Почему таким решением по ЛНР и ДНР неправильно строить «Русский мир»

Дмитрий Борунов написал о том, почему неправильно так создавать русский мир

Праздничные мероприятия, посвященные Дню защитника Отечества, прошли в Донецке. Фото: Дмитрий Коротаев/Коммерсантъ

Последний день пытался структурировать рой мыслей и эмоций про Донбасс, и получилось сформулировать несколько выводов для себя.

1. Хорошо, что будет умирать меньше гражданских (военных – вообще не факт)

Теперь точно будет меньше обстрелов и вообще любых военных рисков для населения, проживающего в ДНР и ЛНР. А погибали там регулярно и много на протяжении всех восьми последних лет. Но теперь стали больше риски масштабного военного конфликта уже с участием российской армии – республики признаны в границах областей, а значит, как-то нужно решать вопрос с примерно 2/3 их территорий, которые заняты украинской армией. И я почти не сомневаюсь, что эта карта возможного освобождения территорий новопризнанных государств будет разыграна ещё не раз. А это очередные раунды угроз войной и очень большие риски реального конфликта.

2. Это нужно было сделать намного раньше

Мы зачем-то заставили целых 8 лет страдать и умирать людей, чтобы в итоге сделать то, что можно было сделать с самого начала – с меньшими жертвами и в лучших границах. Зачем? Что мы получили и насколько это окупает страдания жителей Донбасса? Убедительного ответа здесь нет. Новые санкции мы всё равно получим – вероятно, не меньшие, чем при признании сразу.

Виды города Дебальцево после отхода украинских военных. 2015г. Фото: Дмитрий Коротаев/Коммерсантъ

3. Вся «спецоперация» для создания casus belli – халтура и кринж

Называлось ли это «Бросок мангуста» или как-то иначе, но всё это было слишком неправдоподобно, топорно и местами ну просто халтурно. Такое ощущение, что исполнители понимали, что верить в это всё равно не станут (да и что это изменит – санкции всё равно будут), поэтому как бы отработали, но не слишком стараясь. 

Начиная с эвакуации населения ради телекартинки и несчастного уазика, продолжая двумя ни в чём не повинными БМП и вагончиком пограничников и заканчивая новенькими флагами с одинаковыми черенками, которые вдруг появились на улицах под камеры. Про время в метаданных и на часах у разных героев дня я даже писать не хочу: в прямом эфире у нас не делают ничего, а снимают и редактируют заранее. 

Всё это вызывает отторжение и раздражение. 8 лет людей убивали по-настоящему, и это не было поводом, а тут он резко понадобился, поэтому встречайте представление по сценарию.

4. Речь Путина

Историческая часть хоть и затянутая, но спорить с ней невозможно – там всё по фактам. Про коммунистов тоже отлично. Вот только Путин – худший человек для озвучивания таких правильных мыслей, в том числе про декоммунизацию.

Абсурдно слушать про вред коммунизма от человека, который остановил декоммунизацию своей страны, на главной площади которой всё ещё лежит тело Ленина, а первая утечка про возможное важное решение по Донбассу пришла от лидера коммунистической партии. У вас ус отклеился, а за ним лицо чекиста.

Владимир Путин во время обращения. Фото: kremlin.ru

То же самое можно сказать про все обвинения Украины в коррупции, экономической неустроенности и незащищённости её граждан. Мы слышим это от лидера авторитарного государства, в котором политические права ущемлены дальше некуда: прямо в эти дни «судят» Навального, а регионы, кроме нескольких крупнейших городов, просто пугают своей нищетой и депрессивностью. У нас стратегия развития выглядит примерно как «дожить до следующих выборов и удержаться, а там видно будет». 

Так себе моральное превосходство над недалёким соседом. Но симптом очень хороший: если даже плоть от плоти советский человек начинает дискурс про вину коммунистов и их чужеродность для России – значит настоящая декоммунизация где-то за углом.

5. Экономика упадёт ещё сильнее

Похоже, что санкции будут не такими жёсткими, как казалось в начале, но экономика всё равно пострадает. Мы станем ещё беднее, социально нестабильнее, а утечка мозгов из страны ускорится (тут всё ещё есть куда падать).

6. Мы спасаем не союзников (уже привычно)

Это не сюрприз, но отметить стоит. Ни Белоруссия, ни Казахстан, режимы которых мы недавно спасали своим вмешательством, не признали ДНР и ЛНР и не планируют это делать. В поддержку этого решения высказались Абхазия, Южная Осетия, Сирия и  – внимание! – хуситы. Вот с такими союзниками нам жить.

7. Последняя и самая неприятная мысль. Какой «Русский мир» мы защищаем?

Самое общее обоснование наших действий на Украине – это защита «Русского мира», который был разделён в XX веке и пострадал в силу целого ряда причин. Я думаю, что любой политический концепт, в том числе «Русский мир», должен преследовать одну-единственную главную цель – чтобы людям, причастным к этому проекту, было лучше жить. Если политический проект – какой угодно – не помогает людям, для которых он делается, жить лучше, то он плох. И никакие теории и исторические концепции его не оправдывают. «Русский мир» нужен для того, чтобы люди, считающие себя русскими, жили лучше.

Беженцы из ДНР на железнодорожном вокзале. Фото: Олег Харсеев/Коммерсантъ

Что мы несём сегодня, защищая и продвигая «Русский мир»? Мы предлагаем присоединиться к нестабильности, политическому бесправию и в большинстве случаев – к нищете. Ну и к Рамзану Кадырову, которого из всех российских чиновников пытается поставить на место только глава муниципального округа, да и тот оппозиционный, – Илья Яшин. 

С таким наполнением концепт «Русского мира» не может обрести успех. Если бы не давление на русский язык, то продать это было бы сложно даже на Донбассе. 

Или мы изменим положение дел внутри России, или такой мир нет смысла расширять ценой чьих-то жизней. Люди воюют и умирают, чтобы дать лучшее будущее себе и своим детям, а не переехать из одной разрухи в другую почти такую же.

«Русский мир», конечно, нужен, но другой. И работать над ним нужно внутри России и ещё очень долго. Пока мы несём мало хорошего, поэтому и остаётся говорить полчаса про историю и ошибки прошлого.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ