укрыться в пещерах. Когда слава о пустынниках достигла Кесарии Каппадокийской, Василий был призван на архиерейское служение.

Историк протоиерей Георгий Флоровский писал: «Святитель Василий был пастырь по призванию, пастырь по темпераменту. Он был человек воли прежде всего… В 370 году епископ Кесарии Евсевий умер, и на кафедру был избран Василий – не без труда и не без сопротивления: часть епархии отказалась ему повиноваться. Прежде всего новому епископу нужно было умиротворить свою паству, и он достигает этого и силой власти, и силой слова, и силой милосердия – ещё раньше, во время страшного голода святитель Василий продал своё наследственное имение и отдал все деньги в пользу голодающих...».

Но именно тогда споры с арианами о природе Святой Троице (напомним, что основоположник арианской ереси Арий из Александрии учил, что Христос сотворён Богом и не единосущен Ему) вдруг захватили всех – даже самых простых горожан.

«Ты спросишь о волах, а он любомудрствует тебе о Рождённом и Нерождённом, – писал Григорий Нисский. – Хочешь узнать о цене хлеба, а он отвечает тебе, что Отец больше, а Сын у Него под рукой; если скажешь, что пригодна баня, решительно говорит, что Сын из ничего. Не знаю, как надлежит назвать это зло – бредом или сумасшествием и такой повальною болезнью, которая производит помешательство в рассудке».

Споры часто опирались на военную силу. Так, новый епископ Александрии Георгий, арианин и близкий друг императора Валента, распорядился всех неугодных священнослужителей продать в рабство на рудники, а прихожан, осмелившихся выступать в защиту гонимых епископов, велел высечь плетьми и изгнать из города.

В итоге вскоре во всей Римской империи остался всего лишь один православный епископ – святитель Василий, да и тот всё время был вынужден скрывать свои взгляды.

Не раз и Василию угрожала опасность – так, префект Кесарии по имени Модест однажды под угрозами пыток и смертной казни попытался склонить святого к принятию арианства.

Но в ответ на угрозы святитель просто рассмеялся:

– Всё это для меня ничего не значит, тот не теряет имения, кто ничего не имеет, кроме ветхих и изношенных одежд и немногих книг, в которых заключается всё мое богатство. Ссылки нет для меня, потому что я не связан местом, и то место, на котором живу теперь, не моё, и всякое, куда меня ни кинут, будет моё. Лучше сказать: везде Божие место, где ни буду странником и пришельцем. А мучения что могут сделать мне? Я так слаб, что только первый удар будет чувствителен. Смерть же для меня благодеяние: она скорее приведет меня к Богу, для Которого живу и тружусь, к Которому давно я стремлюсь. Может быть, ты не встречался с епископом; иначе, без сомнения, услышал бы такие же слова. Во всём ином мы кротки, смиреннее всякого, и не только пред таким могуществом, но и пред всяким, потому что так предписано нам законом. Но когда дело идёт о Боге и против Него дерзают восставать, тогда мы, всё прочее вменяя за ничто, взираем только на Него Единого, тогда огнь, меч, звери и железо, терзающее тело, скорее будут для нас удовольствием, нежели устрашат...

* * *

В 378 году император Валент и сам погиб от рук ариан – в битве с восставшими  варварами-вестготами, которые накануне приняли арианство. Вместе с ним был убит и епископ столицы Евдоксий – один из лидеров арианской «партии». И тогда святитель Василий – как старейший митрополит – благословил Григория Богослова взойти на Константинопольскую кафедру, чтобы защищать ростки православия.

По свидетельству самого Григория, когда он прибыл на Патриарший престол, в столице огромной Византийской империи не осталось ни одного православного храма. Первое время Григорий служил и проповедовал в домовой церкви своих родственников.

Икона "Григорий Богослов" из книги "Иконы Ярославля XIII — середины XVII века. Шедевры древнерусской живописи в музеях Ярославля". Фото: Издательство Северный паломник 

К сожалению, святитель Василий умер 1 января 379 года в возрасте 49 лет, лишь немного не дожив до торжества своих богословских идей на 1-м Вселенском соборе в Константинополе в 381 году, когда был утверждён догмат о Единой Святой Троице.

Зато в соборе участвовали Григорий Богослов и Григорий Нисский, причём младший брат святителя Василия произнёс там свою знаменитую проповедь о единстве Троицы, в которой он повторил слова Григория Богослова:

– Мы учим поклоняться Отцу, Сыну и Святому Духу, единому в Трёх Божеству и Силе, не предпочитая Одного и не принижая Другого...

* * *

Однако во времена императора Алексея Комнина у «великих каппадокийцев» нашлись оппоненты – некоторые церковные авторитеты утверждали, что не меньшую (а, возможно, и большую) роль в разгроме арианства сыграл и святитель Иоанн Златоуст (память 27 января).

Иоанн родился в Антиохии около 347 года в знатной и богатой семье. Он получил хорошее образование. Так, известный ритор Либаний считал его лучшим своим учеником. В 20 лет Иоанн принял крещение – его крестил сам епископ Мелетий Антиохийский. Вскоре Иоанн принял иночество, а после того как император Валент отправил Мелетия в ссылку, Иоанну предложили занять кафедру учителя. Но юноша, уклонившись от архиерейского сана, укрылся в пустыне, где стал писать книги о сути жизни со Христом: «Шесть слов о священстве», «Против вооружающихся на ищущих монашества» и «Сравнение власти, богатства и преимуществ царских с истинным и христианским любомудрием монашеской жизни».

В 386 году Иоанн был всё-таки рукоположен во пресвитеры. Он оказался блестящим проповедником и получил от паствы прозвище «Златоуст». Двенадцать лет он ежедневно проповедовал в храме, обличая ереси и лжепророков, не спешивших уходить из церквей. Также он составил чин литургии, написал тексты гимнов, толкования на ряд книг Священного писания и множество бесед на отдельные библейские тексты.

В 397 году после кончины константинопольского архиепископа Нектария (преемника Георгия Богослова) Иоанн взошёл и на Константинопольскую кафедру. Но она стала для него второй Голгофой. Из-за того, что епископ бескомпромиссно обличал распущенность нравов высшего света, императрица Евдоксия добилась суда над святителем. Суд приказал казнить епископа, но император заменил казнь изгнанием – на далёкий Кавказ. Причём воинам, конвоировавшим его, император дал задание убить в дороге престарелого Иоанна. Что они и сделали.

* * *

Неизвестно, как долго продолжались бы споры вокруг того, кто из святителей сделал больше для победы православия, но тут в процесс вмешался митрополит Иоанн Евхаитский. В послании императору Алексею он рассказал, что ему во сне явились сразу три святителя – Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст, которые повелели установить общий день празднования их памяти:

Икона "Иоанн Златоуст" из книги "Русский классический иконостас. Иконостас из Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря". Фото: Издательство Индрик

– Нет между нами ни первого, ни второго. Если ты ссылаешься на одного, то в том же согласны и оба другие. Поэтому повели препирающимся по поводу нас прекратить споры, ибо как при жизни, так и после кончины мы имеем заботу о том, чтобы привести к миру и единомыслию концы вселенной. Ввиду этого соедини в один день память о нас и, как подобает тебе, составь нам праздничную службу, а прочим передай, что мы имеем у Бога равное достоинство.

Император Алексий согласился с митрополитом Иоанном. И решил отвести этому празднованию 30 день января (то есть 12 февраля по новому стилю), чтобы словно скрепить печатью этот месяц, в течение которого вспоминаются все три святителя по отдельности.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ