Закон о фейках: как он работает и что скрывает

В связи со сложной обстановкой изменения носят жёсткий характер. И – самое главное – трактовать их можно по-разному 

Сотрудники правоохранительных органов в оцеплении во время несогласованной акции в Новосибирске. Фото: Влад Некрасов / Коммерсантъ

С 4 марта вступили в силу следующие изменения в Уголовный и Административный кодексы РФ. «Стол» подготовил инструкцию, чтобы каждый мог разобраться с новой реальностью. 

Состав и ответственность

За публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооружённых сил РФ, штраф до 500 тысяч рублей. 

За аналогичные действия, если они будут сопровождаться призывами к проведению несанкционированных публичных акций, – штраф до 1 миллиона рублей. 

За призывы к введению мер ограничительного характера (санкций) – штраф до 500 тысяч рублей. 

За публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации об использовании Вооружённых сил РФ – до 10 лет лишения свободы. 

За те же деяния, которые повлекли тяжкие последствия, – до 15 лет. 

За публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных сил РФ, – до 5 лет лишения свободы. 

За призывы к введению санкций против РФ – лишение свободы на срок до 3 лет со штрафом до 200 тысяч рублей.

Как быть и что делать? 

Поскольку чётких формулировок, которые можно трактовать однозначно, нет, следует соблюдать элементарные правила «техники безопасности»: 

  • Первым делом как минимум исключить из текста определённые слова и выражения: агрессия, убийство, массовое убийство мирных жителей, вторжение, война, отрицание миротворческой миссии ВС РФ, прямое осуждение действий ВС РФ и руководства РФ, желание поражения ВС РФ и тому подобное.  
  • Понимать, что сегодня миролюбивые и пацифистские высказывания («нет войне», «остановите войну», «братоубийственные действия» и тому подобное) могут толковаться как дискредитация ВС РФ. 
  • Не размещать на своих страницах в соцсетях ссылки на антивоенные акции, включая коллективные письма. 
  • Не сопровождать пересылку видео или фото высказываниями, которые могут свидетельствовать о разжигании ненависти или вражды.

Какие статьи затронули изменения? 

С 4 марта вступили в силу следующие изменения в Уголовный и Административный кодексы РФ:

  • Статья 207.3. УК РФ Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооружённых сил Российской Федерации.
  • Статья 280.3. УК РФ Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооружённых сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности.
  • Статья 284.2. УК РФ Призывы к введению мер ограничительного характера в отношении Российской Федерации, граждан Российской Федерации или российских юридических лиц.
  • Статья 20.3.3. КоАП РФ Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооружённых сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности.
  • Статья 20.3.4. КоАП РФ Призывы к введению мер ограничительного характера в отношении Российской Федерации, граждан Российской Федерации или российских юридических лиц.

    Фото: Jon Tyson /  Unplash

     

Что такое «распространение заведомо ложной информации»?

Статья 207.3 УК содержит два основных квалифицирующих признака: под видом достоверной распространяется заведомо ложная информация, и делается это публично. Если человек в соцсетях или мессенджерах напишет что-то о жертвах, количестве убитых или пленных, о бомбёжке жилых кварталов, а российское Минобороны и государственные СМИ этого не подтвердят, то его сообщение могут расценить как заведомо ложную информацию. Таким образом, получается, что заведомо ложная информация та, что изначально не соответствует действительности, о чём распространитель знал заранее и пытался скрыть от окружающих. К ней могут относиться не только собственноручно написанные публикации, но и репосты.

Публичное распространение адресовано конкретной группе или неограниченному кругу лиц в любой доступной для них форме (от устного рассказа до публикации в соцсетях).

Кто будет доказывать правоту?

Бремя доказывания правдивости сведений в таких случаях возлагается на того, кто их распространяет. Суд не будет доказывать этот момент знание автора о недостоверности распространяемой информации предполагается (презумпция знания). Адвокат для наглядности приводит пример: кто-то выложил видеоролик, снятый знакомым или родственником, проживающим в зоне боевых действий: «У такого человека нет оснований сомневаться в правдивости этой информации, но российскому судье такой довод вряд ли покажется убедительным, поскольку достоверность информации и её источника понятие крайне оценочное». Общественную опасность подобных высказываний станут оценивать, исходя из размера аудитории, которая её увидела.

В чём главная опасность? 

Положения, написанные в таких формулировках, приведут к решительному произволу при их применении: ложный характер распространяемых сведений станут устанавливать, опираясь на соответствующие перечни от Роскомнадзора или заключения Министерства обороны, прямой умысел установят из совокупности доказанных по делу обстоятельств. При этом использование российских военных для защиты интересов РФ будут считать неопровержимой презумпцией. А ещё не очень понятно, за что именно вводится особо строгая уголовная ответственность (лишение свободы на срок от 10 до 15 лет) при наступлении тяжких последствий: «Специально не оговаривается, какие последствия считать тяжкими для целей применения этой нормы».

Что такое «дискредитация»? 

Дискредитация (ст. 280.3 УК РФ, ст.20.3.3. КоАП РФ) – термин,

который уже хорошо знаком российскому законодательству. Используется, например, в контексте «дискредитация роли и места ветеранов в достижении Победы над фашизмом». 

Когда заходит речь о дискредитации, подразумевается распространение ложных, недостоверных сведений, которые могут нанести ущерб субъекту, в отношении которого такая дискредитация распространена. В данном случае ущербом будет деморализация состава армии и в целом общества. 

При этом прямой расшифровки данного термина нет. Дискредитацией может быть не только прямое высказывание, но и косвенное, то есть через цитату другого автора. Например, некий человек цитирует антивоенные высказывания писателей прошлого столетия. Но, учитывая контекст, эти цитаты могут вменить ему как собственные высказывания, прикрытые другими авторами, описывавшими другие события. 

Фото: Tingey Injury Law Firm / Unsplash

Что ещё может скрываться под дискредитацией

У юристов есть опасения, что под этим термином будет подразумеваться не только «информация» (событие, факт которого можно проверить – подтвердить или опровергнуть), но и субъективное мнение («Нет войне!», «Что мы там делаем?» и так далее). Соответственно, дискредитацией может признаваться не только ложная информация, но и искажение информации при передаче, поэтому стоит снова возвращаться к фактчекингу и быть особенно внимательным в тех случаях, когда речь идёт о формулировании позиций в отношении российских войск.

Существуют ли границы дозволенного? 

Да, они есть и указаны в формулировке статьи 280.3. «Границы»: это то, как можно оценивать действия ВС РФ, защита интересов РФ и её граждан, поддержание мира и безопасности. За первый призыв к прекращению военных действий и публичное выражение своего несогласия с действиями российской армии можно отделаться лёгким испугом «административкой». А вот второе правонарушение в течение года влечёт уже уголовную ответственность по ст. 280.3 УК. В зоне риска окажутся даже те, кто подписывал петиции с тезисом «Нет войне» и публично критиковал действия властей.

Есть ли другие опасности? 

Помимо опасности прямого нарушения закона есть проблема в той интонации несогласия, нелояльности, которая сегодня расценивается как подтверждение уже не просто мирной критичности, а враждебности и даже предательства. Сейчас уже недостаточно даже нейтральности, требуется недвусмысленное одобрение. За мягкое, не выраженное явно и прямо несогласие нет наказания, но такой «социально-вредный» паблик может привлечь внимание, его «возьмут на карандаш». Что может последовать за таким повышенным вниманием? Может, и ничего, а может, будут искать повод и вчитываться в посты повнимательнее. Проблема всех этих событий в том, что на данный конкретный момент ни один юрист не скажет, что опасно, а что нет, где проходит «двойная сплошная». Дело в том, что в анализе ситуации уже невозможно опираться на буквальный смысл нормы. Легко ошибиться, поскольку у неё уже нет границ, они определяются не правом, а идеологией и желанием конкретного правоприменителя. Толкование беспредельно широкое, широкое настолько, что, даже включив безумную фантазию, можно не угадать. И поэтому надо честно признаться, что сейчас такое время, когда определённых тем касаться опасно и лучше их напрямую избегать (война, Украина, поражение, санкции и тому подобное), а также не использовать слова, по которым сотрудники органов ищут неблагонадёжные посты.

Как быть тем, кто уже выразил свою позицию?

Ответ прост: нужно убрать или почистить ранее написанные статьи, посты, новости, так как новые санкции будут распространяться и на них (написано до 4 марта, но продолжает быть доступным после 4 марта).

Несанкционированная акция протеста против специальной военной операции Вооруженных Сил России на Украине в районе Манежной площади. Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

Что с журналистами? 

Непростой судьбе неравнодушных журналистов была посвящена статья в «Новой газете». Вот что там говорится: «Не столько даже судебная, сколько следственная практика будет трактовать и отягчающие признаки: может оказаться, что получение журналистом зарплаты в редакции образует для него корыстный мотив, а должность в СМИ станет “использованием служебного положения”. Самое сложное, если следовать праву, будет доказать причинно-следственную связь между публикацией “заведомого” фейка и последствиями, тем более если они “тяжкие”. Представить себе такую связь как прямую очень сложно, поэтому никто этим заморачиваться и не будет: будут хватать, отправлять под стражу, а потом уж подгонять “последствия” по принципу: “после этого значит, вследствие этого”».

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ