Как демократия в интернете превратилась в рабство

В интернете вы – товар и бесплатная рабочая сила. Как Google и Facebook стали «цифровыми крепостниками» и почему им удобнее работать в диктатурах, а не в демократиях, мы побеседовали с преподавателем Свободного университета, членом «Пиратской партии» Александром Исавниным

Фото: cottonbro/Pexels

Фото: cottonbro/Pexels

Как всё начиналось

Когда-то, чтобы пользоваться интернетом, нужно было быть немножко сисадмином или учёным-физиком. Ты сам «выращивал» тот сервис, которым пользуешься. В интернете не было денег и крупных платформ, зарабатывали только интернет-провайдеры и старые традиционные телефонные компании, на инфраструктуре которых и жил интернет в своём начале. Если тебе нужен был какой-нибудь сервис, ты его делал. Кто-то делал что-то для себя, а потом выяснялось, что то же самое нужно и многим другим.

Интернет был вне зоны видимости государств, регуляторов, и для того, чтобы что-то сделать, вам не нужно было спрашивать разрешения – вы просто брали и делали. Отличный пример – это тот же Google: придумали интересную идею, взяли и сделали. Марк Цукерберг тоже сделал Facebook, никого не спрашивая. Так появился и Yahoo с каталогами. И все они начинали с «неофициального» использования университетских компьютеров и доступа в интернет.

Есть известный российский стартап, который предлагает защиту от DDoS-атак. Его сделали на компьютерах МГУ. Потом его создатели решили защитить Навального, но их вежливо попросили такими опасными вещами в университете не заниматься, и интересному проекту молодых специалистов пришлось коммерциализироваться и превращаться в настоящий стартап. 

Всемогущество платформ

Если вы захотели создать свою соцсеть, она должна где-то «жить», на какой-то инфраструктуре. Одного компьютера, как для альбома с фотографиями одногруппников («фейс бука»), будет уже недостаточно. То есть вы либо строите свой дата-центр – здание с аппаратурой, – либо начинаете жить на инфраструктуре какой-то платформы, например, арендуете вычислительные мощности в Amazon. Так сделали американские правые, когда захотели создать свою соцсеть. Сделали – и Amazon их запретил: вы, мол, своими правыми взглядами нарушаете наше лицензионное соглашение. Та же история с баном Трампа в Twitter.

Сейчас даже инфраструктура стала такой, что построить собственную вам будет довольно сложно, и вы фактически на всё должны просить разрешение. Если вы хотите написать приложение для смартфона и зарабатывать на нём деньги, есть два места, у которых вы спрашиваете разрешения: Google и Apple. В США такие компании, как Google, покупают стартапы и убивают их, чтобы они не конкурировали с ними. У Google уже целое кладбище таких проектов (Wave, Picasa и др.).

Фото: Anton Maksimov 5642.su/Unsplash
Фото: Anton Maksimov 5642.su/Unsplash

Таким образом, если вы начинаете развиваться в современном интернете, вы автоматом «прилипаете» на инфраструктурном уровне к какой-нибудь из больших платформ. Иначе никак. Вы не можете превратиться в Агафью Лыкову цифрового мира. 

Сложности у начинающих проектов не только технологические, но и социальные. Вам будет сложно «содрать» людей с Facebook и затащить их к себе. Прошлым летом очень популярным было приложение Clubhouse, которое есть только на айфонах. Там было очень просто организовать большую «комнату» для разговора. Это приложение обладало некой элитарностью. Но не прошло и двух месяцев, как этот функционал появился в Telegram, потом его повторил «ВКонтакте». И всем сразу стало неинтересно в этом Clubhouse общаться. Видеозвонки теперь есть почти во всех мессенджерах.

Когда-то был очень популярен LiveJournal, потом появилось что-то более интересное, и люди ушли туда. Так же потом перестала быть популярной «Аська» (мессенджер ICQ – прим. ред.). К слову, и LiveJournal, и «Аська» потеряли свою популярность в России в связи с тем, что их купили в России: мне всё равно, если за мной следит ЦРУ, но мне не всё равно, если за мной будет следить ФСБ.

Интернет, где вы – товар

Такой махине, как Google или Facebook, очень выгодно жить: у тебя есть почти бесплатная рабочая сила – пользователи, которые сами себе создают привлекательный контент и чьим виртуальным профилем можно торговать. Внезапно ценной стала возможность не только показать вам рекламу, но и узнать, кто вы. Реклама в интернете устроена так, что о вас знают почти всё: с какого компьютера, адреса, из какой страны вы пришли и так далее. Приобрела ценность информация, что вы делаете, куда ходите, чем интересуетесь. Facebook и «ВКонтакте» знают о том, с кем вы дружите, кто ваши дети и чем они интересуются. Google и «Яндекс» знают, какие сайты вы посещаете. Это даёт возможность зарабатывать, подсовывая вам интересные товары или продавая информацию о вас другим рекламодателям. Уже давно про бесплатные сервисы в интернете говорят: «Если вы не знаете, как вы оплачиваете какой-то сервис в интернете, то вы и есть товар на этом сервисе». Даже появился термин для такой экономики – «капитализм слежки» (Surveillance Capitalism). Правда, сейчас стало ещё хуже. Сервисы типа «ЯндексПлюс» соберут с вас деньги, но и торговать вами не перестанут. 

Вы очень выгодный товар, вас очень невыгодно выпускать куда-то наружу. Поэтому ходят слухи, что, если вы ставите ссылку на что-то вне Facebook – Facebook её вашим друзьям не показывает. В Apple, казалось бы, начали бороться со следящими сервисами (вот сегодня мне мой айфон отрапортовал, что заблокировал вчера слежку Google со 137 сайтов), но сами-то следить не перестали: самое ценное про пользователей оставляют себе.

Фото: cottonbro/Pexels
Фото: cottonbro/Pexels

Капитализация «бесплатного и всегда таким остающегося» Facebook напрямую зависит от количества пользователей: каждый живой пользователь соцсети стоит то ли 100, то ли 200 долларов. Чем больше у Facebook пользователей, тем дороже он стоит. Поэтому, например, представители Facebook пытались раздавать с самолётов интернет в Африке. Им выгодно развивать инфраструктуру в странах, где их нет. Как раньше португальцы грузили на корабль в «чёрной» Африке рабов и увозили их на американский континент, точно так же Facebook набирает там себе пользователей.

Мы видим все эти безумные штрафы Роскомнадзора против Facebook и Google за неудаление «запрещённой в РФ» информации. И они оплачивают их и удаляют что-то там про Навального. Хотя свобода слова – это, казалось бы, их западная ценность. Попробовали бы они так поступить где-нибудь в Калифорнии! С Трампом получилось, но в случае с менее одиозным местным политическим активистом их бы там съели. В некоторых случаях – их же собственные сотрудники. Например, сотрудники Google не захотели разрабатывать искусственный интеллект для американских военных. А в России вы слышали когда-нибудь, чтобы работники «Яндекса» против чего-нибудь протестовали?

Можно ли освободиться от цифрового крепостничества?

Свобода слова для платформ не ценность, для них ценность – вы. Ваша виртуальная личность является для платформы товаром. Примерно так же, как люди были товаром для помещиков при крепостном праве. Но крепостным крестьянам когда-то можно было уходить на другие земли. Потом это разрешалось только в Юрьев день, а потом вообще запретили. 

Сегодня исключительно благодаря европейскому регулированию GDPR у пользователей платформ есть «юрьев день». Первой платформой, где это стало возможно, был Google, потому что там очень прогрессивные сотрудники. У Google есть Google Data Liberation Front, который поможет вам скачать всё, что вы сделали в Гугле: всю почту, всё, что отмечали на картах, и так далее. Вам это отдадут в каком-то формате, в котором вы сможете разобраться, но вы не сможете залить это на Facebook или в Яндекс. Но вы можете освободиться, забрав «свою жизнь» с собой. 

Если вы захотите уйти из Facebook и забрать всё, что вы там написали, все комментарии и лайки, которые вы там оставили, – это уже тоже возможно, но инструкция, как это сделать, закопана довольно глубоко в меню про безопасность. По европейскому законодательству, вы можете попросить копию этих данных, а можете потребовать и стереть всё, что было.

В России законодательство о персональных данных никакущее, я не думаю, что во «ВКонтакте» вы можете попросить реально стереть всё о вас. Недавно прошла новость, что Facebook собирается уходить из Европы, потому что его достали требования подобного плана.

В старые времена крепостные крестьяне не знали, что можно жить как-то по-другому, что бывает свобода, можно не принадлежать помещику. Для многих какое-то время назад интернетом считался «глобус» Internet Explorer, хотя интернет – это целая инфраструктура. Человек не представлял себе, что может быть что-нибудь ещё вроде современных мессенджеров. Когда браузер стартует на вашем компьютере, по умолчанию «интернетом» является «Яндекс» или «ВКонтакте». Люди просто не знают, что бывает какая-то другая жизнь. Во времена крепостного права можно было убежать в Сибирь или на Дон (с Дона выдачи не было). Но сначала об этом нужно было догадаться, а потом предпринять какое-то усилие.

Фото: SHVETS production/Pexels
Фото: SHVETS production/Pexels

Точно так же для того, чтобы избавиться от цифрового крепостничества платформ, надо знать, что это возможно, что у тебя есть «юрьев день», когда можно прийти и сказать: «Согласно регламенту GDPR, отдайте мне все мои данные, а потом сотрите всё, что у вас было про меня». А потом можно убежать в «сибирь», где нет крепостного права, и начать строить свою крепость. И здесь, конечно, придётся оставаться начеку: тебя могут съесть, поглотить, вернуть обратно в крепостничество. Но проблема не в этом, а в том, что большинство даже не попытается так сделать. Ведь это значит уйти из какого-то комфортного дома, где, может, тебя раз в неделю порют на конюшне, но при этом ты не очень голодаешь. Людям удобно оставаться несвободными. Эта история повторяется и в цифровую эпоху.

В России нет закона, как в Европе, по которому вы могли бы «унести» из соцсети свой профиль с собой. По закону «о забвении» вы можете попросить «Яндекс» или Google удалить ссылки на то, что «Шендерович наврал» про вас. Пригожин этим отлично пользуется в борьбе с Любовью Соболь и Алексеем Венедиктовым. В России забвение в обратную сторону работает: в Европе оно придумано для защиты жертв преступлений, здесь же им пользуются олигархи. Из Европы Facebook угрожает уйти, а из России не уходит, он с большим удовольствием платит миллионы рублей штрафа и остаётся. В Европе штрафы – миллиарды долларов. Только европейские регуляторы защищают своих граждан от цифрового рабства Facebook, а наши используют примерно тот же механизм, чтобы подавлять инакомыслие. То же самое в Китае: Google в Китае не работает, а Apple работает. Они как-то договорились с китайским правительством о цензуре для китайских пользователей и о том, что тайваньские и тибетские приложения не будут размещаться. Ходят слухи, что по вопросу Навального Google, Facebook и Twitter договорятся с российскими регуляторами. В Европе и США такое невозможно: чиновник, который откроет рот для этого, очень быстро перестанет быть чиновником. Это не сработает не потому, что Google не удалит, это не сработает потому, что там по-другому работает механизм гражданского общества: сама идея удаления оппозиционного контента будет пресечена.

Сейчас в России вступил в силу новый закон «О приземлении»: компания должна создать в России филиал и предоставить режиму связанных с собой «заложников». Это более или менее работает уже в Турции и ряде африканских стран. Сервильные компании открывают офисы и рапортуют Роскомнадзору. Но есть и те, кто ещё помнит о ценностях свободы.

Есть и пользователи, которые пытаются освободиться от всевидящего ока платформ и жить без такого внимания. Но как это можно делать и каково живётся сбежавшим – тема для другой беседы.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ